Они сотворили «Чудо на Висле»

Они сотворили «Чудо на Висле»

Нельзя не отдать должного создателю новой Польши Юзефу Пилсудскому – он умел подбирать подчинённых. Трое из них вместе с «бригадиром» и «начальником государства» стали авторами одной из блестящих, но весьма неожиданной для них самих победы в завершающей операции Советско-польской войны 1920 года («Чудо на Висле»).


Они сотворили «Чудо на Висле»

Эдвард Рыдз-Смиглы


Уроженец Галичины, сын сержанта австро-венгерской армии из захолустных Брежан, сирота с 8 лет, прожил не самую длинную, но удивительную жизнь. Ему было всего 22 года, когда он примкнул к боевой организации социалистов Пилсудского. А в 50 Эдвард Рыдз-Смиглы стал маршалом и польским главнокомандующим.

Они сотворили «Чудо на Висле»

Даже внешне самый молодой из друзей Пилсудского к зрелым годам изменился почти до неузнаваемости. Вместо отважного стрелка с изящными усиками на нас с более поздних фото смотрит брутальный воин – полководец, за плечами которого только победы и слава.

Они сотворили «Чудо на Висле»

Кличку Смиглы, что значит юркий, ловкий, и в то же время – рыжик, он, как видно, получил не просто так ещё в юности и сделал её своей второй фамилией. Обстоятельства же его кончины после разжалования в капралы и смертного приговора от президента Сикорского до сих пор окутаны тайной.

Многие готовы чуть ли не молиться на этого официально признанного преемника Пилсудского, но большинство безжалостно критикует Рыдза за 1939 год. Однако в 1920 году он показал себя истинным героем.

Это в состав Среднего фронта Рыдза-Смиглого входили три дивизии, ударившие с берегов Вепша во фланг и тыл Тухачевского. Это фронт Рыдза почти окружил Первую конную и предотвратил падение Львова, которое вполне могло стать переломным во всей войне. Поэтому назначение Рыдза на высокий пост в новой польской армии было вполне обоснованным.

Он служил ещё в армии Габсбургов, участвовал в мировой войне в составе легионов. Прошёл все сражения и все командные посты. К тому времени, когда его родине вернули независимость, Рыдз был генералом бригады и комендантом Польской военной организации – предтечи армии. Пилсудский, взяв в свои руки руководство новой Речью Посполитой, сразу отдал пост военного министра Рыдзу.

О жёстком и нетерпимом характере Рыдза свидетельствует хотя бы такой эпизод. Когда Первая конная армия весной 1920 года пошла в рейд по польским тылам, 3-я армия оставила Киев, и её командующий Эдвард Рыдз-Смиглы лично отдал приказ взорвать напоследок уникальное инженерное сооружение – Николаевский цепной мост.

В сражении на Висле Рыдз-Смиглы в полной мере использовал тот факт, что Тухачевский, несмотря на предупреждения председателя РВСР Л. Д. Троцкого и главкома С. С. Каменева, чудовищно растянул свой фронт. К тому же Юго-Западный фронт так и не выполнил приказа Каменева о переброске Первой Конной от Львова под Варшаву.

Темпам наступления Среднего фронта Рыдза-Смиглого могли бы позавидовать самые мобильные армии. Он не дал уйти от разгрома большинству советских дивизий, хотя Красная Россия всё же не была разгромлена. После заключения мира генерал Рыдз занимал ряд высоких постов, а когда под руководством Пилсудского удался переворот 1926 года, стал главным инспектором армии.

С кончиной Пилсудского Рыдз пошёл по его стопам. Не занимая поста президента, оставшись только инспектором, он превратился в фактического диктатора новой Речи Посполитой, что стало причиной ссоры с большинством старых «стрелков» и «легионеров», и прежде всего с генералом Сикорским.

Рыдз-Смиглы никогда не скрывал готовности к сотрудничеству с Германией против Советов, поэтому сентябрь 1939 года стал для него страшным ударом. Это из его уст прозвучало признание, что

«с Германией мы потеряем только свободу, Россия отнимет нашу душу.»

Маршал лично наложил вето на пропуск советских войск через польскую территорию на помощь Чехословакии ещё в 1938 году, когда никакого пакта Риббентропа-Молотова не было и в помине. Зато уже действовал польско-германский пакт о ненападении.

Разгром польской армии, которую из-за страсти к кавалерийским атакам против танковых колонн многие назвали опереточной, вынудил Рыдза к неожиданным решениям. Он отдал приказ отходить к границам с Румынией и Польшей, не вступая в бой с советскими войсками, которые 17 сентября вступили на территории Западной Украины и Белоруссии.

Всего через день после вторжения «красных» Рыдз-Смиглы поспешил убраться в Румынию, откуда вскоре бежал в Венгрию. В октябре 1941 года он ухитрился вернуться в оккупированную Варшаву, где попытался бороться с немцами.

Впрочем, эта борьба порой приобретала весьма оригинальные формы. Есть даже свидетельства, что он предлагал армии Андерса, которая формировалась на советской территории, ударить в тыл Красной Армии (Измена маршала Польши).

В Войске Польском беглому маршалу выписали смертный приговор, считается, что то же самое сделал и генерал Сикорский, ставший во главе правительства в изгнании, не очень-то ладившим с армией Андерса. Как бы то ни было, официально принято считать, что Рыдз-Смиглы умер 2 декабря 1941 года от инфаркта.

Юзеф Халлер


Юзеф Халлер (чаще его не совсем верно называют Галлер), родившийся под Краковом в 1873 году, закончил Венскую военно-техническую академию и полтора десятка лет прослужил в 11-м артиллерийском полку габсбургской армии.

Уйдя в отставку в скромном звании капитана, и это в 37 лет, Халлер увлёкся либеральными идеями и стал верным сторонником Пилсудского, а с началом мировой войны записался в один из его легионов. Однако он не простил Пилсудскому переворота 1926 года, который покончил с остатками демократии на его родине.

В августе 1920 года ему, командующему Северным фронтом Польской армии, пришлось принять на себя главный удар армий Тухачевского, которые накатывались на Варшаву. Он же был и одним из создателей регулярной армии новой Польши, причём отнюдь не на базе легионов Пилсудского.

До войны Халлер успел окунуться в общественную деятельность, растил скаутов и «соколят», даже участвовал в движении за кооперацию. С началом Первой мировой у него не было особого выбора – в польском легионе австрийской армии он быстро стал полковником, сражался в Карпатах.

Под его началом были батальон, полк, вторая бригада легионеров, а затем и II Польский корпус, но только уже в независимой Польше его произвели в генералы.

Они сотворили «Чудо на Висле»

Брестский мир и фактическая независимость Польши побудили Юзефа Халлера к действиям. Он покинул Украину, без осложнений добрался до Москвы, а оттуда до Мурманска и отправился во Францию. Там уже полным ходом формировалась так называемая «Голубая» (по цвету мундиров) армия, во главе которой стоял французский генерал Аршинар.

В неё уже были зачислены до 35 тысяч польских военнопленных и более 20 тысяч американских поляков, были даже выходцы из русского экспедиционного корпуса и… из Бразилии. У историков сложилось мнение, что Галлер был её первым командующим, хотя это не совсем так, но его заслуги в том, что она стала основой польских вооружённых сил, наряду с легионерами и стрелками, нельзя не признать.

Уже в феврале 1918 года с лёгкой руки Игнация Падеревского, знаменитого пианиста и композитора, а по совместительству – дипломата, Голубая армия оказалась под контролем Польского национального комитета – подобия правительства в изгнании. В конце концов, армия, достигшая шести дивизий, пополнила ряды вооружённых сил Польши Пилсудского.

Армию Халлера переправили в Польшу к концу лета 1919 года, не скрывая цели – противостоять продвижению Советов на Запад. Однако генералу пришлось ещё и отстаивать Львов под напором украинских сечевиков из Галицкой армии, которая позже всё-таки сольётся с РККА. К тому времени в армии Халлера было уже не меньше 70 тысяч бойцов, сам же генерал стал командующим Юго-Западного фронта, который прикрывал границу с Германией.

Но в мае генерал оперативно вернулся на восток, где чуть позже возглавил Северный фронт. До этого Халлер успел покомандовать ещё и в Померании, которую поляки едва не отняли у немцев уже тогда. Он, кстати, руководил эффектной церемонией «обручения Польши с морем» в городке Пуцк, по-немецки – Путциг (Венчание с морем: как Польша мечтала стать империей).

Решающее сражение под Варшавой, в котором войска Халлера перешли в контрнаступление, когда в это уже никто не верил, принесло ему совсем не ту славу, на которую генерал был вправе рассчитывать. Дифирамбы достались исключительно Пилсудскому, ну если только ещё французу Вейгану, но на отсутствие наград Халлер не мог пожаловаться.

Однако ордена не отменили главного – генерал дивизии Юзеф Халлер, опытный артиллерист, был назначен всего лишь инспектором артиллерии. Он сразу подался в депутаты сейма, откуда и осудил майский путч Пилсудского, за что незамедлительно был уволен из армии.

Халлер тут же ударился в политику, объединив свой Союз халлерчиков с другими рабочими организациями в Партию Труда. После того, как в январе 1934 года, между прочим, на пять лет раньше СССР, Польша подписала договор о ненападении с Германией («пакт Гитлера-Пилсудского»), Юзеф Халлер прямо писал:

«Теперь уже не подлежит никакому сомнению, что между Германией и Польшей имеется секретный военный договор, направленный против СССР.»

В 1940 году Сикорский, тоже когда-то не ладивший с диктатором, возглавил правительство в изгнании и пригласил Халлера на пост министра образования. На родину отставной генерал не вернулся, в Англии он дожил до 86 лет, так и не дописав многотомные мемуары.

Максим Вейган


Этого французского генерала родом из Бельгии принято считать автором блистательного плана разгрома армий Тухачевского. Есть даже версия, что именно Вейган настоял на том, чтобы главный удар с рубежа реки Вепш был подкреплён фланговой атакой меньшего масштаба – на реке Вкра.

Утверждают, что Пилсудский и командующие фронтами считали, что слишком глубокий обход позволит красным уйти из-под удара. Такую версию в каком-то смысле подкрепляют исследования ряда советских специалистов, к примеру, Меликова и Какурина, которые скрупулёзно анализируют возможности отхода 4-й армии Шуваева и конницы Гая по иным направлениям, чем вдоль прусской и литовской границы.

Они сотворили «Чудо на Висле»

Успешной военной карьере Вейгана способствовали слухи о том, что он незаконно рождённый сын то ли бельгийского короля, то ли одного из Габсбургов. Воспитывался в еврейской семье, но во время известного дела Дрейфуса занял жёсткую антидрейфусарскую позицию.

Он окончил знаменитый Сен-Сир, а мировую войну встретил 47-летним полковником в штабе генерала Фоша. В 1916 году за Верден получил бригадного генерала и с 1917 года стал членом Высшего военного совета. В звании генерал-майора именно Вейган зачитывал немцам условия перемирия в знаменитом вагончике в Компьенском лесу.

В 1920 году Вейган не был в прямом подчинении у Пилсудского, он был главой французской военной миссии в Польше и формировал новую польскую армию. Получилось совсем неплохо, по численности она в начале войны, а потом на её завершающей стадии заметно превосходила силы красных Западного и Юго-Западного фронтов.

Они сотворили «Чудо на Висле»

Фактически Вейган исполнял роль начальника личного штаба польского главнокомандующего, не обременённого при этом кабинетной работой. По свидетельству очевидцев, он не раз предлагал повторить на Висле Марну 1914 года, хотя удар во фланг Тухачевскому буквально напрашивался.

После Польши Вейган отправился в Сирию – как верховный комиссар Французской республики в Сирии и главнокомандующий в Леванте. Но уже через год он получил тихую должность директора Центра военных исследований с награждением Большим крестом Почётного легиона.

Однако Вейгана ещё ждал пост начальника французского Генштаба и члена Высшего военного совета, откуда его за пронацистские настроения отослали в генерал-инспекторы. Генерал продолжал сближаться с маршалом Петэном и стал одним из организаторов небезызвестного движения кагуляров, готовых к сотрудничеству с Гитлером.

Ещё в 1931 году генерал Вейган занял место члена Французской академии после прославленного маршала Жоффра. Вторую мировую войну он встретил на высоком посту главнокомандующего на Восточно-Средиземноморском театре военных действий.

Когда германские войска вторглись во Францию, он сменил генерала Гамелена на «своём» посту начальника штаба и одновременно – главнокомандующего. Организовать прочную оборону на линии своего имени ему так и не удалось – немецкие танки прорвались не только к Дюнкерку, но и в глубь Франции.

Генерал Вейган сразу поддержал маршала Петэна в его стремлении капитулировать перед Германией, за что, по всей видимости, и получил звание дивизионного генерала и портфель министра национальной обороны в правительстве Виши. Став в 1941 году генерал-губернатором и главнокомандующим в Алжире, Вейган попытался хоть как-то противостоять нацистам, но был арестован и даже попал в концлагерь Дахау.

Союзники освободили генерала, но 10 мая 1945 года Вейгана арестовали уже французы, обвинив в сотрудничестве с немцами. На свободу отставной генерал вышел только по состоянию здоровья, хотя потом Верховный суд и снял с него все обвинения.

Максим Вейган умер глубоким стариком, написав к тому времени резкие комментарии к мемуарам Де Голля и трёхтомную «Историю французской армии». Он не дождался маршальского жезла и по указанию президента республики – генерала Де Голля, даже не удостоился траурной церемонии в Доме инвалидов.

+3
Нет комментариев. Ваш будет первым!