Белорусский «майдан»: последний шанс упущен

18:42
/
39
/

25 марта в Минске произошло нечто, окончательно выбивающее почву из-под ног белорусских «оппозиционеров», уже больше полугода не дающих спокойно жить целой стране из-за собственного желания захватить в ней власть. Вернее сказать – не произошло… Этот день по клятвенным обещаниям «революционеров» должен был стать «точкой отсчета нового этапа борьбы против режима Лукашенко». А не стал.

Почему так произошло? Какова теперь расстановка противоборствующих сил? Каких шагов от власти и ее оппонентов стоит ожидать в ближайшем и более отдаленном будущем? Попробуем разобраться в этих вопросах.

«День воли» не стал «днем гнева»

Упомянутый мной выше день почитается всеми без исключения белорусскими «змагарами» — от либералов до националистов, «святой» датой. Еще бы! Ведь это, по их мнению, «день рождения белорусской государственности». Впрочем, если кто-то, незнакомый с истинными реалиями этой самой «государственности» по наивности начнет вдруг задавать относительно нее самые невинные вопросы – к примеру, насчет реальных сроков существования провозглашенной 25 марта 1918 года в Минске «державы» или, скажем, по поводу пределов ее территории, то рискует крепко нарваться. Поскольку в реальности Белорусская Народная Республика как суверенное и независимое государство не существовала никогда! Те, кто рассказывают о том, что «ей было отведено меньше года», врут безбожно. «Декларация независимости» провозглашалась в Минске в то время, когда он был занят немецкими войсками. Как вы понимаете, никакой «независимой Белоруссии» тевтоны в упор не видели и видеть не хотели. Потом в декабре 1918 года пришли красные… За ними, в 1919 – на краткое время поляки. В конце концов, большевики в 1920 году эту клоунаду прекратили и учредили нормальную Советскую Республику.

О том, что именно представляла собой тогдашняя «змагарская» публика и созданное ею «государство», лучше всего свидетельствует ответ французских дипломатов, данный этим деятелям на очередные требования «признать, помочь и поддержать». Представители Парижа безжалостно заявили: «Мы имели бы с вами дело, будь у вас хоть крошечный клочок земли, на котором вы были бы хозяевами...» Кстати, вот еще пара интереснейших деталей: «змагаров» образца 1918 года наиболее рьяно поддерживали… Литва и Польша! Последняя, впрочем, твердо намерена была включить Белоруссию в собственный состав. Позднее деятели БНР сами признали, что литовцы и поляки их просто «использовали» — как в собственных междоусобных дрязгах, так и для борьбы против русских. Сто лет прошло – ничегошеньки не изменилось...

На этом, пожалуй, закончим наш экскурс в историю. Надо сказать, что все годы, когда у руля страны стоял Александр Лукашенко, празднование «Дня воли», неизменно превращавшегося в «тусовку» различных «оппозиционеров» и критиков власти, официальным Минском не приветствовалось. Так было буквально до последнего времени, когда Александр Григорьевич в своих неуклюжих попытках «построить» Москву начал усиленно заигрывать со «змагарами», обожающими поразмахивать чем-нибудь бело-красно-белым (это, если кто не знает, как раз цвета мертворожденной БНР). В 2018 году, когда белорусско-российские отношения переживали далеко не лучшие времена, «День воли» отмечали с очень большим размахом и совершенно невозбранно. В нынешнем же году, согласно много раз оглашавшимся различными «революционными штабами» анонсам, 25, и, в особенности, первая следующая за этим днем суббота (белорусы – люди дисциплинированные и протестуют в свободное от работы время) – 27 марта должны были стать настоящими «днями народного гнева».

По сути дела – рестартом массовых протестов, сотрясавших страну, и, в первую очередь, ее столицу в конце лета – начале осени прошлого года, а затем сошедших на «нет». Граждан призывали массово устремиться на улицы и площади, дабы возродить «революцию». Однако «оппозиции» не удалось провести ни единого из запланированных ею мероприятий. Белорусские силовики слишком наглядно продемонстрировали собственную готовность пресекать любые беспорядки на корню и без малейших сантиментов – что 25, что 27 марта Минск был похож на город, переведенный на осадное положение. Да, собственно говоря, так оно и было на самом деле. Какая разница – угрожает стране внешний враг, или же внутренний, подстрекаемый извне? Главное, что в Белоруссии этот враг в день, намеченный в качестве реванша, потерпел сокрушительное поражение. «Беломайдан» упустил свой последний шанс на реинкарнацию. Впрочем… А был ли он, этот шанс?

От сумы да от тюрьмы...

Зарекаться от этих двух вещей тем, кто все еще не угомонился и рвется «протестовать» в Белоруссии, право же, не стоит. В дни намеченные «оппозицией» для протестов милицией было задержано около четырех сотен человек. Это называется – действовать на опережение… Впрочем, россказни попавших впросак «лидеров протестов» о том, что «если бы не милиция, на протест вышли бы десятки, а то и сотни тысяч человек» звучат точнехонько в стиле: «Вот мы бы им дали! Если б они нас догнали...» Если бы, да кабы… На самом-то деле «революционеры» не смогли привлечь под свои знамена, что 25-го, что 27 и нескольких сотен людей, в результате чего им пришлось быстренько «переобуваться» и объявлять оказавшиеся для них провальными даты не «точкой кипения народного гнева», а всего лишь «разведкой боем». Понятно – перед «будущими масштабными акциями». Скорее всего, никаких «акций» более не воспоследует. Белорусам попросту надоело.

И тут не обойтись без любимейшего моего определения, которое как нельзя лучше характеризует сущность участия в вялотекущем «свержении режима» для его рядовых участников – совмещение неприятного с бесполезным. «Батька» стоит нерушимо, как тот волжский утес из всем известной песни, а попытки заставить его уйти с президентского поста не приносят ничего хорошего никому, кроме крайне узкого круга господ и дам, которым хватило хитрости вовремя покинуть пределы страны и пристроиться на финансирование западных покровителей. Административное наказание за участие в несанкционированных массовых мероприятиях значительно ужесточено, а попытки обмануть применяющую Закон по всей строгости власть, как оказалось, обречены на провал. Не так давно начальник управления Следственного комитета Белоруссии по Минску Сергей Паско сделал по этому поводу весьма красноречивое заявление.

По его словам, правоохранительными органами выявлены «многочисленные случаи оплаты посторонними лицами, как физическими, так и юридическими, крупных сумм штрафов за тех, кто получил эти взыскания за участие в несанкционированных массовых мероприятиях». Так вот – на все эти средства наложен арест и «в зачет» нарушителям они не пошли. В настоящее время предпринимаются меры к тому, чтобы каждый из пойманных с поличным горе-«революционеров» рассчитался с государством сполна – и из собственного кармана. А штрафы в Белоруссии сейчас очень велики… Кстати говоря, даже у вроде бы надежно окопавшейся в теплом и сытном зарубежье шайки-лейки руководителей «беломайдана» поводов для беспокойства и волнений все больше и больше. Еще не так давно Светлане Тихановской, Марии Колесниковой, экс-дипломату Павлу Латушко, члену «стачкома» Минского тракторного завода Сергею Дылевскому и некоторым прочим «пламенным революционерам» инкриминировалось «всего лишь» создание экстремистской организации и составление заговора с целью захвата власти. Статьи 361 и 357 УК Белоруссии с очень неприятными санкциями в виде 7, а то и всех 12 лет лишения свободы.

Однако после того, как в Минске правоохранительными органами были предотвращены планировавшиеся на 26 марта нынешнего года террористические акты, за которыми, как предполагает следствие, стоит выпестованная Тихановской и ее соратниками организация изменивших присяге милиционеров-предателей ByPol, даже эти, достаточно суровые обвинения могут оказаться лишь прелюдией к другим – намного более тяжким. Как стало известно, против Светланы Тихановской и её подельников возбуждено новое уголовное дело – уже по статье об организации и подготовке терактов. Понятно, что на все требования об экстрадиции этой братии Польша и Литва хранят гордое молчание. Но это – пока… Рано или поздно бездарные «революционеры» станут совершенно бесполезными для своих хозяев. А тюрьма – она ждать умеет...

Какие же выводы следуют из всего сказанного выше? Лукашенко победил? Нет, прежде всего, победила Белоруссия, которая благодаря четким, профессиональным, и – да, жестким действиям власти избежала всех ужасов «цветной революции» и «постмайданного» бытия. Александр Григорьевич, судя по его же заявлениям о неизбежном в обозримом будущем «транзите власти» и возможных преемниках, называемых им уже совершенно открыто, прекрасно понимает, что «пост №1» пора передать в надежные руки. Вот только произойдет это тогда и так, как захочет он сам и его союзники в Москве, а не по вздорному хотению «майданного» сброда и их западных хозяев. Да и уходить Александр Григорьевич будет, что называется, со щитом, а не на щите. Буквально на этой неделе должна начать свою работу Конституционная комиссия – орган, работающий над обновленной версией Основного закона страны. Перемены в Белоруссии медленно, но верно происходят. Однако это именно перемены – постепенные, взвешенные и обдуманные, а не полный развал и крах, неизбежные после государственного переворота. Второй Украиной эта страна не станет – как бы того не хотелось вполне определенными силам за ее пределами.

Сторонники «беломайдана» строят сейчас уже совершенно нереальные планы. Они возлагают надежды на агитационную кампанию перед проведением референдума об изменениях в Конституцию – рассчитывая под ее прикрытием устроить новые «протесты». Мечтают о «возникновении в белорусском парламенте прозападных партий и фракций», которые «смогут повернуть Белоруссию на европейский путь». Продолжают рассчитывать на западные санкции, которые «подорвут экономическую базу режима». Минск прекрасно показал, что вполне способен, особенно с помощью и при поддержке России, прожить со всеми этими санкциями и ограничениями без особых проблем. Ах, да… На «Евровидение» белорусов не пустили! Вот уж потеря так потеря! Лучше всего об этом «песенном конкурсе», давно уже превратившемся в смесь политических игрищ с трибуной для извращенцев, сказал министр культуры Белоруссии Анатолий Маркевич: «они там общечеловеческие понятия подменяют чем-то другим». В конце концов, как когда-то сказал один из французских королей: «Париж стоит мессы»? Минск без «майдана» точно стоит отказа от «Евровидения».

Автор: Александр Неукропный

Homoatrox/wikimedia.org

+6
Нет комментариев. Ваш будет первым!