«Надувной» военный флот Украины

17:51
/
13
/

Поставки подобных плавсредств для ВМСУ у многих вызывают смех – объяснимый, впрочем, только невежеством. На данной фотографии «RHIB» используют боевые пловцы. Источник фото: Wikimedia Commons

Начать данный материал стоило бы, пожалуй, с того, что активное военно-морское строительство Украины – информация отнюдь не новая и не секретная. В отечественных СМИ она, впрочем, овеяна массой нелепых слухов, домыслов и откровенных насмешек, которые искажают реальное положение дел в угоду пропагандистской составляющей.

Сегодня я предлагаю разобраться в том, что в действительности происходит в ВМС сопредельного и, увы, ныне недружественного нам государства.

К сожалению, российские новостные агентства и разного рода аналитики часто акцентируют внимание на незначительных актах деятельности военных специалистов НАТО в Украине и оказываемой ВСУ и ВМСУ технической помощи западных стран. Так, например, из контекста вырываются новости о поставках моторных жёстко-корпусных надувных лодках «RHIB», но совершенно упускаются из виду элементы системы, которую активно выстраивают по ту сторону нашей границы.

Стратегия возможного

Любое военное строительство начинается с проработки теоретических аспектов последующей практической деятельности. К счастью или же к сожалению, Украине с этим чрезвычайно не повезло: после потери практически всего флота в ходе возвращения Крыма в состав России и последующего президентства Петра Порошенко ВМСУ пребывали в глубоком кризисе – как концептуальном, так и организационном.

В период с 2014 по 2018 год высшее военное руководство Украины абсолютно серьезно рассматривало возможность создания крупного военного флота в качестве симметричного ответа Черноморскому флоту РФ. Вероятнее всего, данную «инерцию» мышления можно связать с офицерскими и адмиральскими кадрами, которые в большинстве своем имели преимущественно советское военное образование. Общая неблагополучная обстановка в стране лишь усиливала бессмысленность всех попыток по формированию более-менее боеспособных ВМС, и без того отягощенных крайне скупым финансированием из оборонного бюджета.

Устаревающий авиапарк – настоящий бич украинских вооруженных сил. Wikimedia Commons

За прошедшие годы, впрочем, многое переменилось: военное строительство Украины все больше и больше переходит под руководство военных экспертов, чиновников и аналитиков из стран блока НАТО, что однозначно благоприятно сказывается на процессах, происходящих в стране.

Первым серьезным шагом по реформированию украинского флота стала разработка «Стратегии ВМС-2035», подготовленной в период с 2017 по 2018 год при участии 50 офицеров командования ВМСУ и профильных специалистов из четырех стран блока НАТО.

Данный документ, вне сомнения, был составлен людьми, которые прекрасно ориентируются в вопросах военного строительства: он учитывает текущие и будущие возможности ВМС Украины (включая кадровые и финансовые), силы гипотетического противника (в лице России), перспективы расширения корабельного состава, функционал с учетом привлечения союзных сил, анализ оперативной обстановки и множество иных факторов, которые, безусловно, позволяют сформировать перечень адекватных задач и концепций, определяющих положение военно-морских сил в вопросах обеспечения обороноспособности Украины.

Основные задачи данного нормативного акта расположены в приоритетном порядке, и их можно обозначить тремя пунктами:

1. Защита от агрессии на море и с морских направлений.

2. Защита национальных экономических интересов Украины.

3. Участие в международных операциях по обеспечению морской безопасности.

В свою очередь, выполнять данные задачи подразумевается в три этапа (по пять лет каждый):

1. Реализация задач первой стадии должна обеспечить безопасность речных дельт и портов, лишив противника возможности оперировать в прибрежной зоне (12–40 миль) и создать потенциал, необходимый для прорыва морской блокады.

2. Вторая стадия предполагает создание условий для операций в исключительной экономической зоне (до 200 морских миль). С этой целью планируется создание системы мониторинга надводной поверхности, подводного и воздушного пространств. На этом этапе военно-морские силы должны получить потенциал, необходимый для физического присутствия в БМЗ с сопутствующей возможностью наносить ракетные удары по флоту противника.

3. На третьей стадии предусматривается обеспечение действий украинского флота за пределами 200-мильной экономической зоны и на значительном удалении от своих баз.

В основе данного подхода лежит оценка приоритетности текущих угроз и финансовых возможностей военного бюджета – это критически важно для Украины, которая может выделять на нужды обороны лишь 3,5 миллиарда долларов ежегодно (в том числе 576–600 млн долларов на закупку техники). Так можно описать экономическую составляющую каждого из трех этапов развития:

1. 70–90 миллионов долларов (ежегодно) на первой стадии.

2. 100–250 миллионов долларов на втором периоде.

3. 150–400 миллионов долларов на третьем этапе.

Таким образом, теоретическая часть «Стратегии ВМС-2035» выглядит чрезвычайно реалистично: она подразумевает грамотное поэтапное развитие флота. И делает акцент не на одних лишь аспектах закупки оборудования и вооружения, но также учитывает важность подготовки соответствующих кадров, инфраструктуры и материально-технического снабжения, без двусмысленности определяя роль и место ВМСУ в области обеспечения национальной безопасности. Более того, она понятна и странам, выступающим в качестве союзников Киева – имея грамотную организацию и долговременный план действий, Украина не встречает препятствий в получении финансовых средств извне для развития вооруженных сил.

Регулярные учения ВМСУ со странами НАТО – отнюдь не повод для веселья. Источник фото: Ministry of Defense of Ukraine

От слов к действиям

Дальнейший разбор тематики современного украинского флота стоит начать с описания текущих работ, нацеленных на создание инфраструктуры базирования корабельного состава.

Данная тема, пожалуй, является крайне болезненной и для России, как следствие наследия несбалансированного финансирования ВМФ СССР. Советский Союз вкладывал огромные деньги в строительство кораблей, однако имел несоизмеримо слабую логистическую составляющую, обеспечивающую их дальнейшее функционирование. Украина после потери Крыма лишилась не только флота, но и всей инфраструктуры базирования. Именно поэтому ее возведение в данный момент является приоритетной задачей строительства ВМСУ.

Основными точками базирования украинского флота выбраны Бердянск (Азовское море) и Очаков (Черное море). Базы ВМС будут строиться по западным стандартам с привлечением специалистов из Великобритании и США.

Согласно проектам, они должны включать в себя инфраструктуру для ремонта и базирования кораблей, подготовки личного состава и жилищного фонда для семей военных моряков (включая школы, детские сады, магазины, досуговые центры и пр.). Последние пункты списка – отнюдь не праздность, а холодный расчет: без привлекательных условий службы и проживания ВМСУ не смогут стимулировать приток новобранцев.

Работы по возведению ВМБ уже стартовали. Отдельные их элементы уже построены при помощи союзных Украине стран – таких, например, как Соединенные Штаты: сооружены здание операционного центра для штаба дивизиона ВМСУ, локальный пункт контроля рейда и иные небольшие объекты инфраструктуры в Очакове.

Очаков, впрочем, примечателен не только этой деталью. Еще в 2011–2012 годах Америка начала там возведение объектов для тренировок боевых пловцов. С тех пор НАТО вкладывает немало средств в подготовку и оснащение одной из самых боеспособных частей вооруженных сил Украины – 73-го центра морских спецопераций.

Вообще, тенденция целенаправленной подготовки западными специалистами украинских сил специального назначения наметилась уже довольно давно. Но в последние годы она приобретает очертания работающей системы: ликвидация командиров ополчения, постоянно растущая шпионская сеть и операции на территории приграничных областей России свидетельствуют о тревожных признаках роста как активности, так и профессионализма ССО Украины.

Работа в данном направлении имеет крайне логичное обоснование: странам Запада нет смысла вкладывать силы и средства в подготовку неэффективных общевойсковых частей. Они делают закономерный упор на развитие групп специального назначения, обладающих как лучшим человеческим ресурсом, так и высоким уровнем боевого духа и мотивации. Вкупе с обучением специалистами блока НАТО, западным оружием и оснащением, данные подразделения могут обеспечить вполне реальную угрозу проведения диверсионных операций, как на суше, так и на море.

К слову сказать, именно для них США поставляют моторные жёстко-корпусные надувные лодки «RHIB», отлично зарекомендовавшие себя для действий в тылу противника…

Несмотря на мизерный бюджет, ВМСУ уделяют большое внимание регулярной боевой подготовке. Источник фото: Ministry of Defense of Ukraine

«Москитный» флот

Разрозненные новости о переоснащении ВМСУ в основном вызывают смех: глазам россиян предстает комичная картина, на которой бездарные дилетанты бессистемно скупают вооружения в различных точках земного шара, надеясь невесть кого испугать ими.

Правда ли это?

Увы, нет.

Текст «Стратегии ВМС-2035» вполне конкретно определяет последующий вектор развития военно-морских сил Украины: эксперты НАТО выбрали самый разумный и подходящий финансовому состоянию страны путь строительства так называемого «москитного» флота.

Так или иначе, но нынешнее положение дел не позволяет Украине «удариться» в мегаломанию. Подобная попытка предпринималась администрацией Петра Порошенко (который, впрочем, имел в этом свой финансовый интерес), но потерпела крах: советская кораблестроительная промышленность более не функционирует, а новая частная – не рассчитана на строительство хоть сколько-нибудь крупных военных кораблей.

Более того, как упоминалось выше, у Украины более нет никакой инфраструктуры для эксплуатации серьезных надводных боевых единиц. Как, впрочем, и нет средств для их покупки за рубежом.

Отдельно стоит упомянуть про здравые размышления офицеров ВМСУ, которые отдают себе отчет о текущей бесполезности любых военных судов большего класса, чем «ракетный катер». В прибрежной и ближней морской зонах они не имеют никакого боевого значения (с учетом фактора господства ЧФ РФ), а для действий вдали от баз украинский флот не готов.

Какой из этого можно сделать вывод?

Нужен «москитный» флот.

Нынешнее военно-техническое сотрудничество с США, Великобританией и Турцией прописано в рамках «Стратегии ВМС-2035» – и это отнюдь не лихорадочный набор бессмысленных действий, а планомерный и прагматичный подход, вытекающий из трезвой оценки собственных сил.

Текущую концепцию закупок морских вооружений можно описать несколькими пунктами:

1. Создание дивизионов патрульных катеров. Корабельный состав представлен катерами типа «Айленд» (поставляются США в рамках военного сотрудничества).

2. Обеспечение действий сил специальных операций. Корабельный состав представлен катерами типа Mark VI (поставляются США в рамках военного сотрудничества).

3. Формирование ударных групп. Корабельный состав представлен ракетными катерами типа «Барзан» (строятся в Великобритании).

4. Создание экспедиционных формирований. Корабельный состав представлен корветами типа «Ада» (производство Турции). Данные суда будут закупаться лишь на последнем этапе реализации «Стратегии ВМС-2035», то есть ориентировочно не ранее 2030 года.

Как мы можем видеть, наши «соседи» отнюдь не склонны предаваться фантазиям о «великом флоте», как часто пытаются выставлять ангажированные СМИ. Отнюдь, это крайне сбалансированный подход по формированию ассиметричного военно-морского потенциала с опорой, как на свои сильные стороны, так и на слабости противника (например, очевиден факт подготовки украинских боевых пловцов для ведения минной войны, которая является «больным местом» современного российского флота).

Особняком, впрочем, стоят проблемы обновления и развития береговой авиации. Данная тема является критически важной для вооруженных сил Украины в целом: ресурс самолетов советского производства находится на грани своего полного исчерпания, а замены им пока не предвидится.

Авиапарк ВМСУ не так давно пополнился турецкими ударными БПЛА типа «Bayraktar TB2» с увеличенной дальностью полета. Данные машины, впрочем, были закуплены отнюдь не с целью проведения «воздушного блицкрига» – украинский флот собирается использовать их в качестве патрульных ЛА для освещения надводной обстановки. Подобный подход вполне коррелирует с прагматичной «Стратегией ВМС-2035»: беспилотники станут отличным дополнением к дивизионам прибрежных катеров, а также могут сыграть важную роль как в противодиверсионных, так и в диверсионных акциях сил морских спецопераций.

Украинские боевые пловцы – одна из самых серьезных угроз «ассиметричного ответа» ВМСУ. Источник фото: Ministry of Defense of Ukraine

Однако стоит отметить, что подобные меры оставляют открытым вопрос как истребительного прикрытия ВМСУ, так и обеспечения противолодочной и противоминной борьбы. Вероятно, в перспективе Украина получит многоцелевые морские вертолеты «Sikorsky SH-60 Seahawk», которые существенно расширят функционал ее береговой авиации, однако пока что это всего лишь предположения. Учитывая характер преимущественно прибрежных действий, «зенитный зонтик» для надводных сил, скорее всего, будет сформирован из частей ПВО ВВСУ.

Заключение

Так или иначе, но потеря практически всего флота, пожалуй, скорее, пошла ВМСУ даже на пользу: перед фактом полного исчезновения военно-морских сил Украина нашла в себе силы обновить командный и офицерский состав, грамотно использовать консультации зарубежных военных экспертов и выработать удивительно реалистичную стратегию развития военного строительства.

Пожалуй, заявления о серьезной угрозе для России в Черном и Азовском морях могут оказаться преждевременными, однако при текущей энергичности и прагматичном подходе ВМСУ эти слова могут стать реальностью. Все планируемые действия, прописанные в «Стратегии ВМС-2035» несут довольно конкретный посыл: в «новом раунде» украинский флот будет твердо нацелен на нанесение максимально возможных потерь ЧФ РФ.

В любом случае, стоит отметить, что некачественная пропаганда абсолютно расходится с реальностью – в перспективе ближайших 5–10 лет наших солдат и моряков будут ждать отнюдь не великие армады из надувных лодок, а быстроходные ракетные катера, минные заградители и отряды морских диверсантов с мотивированным и подготовленным личным составом.

Блок НАТО, в свою очередь, собирается остаться на Украине надолго. Одними из ключевых пунктов «Стратегии ВМС-2035» являются как расширение военно-технического сотрудничества со странами Запада и союзниками в регионе (в частности, упор делается на активное взаимодействие с ВМС Турции), так и усиление морских торговых и промышленных возможностей живо интересующей их бывшей республики СССР.

В этом у НАТО есть своя прямая выгода. Экономическая стабильность Украины позволит создавать и поддерживать постоянную военную угрозу для южных и западных границ России. А развитая портовая инфраструктура облегчит создание дополнительных грузопотоков из Азии в Европу (в подобных проектах чрезвычайно заинтересованы Турция и Британия).

Так или иначе, это ставит Россию перед лицом новых вызовов, на которые нам придется ответить.

Автор:

А. Воскресенский

Wikimedia Commons Ministry of Defense of Ukraine

+1
Нет комментариев. Ваш будет первым!