Возвращение Крыма в Россию изменило ход мировой истории

20:26
/
27
/

Мир начал своё великое разделение, и началось это с Крыма. Прежним этот мир уже никогда не будет. Как не будем прежними и мы — те, кто прошёл через это и помнит, как страна салютовала вернувшемуся Крыму со слезами на глазах. 18 марта — это наш второй День Победы.

После того, как семь лет назад полуостров Крым, по волюнтаристскому решению Никиты Хрущёва переданный из состава РСФСР в состав УССР, вернулся в Россию, побывав в составе другого государства, ход мировой истории бесповоротно изменился. Он уже никогда не будет прежним, таким, как это было после поражения СССР в Холодной войне.

Тогда Запад в упоении от своей победы купался в эйфории, уверовав, что сбылась его тысячелетняя мечта: Россия повержена и никогда более не воспрянет. Запад решил, что он может абсолютно свободно делить и перекраивать постсоветское пространство, покупать и продавать местные элиты, диктовать им условия поведения и верить, что все его приказания будут беспрекословно исполнены.

Три украинских Майдана были тремя этапами операции вторжения, когда Вашингтон менял власть в Киеве, продвигаясь к нынешней полной оккупации и передаче собственности из рук местных олигархов в руки американских ТНК.

Когда в России говорили, что приватизация по американским схемам проводится именно ради того, чтобы, в конце концов, вся крупная собственность оказалась в руках западных ТНК, в это не верили.

Теперь выяснилось, что это правда. Только вот Россия смогла этому противостоять и теперь является для Запада врагом. А на Украине продавшаяся верхушка вела страну прямо по написанному в США сценарию. То, что там сейчас происходит, сравнимо с немецко-фашистской оккупацией. С факельными шествиями, зигами, расстрелами, гауляйтерами, расправами и массовыми экзекуциями над местным населением, полицаями и прямыми приказами оккупационной администрации.

Только Крым совершил невозможное — он сбежал из плена всем полуостровом. Следом за ним рванулся Донбасс, но не добежал, застрял на нейтральной полосе. Там нет оккупантов, но нет и России. Донбасс — это Малая земля, Брестская крепость сегодня, сражающаяся под девизом «Погибаю, но не сдаюсь!».

Донбасс действительно готов погибнуть, но не сдаться. И эта готовность превращает его в несгибаемый плацдарм. Здесь разбилась волна чужеземного нашествия, захлестнувшая Украину. Но Крым семь лет назад прорвался. И после этого, как пел Высоцкий, наш «комбат» закрутил Землю обратно, оттолкнувшись ногой уже не от Урала, а от Крыма.

На «комбата» за это Запад повел неистовые атаки. Вместе со всей «ставкой» и «генштабом». И потому «за Волгой (за Керченским проливом) для нас земли нет». Крым, поддержанный Россией, упёрся — и очередной блицкриг захлебнулся.

Крым стал холодным душем для Запада, показав всю иллюзорность его победного триумфа. Стало ясно — всё вполне можно повернуть. И повернёт это Россия, где руководство смогло сформировать «ставку верховного главнокомандования», восстановить управление и прекратить хаос отступления и упадочнические настроения.

Крым сегодня — это Сталинград тогда. Здесь после долгого отступления и стабилизации «фронта» произошёл перелом в войне. Чужого нам не надо, но и своего никогда не отдадим.

Оккупированной Украине, ставшей колонией «нового рейха», Крым нужен для оправдания субсидий оккупационной администрации. Предательство стало самым выгодным бизнесом. Принести на блюде Крым в НАТО для расправы с Россией — это гарантия тем исполнителям, которые имеют доходные дома в Майами и пухлые банковские счета с многими нулями.

Но эту мечту полицая сорвал Крым. Больше того, он стал непотопляемым авианосцем России, способным контролировать Средиземное море вплоть до Ближнего Востока и Африки.

Когда Запад понял, что произошло, было поздно. Пошла истерика, замешанная на страхе оккупанта перед теми, кого он презирал, ненавидел и считал поверженным. Видимо, то же самое испытывали гауляйтеры Краснодона, Керчи и Одессы, когда утром видели партизанские листовки на столбах города. Все эти крики о санкциях и ревизионизме — это реакция на липкий холодный страх, говорящий, что скоро придётся уносить ноги.

Крым — это наш перелом в великой войне. Да, впереди ещё годы боёв, поражений и побед, утрат и обретений. Победа не даётся легко, за неё не стоят за ценой. Но мы помним — всё началось тогда, в 2014-м, в Крыму.

Мир начал своё великое разделение, и началось это с Крыма. Прежним этот мир уже никогда не будет. Как не будем прежними и мы — те, кто прошёл через это и помнит, как страна салютовала вернувшемуся Крыму со слезами на глазах. 18 марта — это наш второй День Победы.

Елена Панина — директор Института РУССТРАТ

+5
Нет комментариев. Ваш будет первым!