Вадим Воложинец – его называли «наш пограничный доктор»

Вадим Воложинец – его называли «наш пограничный доктор»

Родом из Сухарево



Наш новый герой – Вадим Фелицианович Воложинец родился в многодетной семье 25 января 1915 года. В этот зимний морозный день в шести километрах от Минска в белорусской деревне Сухарево в крестьянской семье появился на свет мальчишка-крепыш. Нарекли его Вадей, Вадиком, Вадимом.

В 1929 году его родители вступили в колхоз.

«Моя семья состояла из 12-ти человек, – вспоминал Вадим Фелицианович. – Кроме родителей было нас — пять братьев и пять сестер. До вступления в колхоз имели шесть гектаров земли. Ясно, что земля не могла нас всех прокормить, поэтому, как только кто-либо из детей становился совершеннолетним – отправлялся работать в город Минск».

С четвертого класса Вадим продолжал учебу в Минске. После окончания шестого класса поступил в ФЗУ (фабрично-заводское училище) хлебопекарной промышленности на отделение слесарей–механиков. Образование он завершил в 1932 году с хорошими результатами, за что был премирован пятнадцатидневной экскурсией Москва – Ленинград.

По окончании ФЗУ работал слесарем на Минском хлебозаводе. В 1934 году Вадим поступает на подготовительные курсы при Минском медицинском институте и на следующий год успешно сдаёт экзамены в вуз. Студентом Воложинец жил не только на стипендию, в летние каникулы подрабатывал и уже на эти деньги приобретал себе одежду и… книги. После четвертого курса одновременно с учёбой трудился на Минской станции скорой помощи.

На пятом курсе к ним в институт прибыл представитель из Управления погранвойск и отобрал 30 студентов, которые после окончания вуза изъявили желание служить на границе. Среди них оказался и Вадим Воложинец. Получив диплом, с 1 июля 1940 года он был зачислен в кадры погранвойск на должность младшего врача и направлен в 84-й погранотряд, который дислоцировался в городе Ошмяны Гродненской области.

В сентябре 1940 года Воложинца перевели на должность младшего врача 107-го погранотряда войск НКВД, который располагался в уездном городе Мариамполь Литовской ССР. В медпункте погранотряда, кроме среднего и младшего медперсонала, врачей было четверо: начальник медслужбы погранотряда военврач 3-го ранга Злодеев, его заместитель военврач 3-го ранга Сапожников, младшие врачи без звания Иваненко и сам Вадим Воложинец.

Тревожной весной 41-го


Уже весной 1941 года на границе стало неспокойно. Участились вооруженные нападения на пограничные посты, велись перестрелки, случались и раненые. Вадиму приходилось неоднократно совершать срочные выезды на границу. В случае ранения первую врачебную помощь оказывали на месте, затем раненых привозили в погранотряд, более тяжёлых определяли в стационар горбольницы и затем вместе оказывали квалифицированную медицинскую помощь.

Особенно запомнился ему случай срочного выезда на границу вместе с начальником погранотряда майором Петром Семеновичем Шелымагиным. Оперативный дежурный позвонил в медпункт и сказал, что Воложинцу необходимо взять все необходимое для оказания медицинской помощи и быть готовым к выезду на границу.

Вадим взял сумку со всеми необходимыми медикаментами и прибыл в штаб, где его ждал начальник погранотряда. Они сели в машину и, как только выехали за город, Петр Семенович скомандовал водителю: «Держи предельную скорость».

Дорога была не особенно хорошая, и Воложинец сказал начальнику: «Зачем нам так рисковать? Ведь можно ехать медленнее». На это Шелымагин ответил, что медленнее ехать они не могут, так как выполняют задание Москвы.

Когда приехали на погранзаставу, командир сказал, что надо будет оказывать медицинскую помощь немецкому солдату. Пошли в сарай, где находился раненый, и Вадим сразу приступил к оказанию помощи. Уже через тридцать минут легкораненый в грудь фриц, после оказания ему медицинской помощи, почувствовал себя лучше и попросил есть.

Вскоре пришёл начальник погранотряда. Он поинтересовался состоянием раненого и спросил, можно ли его эвакуировать. После связи с Москвой было получено разрешение переправить немецкого солдата в стационар погранотряда.

Наступил вечер, и стало темно. Сели в машину и поехали. Передвигались не вдоль границы, а направились сразу же напрямую к погранотряду. Едва проехали около десяти километров, как неожиданно автомобиль застрял в глубокой колее на проселочной дороге. Буксовали, буксовали, ну никак.

Лопаты в машине не оказалось, а поскольку сопровождающего не дали, Воложинец принял решение: направить водителя в ближайший населенный пункт на розыски лопаты. Сам остался в машине с раненым немцем. А тут ещё одна закавыка – у водителя нет оружия.

Посылать его в ночь без оружия было рискованно, и оставаться без него тоже опасно: могло случиться нападение. После кратковременных размышлений Вадим вышел из машины, отыскал на обочине булыжник, а водителю отдал свое личное оружие и направил его на розыски лопаты.

Ждать пришлось долго, вокруг тьма, ничего не видно. Вдруг услышал, что кто-то идёт. На вопрос: «Кто идёт?» – получил отзыв. Это был водитель. Он принёс лопату. Повозиться пришлось изрядно, прежде чем автомобиль снова оказался на ровном полотне дороги. По закону пограничной службы, взятая у местного населения хотя бы иголка, должна быть отдана владельцу.

Воложинец вынужден был вновь отправить водителя возвратить лопату, но на этот раз личное оружие оставил при себе. Пограничник вернулся быстро, и они двинулись в путь. Приехали в Мариамполь на рассвете. На КПП их уже ждал начальник штаба погранотряда майор Александр Сергеевич Григорьев.

Он поинтересовался: привезли ли раненого немца? Получив положительный ответ, офицер приказал передать раненого в медпункт, а самим отправляться отдыхать. Немецкого солдата пограничные медики лечили ещё долго. Он выздоровел, после чего его отвезли в пункт пропуска и передали представителям сопредельной стороны.

Не поддаваться панике


Перед Первомаем офицеров из штаба погранотряда, как правило, посылали для усиления охраны границы. В их числе уехал и Воложинец в одну из комендатур. Вместе с военфельдшером Смирновым верхом на лошадях объехали все заставы для проведения медицинского осмотра бойцов границы.

Возвращаясь с границы, Вадим в городе встретил знакомого офицера. Когда-то Воложинец его лечил. Тот предложил Вадиму прогуляться. Они разговорились, и офицер сказал, что минувшей ночью он беседовал с задержанным перебежчиком. Тот откровенно сказал, что фашисты усиленно готовятся к нападению на Советский Союз и это может произойти уже 20 июня 1941 года.

Вадим Воложинец – его называли «наш пограничный доктор»

Офицер попросил Вадима об услышанном от него никому не рассказывать. Это мрачное сообщение сильно подействовало на Воложинца. Он вернулся в расположение погранотряда и, докладывая начальнику о выполненном задании на участке границы, невольно обратил внимание на его плохое настроение, но ничего не сказал.

Через некоторое время эта тяжелая весть стала известна всем офицерам, и они начали отправлять свои семьи подальше вглубь страны. Командный состав собрали на совещание, и начальник погранотряда заявил, что ходят слухи о нападении немцев, но мы пограничники, как чекисты, не должны поддаваться панике. Необходимо повысить бдительность и не поддаваться на провокации. Совсем уже скоро оказалось, что это были отнюдь не слухи.

22-го июня, но не в четыре часа


Захватчики вероломно напали на нашу страну, но только не 20, а 22 июня и первыми в бой с ними вступили пограничники. Несмотря на сильный артиллерийский обстрел и авиационный налет на комендатуры и заставы, личный состав многих подразделений границы был своевременно выведен на заранее подготовленный рубеж. Бойцы оказывали сопротивление врагу, даже будучи в окружении.

Вадим Филицианович в ту трагическую ночь был на дежурстве в медпункте отряда. Ровно в 2:00 ночи прибежал дежурный санитар и передал, что звонил оперативный дежурный. Он сообщил, что объявлена боевая тревога в связи с тем, что фрицы начали боевые действия на границе. Воложинец слегка опешил от такой неожиданной новости, перезвонил дежурному и получил подтверждение от него. После этого Вадим разослал посыльных на квартиры для сбора офицеров медпункта.

К трём часам ночи все прибыли. Начался налёт фашистских бомбардировщиков. Раздались оглушительные взрывы, сразу появились раненые, военные медики поспешили оказывать им необходимую помощь.

Вначале бомбометание производили небольшие группы самолётов. Но к восьми часам утра воздух стал содрогаться от непрерывного гула вражеских авиамашин. В какой-то момент начальник медпункта приказывает оставаться в расположении, а сам решается перебежать в здание штаба.

Он только ещё успел сказать: «Если один из нас погибнет, другой должен жить, чтобы оказывать медицинскую помощь раненым». Но было уже поздно. Бомбы обрушились со страшным свистом, повсюду были сплошные разрывы.

Все немедленно перебрались в подвал медпункта. Как ни странно, это позволило уцелеть не только медперсоналу, но и раненым. Бомбардировка в какой-то момент закончилась, стало непривычно тихо, и все поспешили наверх. Они увидели страшную картину. Город Мариамполь лежал в развалинах, оставшиеся здания горели, и по некоторым улицам стало невозможно пройти.

Количество раненых значительно возросло. Размещали их по-прежнему в подвале. Оценивая обстановку, Воложинец обратился к своему начальнику и сказал, что оставлять раненых в таком состоянии опасно. В случае отхода они просто их не смогут эвакуировать.

Дан приказ: отступать!


Командование погранотряда выделило им автомашины для перенаправления раненых в Каунасский военный госпиталь. Когда погрузили всех бойцов с различными ранениями, Воложинец вспомнил, что в городе осталась жена военврача 3 ранга Сапожникова (он находился на курсах усовершенствования). Вадим разыскал её, посадил в кузов грузовика и отправил вместе с ранеными.

Позднее стало ясно, что такое решение было абсолютно правильным. Когда уже вечером пограничники организованно покидали Мариамполь, то оставшихся автомашин едва хватило для того, чтобы погрузить штабные документы, боеприпасы и необходимое имущество.

Вадим Воложинец – его называли «наш пограничный доктор»

Пограничники отходили пешим порядком на Каунас. Начальник медслужбы военврач 3-го ранга Злодеев уехал вместе со штабом. Воложинец шёл вместе остальными бойцами границы. Когда появлялись раненые, он оказывал им первую медицинскую помощь. Эвакуировать пограничников было не на чем. Но и просто оставлять их тоже не могли. Угрожая оружием, останавливали попутный транспорт и грузили раненых.

Ранним утром 23 июня колонна прибыла в Каунас. Оттуда они организованно двинулись далее на Вильнюс.

Едва пограничники покинули город, как вновь налетели вражеские истребители. Начался обстрел, бомбежка. Появились убитые и раненые. Воложинец посоветовался с начальником колонны и сказал ему, что так продвигаться дальше нельзя. Он предложил всем построиться в две цепи и идти не по дороге, а по обочине. И конечно, всем необходимо выполнять команду: «Ложись!». После таких нововведений далее передвигались уже почти без потерь.

Тогда они дошли до Полоцка, а потом – до Берлина


Так они добрались до леса. Внезапно появились фашистские самолеты. На малой высоте они гонялись почти за каждым бойцом. Так погиб от вражеского огня фельдшер Моисеев, который не успел перебежать большую поляну и залёг, прижатый плотным пулемётным огнем. Фриц развернул самолет в воздухе, сделал новый заход и вновь открыл огонь. В это время Моисеев поднялся, побежал и тут же упал. Так вражеские стервятники методично и планомерно истребляли пограничников.

Далее отступали с боями. И дошли до города Полоцка. После оказания помощи раненым Воложинцу приходилось лично эвакуировать их автотранспортом в Витебский военный госпиталь. Когда он возвращался, к его грузовику подошли несколько человек, одетых в штатскую одежду. Они спросили Вадима, где находятся пограничники.

Воложинец задал вопрос:

— Кто вы такие?

Ответ последовал незамедлительно:

— Мы тоже пограничники.

Позднее выяснилось, что при быстром передвижении фашистов воины границы заняли дот, который был отстроен у переднего рубежа. Затащили туда пулемёты, боеприпасы и вели по наступающим фрицам беспощадный огонь, нанося им большие потери. Не сумев захватить и уничтожить дот, враги вынуждены были обойти долговременную огневую точку, чтобы продвигаться вперёд. Так воины границы оказались во вражеском тылу.

Вадим Воложинец – его называли «наш пограничный доктор»

Дождавшись ночи, они взяли с собой личное оружие, переоделись в штатское в ближайшей деревне, и по немецким тылам выходили уже на свою территорию. Их доставили в штаб и передали командованию погранотряда.

Вадим Фелицианович Воложинец впоследствии воевал на Курской дуге, освобождал Варшаву и брал Берлин. Награждён многими боевыми орденами и медалями. Прошёл всю войну и дослужился до майора, а потом уже в мирное время закончил службу в звании полковника медицинской службы.

Он был отменным пограничным доктором и удостоился звания «Заслуженный врач Таджикской ССР».

Его многие помнят. Вечная ему память!

По материалам Архива Оргкомитета по увековечиванию подвига лейтенанта Александра Романовского

+2
Нет комментариев. Ваш будет первым!