«Мы нарисовали бы свастику на чем угодно!». Откуда в Калифорнии 60-х взялись серферы-нацисты

«Мы нарисовали бы свастику на чем угодно!». Откуда в Калифорнии 60-х взялись серферы-нацисты

В фильме Питера Джорджа «Нацисты-серфингисты должны умереть» (1986) разрушительное землетрясение приводит к анархии в Лос-Анджелесе: власть на побережье захватывают банды скейтеров, байкеров и серферов. Всеми шайками руководит самая беспощадная группировка — серферы-нацисты во главе с Адольфом, Евой и философом-нигилистом Менгеле. Несмотря на многообещающий своей дикостью синопсис, этот грайндхаус — обычный вялый трэш. Если бы не одна забавная деталь: злодеи основаны на реальных прототипах — наци-серферах из Малибу 50-60-х годов, которыми заправлял известный дебошир и социопат Мики Дора.

Первое, что замечаешь в фильме Джорджа — неприличную концентрацию свастик на квадратный сантиметр. Многие из них появились на месте съемок задолго до их начала. Например, пирс в фильме давно замарали калифорнийские серферы-хулиганы: их кривые и зачастую неправильные изображения только придают граффити идиотический шарм. Из одного этого можно сделать два вывода: нацизм и вправду был популярен среди неких групп серферов — а еще они просто понятия не имели, что все это значит.

Подготавливая почву для серферов-нацистов: немного бытового расизма

К началу XX века земля на побережье Лос-Анджелеса и Сан-Франциско стала ценным ресурсом для обеспеченных белых американцев. Чернокожее население с побережья начали оттеснять — сначала неофициально, а потом вполне формально. Журналист Дэниэл Дуэйн из New-York Times рассказывает, что в 50-е в некоторых районах Лос-Анджелеса недвижимость было попросту запрещено продавать или сдавать в съем представителям цветных рас. Об этом честно говорилось в документах на имущество.

«Мы нарисовали бы свастику на чем угодно!». Откуда в Калифорнии 60-х взялись серферы-нацисты

Расовая сегрегация отразилась и на досуге: черным не только не разрешалось плавать в одних бассейнах с белыми (а своих у них практически не было), но и не позволялось ходить на пляжи для белых (то есть на любые мало-мальски живописные участки океана). Как следствие, типичный молодой чернокожий условных 60-х годов вообще не умел плавать, не то что стоять на доске для серфинга. Были редкие исключения — например, Дьюк Каханомоку, чемпион мира по серфингу гавайского происхождения.

…Но как нацизм смешался с серфингом, да еще и в таком идиотском виде?

Всю первую половину XX века серфинг медленно завоевывал популярность у прибрежной молодежи. Он был довольно маргинальным и даже вызывающим явлением, бросая вызов «обычному» спорту в школах. К концу 50-х увлечение морем стало уже повальным. Расцвел серф-рок, а в 1959 году вышел фильм «Гиджет» — история девушки, которая бросает вызов обществу и становится серфершей. Пиком популярности стал фильм 1961 года «Голубые Гавайи» с молодым Элвисом Пресли, где серфинг показан как обязательный атрибут красивой жизни. Все это привело к тому, что на пляжи Калифорнии ринулись толпы туристов, которые до этого никогда не держали доску в руках.

«Мы нарисовали бы свастику на чем угодно!». Откуда в Калифорнии 60-х взялись серферы-нацисты
Элвис на афише фильма «Голубые Гавайи»

У «настоящих», олдовых серферов это вызвало отвращение, подчас доходившее до агрессии. Самые радикальные из них даже нападали на группы новичков, которые «украли у них море». Большинство ветеранов серфинга в итоге смирились, но часть радикализировалась — настолько, что некоторые начали таскать с собой ножи и кастеты и маниакально разрисовывать пляжи надписями «Kooks go home» («Чудилы, проваливайте домой»). А там и до нацизма оказалось рукой подать. Тем более, к свастикам калифорнийские серферы уже были привычны.

Свастика и серфинг: союз, которому 90 лет

«Мы нарисовали бы свастику на чем угодно!». Откуда в Калифорнии 60-х взялись серферы-нацисты

Свастика стала ассоциироваться с серфингом незадолго до того, как ее присвоили нацисты. Самая первая коммерчески производившаяся доска для серфинга буквально называлась Swastika Model. Ее реклама начала 30-х способна вызвать оторопь у нашего современника: «Наслаждайтесь яркими ощущениями от свастики!». Но тогда свастика все еще считалась символом удачи и счастья. Она часто встречалась в индейских и гавайских узорах (а серфинг стойко ассоциировался с Гавайями). В калифорнийских городах ей украшали уличные фонари и первые на американской земле буддийские храмы.

Поэтому первая волна серферов щеголяла досками со свастикой, и это никого не смущало. Но уже к 1938 году отношение к символу изменилось, и свастику с доски убрали, а саму ее переименовали в Waikiki Surf-Board. Но, как говорится, осадок остался. В сознании радикальных серферов этот знак начал ассоциироваться с чем-то исконно-калифорнийским, связанным с теми временами, когда море принадлежало только им.

«Мы нарисовали бы свастику на чем угодно!». Откуда в Калифорнии 60-х взялись серферы-нацисты

Местечковый шовинизм, направленный на всех, кто не из этого района, однажды дорос до экстремизма. Самые отбитые из серферов начали рисовать на спусках к морю свастики — чтобы отпугнуть добропорядочных граждан. Вряд ли кто-то из из них отдавал себе отчет в значении символа. Он просто стал знаком агрессивности к чужим (причем не только цветным, но и сухопутным белым, которые посягают на «их» море).

Мики Дора — прообраз серфера-наци Адольфа

«Мы нарисовали бы свастику на чем угодно!». Откуда в Калифорнии 60-х взялись серферы-нацисты

Фильм «Нацисты-серфингисты должны умереть» был не просто пародией на неких абстрактных рисователей свастик. Главный злодей, Адольф — явная отсылка к известному серферу по имени Мики Дора. В сообществе он был известен как Да Кэт (Da Cat) и обладал не только блестящими серферскими скиллами, но и невероятной харизмой. Он был на «ты» с морем, чувствовал волну, как никто другой — и люди тянулись к нему. Молодые пляжные бездельники Малибу говорили про него, что он самолично придумал серфинг. При этом Мики Дора был вздорным нарциссом и зарабатывал на жизнь сомнительными средствами: в итоге он сел за решетку из-за мошенничества с кредитными картами. Но мы забегаем вперед.

Да Кэт был самым что ни на есть серфером-нацистом. На рубеже 50-х и 60-х годов он собрал вокруг себя группу поклонников, которые носили реплики шлемов третьего Рейха и гоняли по побережью в машине, покрытой нацистским флагом. По старой памяти их доски были покрыты свастиками в духе того самого серфборда Swastika Model. Правда, в отличие от серферов-нацистов из фильма, группа Мики Дора в основном занималась тем, что принимала наркотики, ловила волну и «держала» свой пляж, агрессивно отгоняя от него всех серферов, которые были родом не из их района.

Уже упомянутый культовый фильм про серферов «Гиджет» не прошел мимо банды Да Кэта. Комедия основана на реальной истории девушки по имени Кэти Конер. Ее отец, Фредерик Конер, бежал из нацистской Германии в Калифорнию, где написал книгу, которая и была экранизирована. В отместку за это «оскорбление» серферы-нацисты разрисовали дорожку у дома Конеров свастиками и поставили у двери горящий крест.

В 1970-м Мики Дора переехал в Южную Африку и жил там на деньги, скопленные благодаря махинациям с кредитными картами. Жил, надо сказать, весьма недурно: у него был собственный дом с прислугой, о чем он любил хвастаться оставшимся в Штатах друзьям:

В конце 70-х Да Кэт решил вернуться в Штаты, но в 1982 году родная Калифорния отправила его за решетку — он снова занялся мошенничеством. В тюрьме Мики Дора увлекся нацизмом уже по-настоящему, начал читать литературу и писал своим корешам о том, что согласен с Гитлером. Выйдя на свободу, он работал над дизайном и рекламой досок для серфинга. В это время писатель-битник Джейми Бризик описал его как «Мифического антигероя-серфинга, известного как Черный Рыцарь Малибу». В 2002 Дора умер в Калифорнии в доме своего отца от рака поджелудочной железы.

Так кем были эти серферы-нацисты?

«Мы нарисовали бы свастику на чем угодно!». Откуда в Калифорнии 60-х взялись серферы-нацисты

Четкого ответа на этот вопрос не найдешь — слишком уж субъективны мнения. Дэниэл Дуэйн из New-York Times, написавший статью «Долгая странная история калифорнийских серф-нацистов», считает, что группа Доры была однозначно нацистской. Однако его текст пространен и отвлечен от темы. Фактически он обвиняет всех радикальных серферов старой волны в симпатии к нацизму на том основании, что они целые десятилетия терпели такого человека, как Мики Дора и отличались локальной агрессивностью. Авторы журнала Surfer возмутились такой постановкой вопроса и написали Дуэйну гневную отповедь, где довольно убедительно объясняют, что пример одного серфера-нациста еще не значит, что явление было повальным.

+7
Нет комментариев. Ваш будет первым!