Бомбы на Берлин

Бомбы на Берлин
Бомбардировщики Балтийского флота на боевом задании.


В первые дни войны советская морская авиация не понесла таких больших потерь, как армейская авиация и сохранила способность проводить операции, как на море, так и на суше. Она была способна нанести ответные бомбовые удары по Мемелю, Пиллау, Данцигу и Гдыне, а 25 июня 1941 года нанесла удар по аэродромам люфтваффе в Финляндии, что дало правительству этой страны формальный повод объявить войну СССР. Как только Финляндия вступила в войну, советская морская авиация атаковала морские и сухопутные цели в районе Котки, Турку и Тампере и одновременно её самолеты участвовали в минировании финских и немецких вод и операциях против караванов неприятеля.

Проект


Но по мере ухудшения положения на суше, операции морской авиации на Балтике пришлось свернуть, так как требовалось бросить все силы на поддержку сухопутного фронта. А так как морская авиация действовала против наступающих немецких сил не хуже армейской, то и спектр её задач расширился. В конце июля 1941 года появилась даже идея использовать бомбардировщики морской авиации для налетов на Берлин.

Проект был смелый, рискованный, но выполнимый. Он родился в Главном морском штабе ВМФ СССР после первых налетов немецкой авиации на Москву 21 июля 1941 года, а инициаторами стали народный комиссар ВМФ, адмирал Николай Кузнецов и начальник оперативного управления штаба, контр-адмирал Владимир Алафузов.

Проект предполагал задействовать в налете на Берлин бомбардировщики ДБ-3Ф (дальний бомбардировщик с форсажем), оборудованные дополнительными топливными баками.

Эти самолеты поступили в серийное производство в 1940 году и обладали дальностью полета в 2700 километров при максимальной скорости 445 км/ч. Боевая нагрузка самолета могла состоять из 1000 кг бомб (нормальная), или 2500 кг (максимальная), или 1–2 торпеды. Оборонительное вооружение состояло из двух 7,62-мм пулеметов ШКАС и одного 12,7-мм пулемета УБТ. Разумеется, максимальной скорости и дальности полета эти самолеты могли достигать лишь в идеальных условиях, а на практике их характеристики были скромнее. Существовали серьезные опасения, смогут ли бомбардировщики достичь Берлина и вернуться на свои аэродромы.

Но решено было рискнуть, а местом старта самолетов был назначен аэродром Кагул на острове Сааремаа – самая западная на тот момент точка суши, контролировавшаяся Красной Армией, всего в 900 км от Берлина.

Из расчетов выходило, что бомбардировщикам, летящим по прямой на оптимальной высоте с крейсерской скоростью, понадобилось бы более 6 часов на преодоление всей трассы. Причем бомбовая нагрузка каждого из них не могла превышать 750 кг. Старт, формирование боевого порядка, бомбометание и посадка должны были быть произведены в сжатые сроки. В случае их продления из-за каких-то непредвиденных обстоятельств, запаса топлива хватило бы лишь на 20–30 дополнительных минут полета, который неминуемо закончился бы или падением самолетов в море, или вынужденной посадкой на оккупированной территории. Чтобы снизить риски, для операции было выделено 15 самых опытных экипажей.

Бомбы на Берлин
Бомбардировщик ДБ-3Ф на одном из балтийских аэродромов.

Разумеется, бомбовой удар советской авиации по столице Третьего рейха в самое трудное для Советского Союза время преследовал не столько военные, сколько политические цели. Поэтому подготовка шла под непосредственным началом Иосифа Сталина – с конца июня председателя Государственного Комитета обороны СССР, с июля – народного комиссара обороны, а с 8 августа Верховного Главнокомандующего Вооруженными Силами СССР. Лишь после утверждения им плана операции можно было начать подготовку к её реализации.

Подготовка была всесторонней и проводилась в условиях строжайшей секретности. Руководил ею сам командующий авиацией Военно-морского флота, генерал-лейтенант Семен Жаворонков. Сначала на Кагул перебазировался 1-й минно-торпедный авиационный полк ВВС Балтийского флота. Одновременно из Таллина и Кронштадта туда направились транспорты с бомбами и горючим. Для маскировки доставки таких ценных грузов, для их транспорта были задействованы тральщики, которые при переходе имитировали боевое траление, чтобы усыпить бдительность врага.

Пробные вылеты


Ночью со 2 на 3 августа самолеты произвели первые пробные полеты с полным запасом топлива и с нагрузкой 500 кг бомб. Трасса полета вела в направлении на Свинемюнде, а его целью было выяснить условия старта бомбардировщиков с небольшого полевого аэродрома, разведать систему немецкой противовоздушной обороны и получить опыт дальнего полета над морской акваторией в условиях войны.

Следующий пробный полет имел место ночью с 5 на 6 августа уже в направлении Берлина, но по-прежнему имел разведывательный характер – требовалось разведать систему ПВО Берлина, и самолеты летели без бомбовой нагрузки. Оба полета закончились успешно, причем при втором полете выяснилось, что система ПВО Берлина распростирается в радиусе 100 км от германской столицы, а кроме зенитной артиллерии располагает еще и большим количеством прожекторов с дальностью свечения до 6000 м.

Пробные полеты подтвердили теоретические расчеты, и осталось только ждать благоприятной погоды для первого боевого полета.

Бомбы на Берлин
Они бомбили Берлин: слева – полковник Евгений Преображенский, справа – капитан Петр Хохлов.

Бомбардировки Берлина


Первая бомбардировка Берлина советской авиацией была осуществлена ночью с 7 на 8 августа 1941 года. В операции было задействовано 15 самолетов ДБ-3Ф. Командовал операцией командир 1-го МТАП полковник Евгений Преображенский. Эскадрильями командовали капитаны Андрей Ефремов, Василий Гречишников и Михаил Плоткин, а штурманом группы был флагманский штурман полка капитан Петр Хохлов.

Взлет прошел в трудных метеорологических условиях, но полет прошел нормально. Появление неопознанных самолетов с северо-восточного курса на высоте 7000 м стало для немцев полной неожиданностью. Растерявшиеся немецкие зенитчики приняли неизвестные самолеты за свои, которые по неизвестным причинам сбились с курса и отклонились от установленных воздушных коридоров. Зенитная артиллерия не открывала огня, а лишь пыталась условными световыми сигналами узнать опознавательные данные и цель полета пришельцев, даже предлагая им посадку на близлежащих аэродромах. Сигналы оставались без ответа, что повергало немецких зенитчиков в еще бóльшую растерянность, из-за которой они не решались открывать огонь или объявлять воздушную тревогу. Города оставались освещенными, что помогало Хохлову в навигации.

Берлин тоже был ярко освещен.

Хотя в то же время уже вовсю шла воздушная война с Англией, британские бомбардировщики редко появлялись в небе над германской столицей, и светомаскировка вступала в силу только после объявления воздушной тревоги.

А уж появления советских самолетов над Берлином во время повсеместных успехов вермахта на востоке, пожалуй, не ожидал никто.

Таким образом, советские бомбардировщики, не встречая сопротивления, вышли к центру Берлина и там сбросили свой смертоносный груз. Только разрывы бомб заставили немцев объявить воздушную тревогу. В небо ударили лучи десятков прожекторов и залпы зенитных орудий. Но эта реакция оказалась запоздалой. Советские экипажи не стали наблюдать за результатами бомбежки, а повернули на обратный курс домой. На обратном пути немецкая ПВО еще пыталась осветить их из прожекторов и обстрелять из зенитных орудий, но высота 7000 метров обеспечила советским самолетам относительно безопасный полет.

Все экипажи счастливо вернулись на аэродром Кагул.

Бомбы на Берлин
Они бомбили Берлин: Преображенский, Хохлов и капитан Николай Челноков (крайний слева).

Первый налет советской авиации на Берлин вызвал настоящий шок в немецком командовании и нацистской верхушке. Первоначально геббельсовская пропаганда пыталась приписать бомбежку Берлина ночью с 7 на 8 августа британской авиации и даже отчиталась о 6 сбитых английских самолетах. Лишь когда британское командование в особом сообщении выразило недоумение от немецкого донесения, так как из-за нелетной погоды никакие британские самолеты не бомбили в ту ночь Берлин, гитлеровскому руководству пришлось проглотить горькую пилюлю и признать факт налета советской авиации на Берлин. Разумеется, немцы быстро сделали выводы из этого факта и приняли меры по укреплению ПВО Берлина.

А тем временем, после удачной первой операции, советские летчики взялись планировать следующие. Но на этот раз условия игры изменились. Над водами Балтийского моря полеты проходили, как правило, без происшествий, но уже при пересечении береговой линии самолеты попадали под сильный огонь зениток, а навстречу им вылетали немецкие истребители. Затемненные города больше не помогали в навигации, а усиленная ПВО Берлина заставляла в высшей мере проявлять бдительность и предпринимать всё новые тактические маневры над целью. Также пришлось усилить противовоздушную оборону Моонзундских островов, так как немцы пытались уничтожить аэродромы, с которых советская авиация бомбила Берлин.

В таких измененных, чрезвычайно сложных условиях, морская авиация Балтфлота провела еще девять налетов на столицу Германии.

Бомбы на Берлин
Пожар в Берлине после бомбежки в 1941 г.

Второй налет советской авиации в ночь с 8 на 9 августа прошел не так хорошо, как первый. После того, как 12 самолетов вылетели в Берлин, у нескольких самолетов возникли неполадки с механическими системами и им пришлось повернуть назад задолго до того, как они оказались в пределах досягаемости запасных целей. Пересекая береговую линию в районе Штеттина, советские бомбардировщики столкнулись с сильным зенитным огнем; некоторые экипажи вынуждены были сбросить бомбы на Штеттин и повернуть обратно. Лишь пять бомбардировщиков долетело до Берлина, где их встретил плотный зенитный огонь. Один из самолетов взорвался над городом по неизвестной причине.

С 10 августа в операции по бомбардировке Берлина включилась армейская дальняя авиация с аэродромов под Ленинградом. Последний налет на Берлин имел место ночью с 4 на 5 сентября. От дальнейших попыток бомбить Берлин пришлось отказаться, так как потеря Таллина и износ самолетов сделали полеты с Моонзундских островов невозможными.

Во время осуществления налетов было потеряно 17 самолетов и 7 экипажей, причем два самолета и один экипаж погибли при попытках взлететь с 1000-килограммовой и двумя 500-килограммовыми бомбами на внешних подвесках. В общей сложности между 8 августа и 5 сентября 1941 года балтийские летчики провели 10 бомбардировок Берлина, сбросив на город 311 бомб весом в 500 кг каждая. Причиненный военный ущерб был незначительный, но морально-политическая польза огромная, так как в самое трудное для себя время советское государство продемонстрировало стремление и способность вести войну.

Бомбы на Берлин
Подарок Гитлеру

Продолжение следует...

Источники и литература:

Кузнецов Н. Г. Торпедоносцы Великой Отечественной: Их звали «смертниками». Яуза – Эксмо, 2011.
Марков А., Родионов И. Самолет удивительной судьбы. Моделист-Конструктор, (8–9), 1985.
Морозов М. Э. Торпедоносцы Великой Отечественной: Их звали «смертниками». Яуза – Эксмо, 2011.

+6
Нет комментариев. Ваш будет первым!