«Хаф рашн, хаф америкашен». Cлучается, что у нас так говорят: «половина наша, половина американская»

«Хаф рашн, хаф америкашен». Cлучается, что у нас так говорят: «половина наша, половина американская»
Вот он какой – «Руссо-Балт» модели 1910 года из Государственного политехнического музея в Москве


«В какой-то момент я узнал, что многое из того, что я считал нашенским, на самом деле не совсем…»
Комментарий на ВО: Avior (Сергей)

Страна-имитатор. Как-то не очень давно на ВО в очередной раз появилась статья о решающих достижениях технической мысли в СССР. Что, дескать, всё мы сами-сами, своими трудами и своей головой… И, конечно, то, что это так – очевидно, никто чужую голову к чужому телу приставлять ещё не научился. И – да, именно так многие годы у нас и писали. И в СМИ, и в литературе для детей, и для взрослых. Лишь со временем люди узнавали – да и то не всё, что на самом-то деле многие достижения СССР в области техники в действительности заимствованы, а то и откровенное воровство. И опять-таки сразу заметим, что ничего плохого в этом нет. Если ты можешь купить хорошую вещь вместо того, чтобы самому делать плохую – покупай! Если ты можешь позаимствовать нечто чужое себе во благо – заимствуй! Наконец, если что-то тебе не продают, но есть возможность добыть это «по левой» – добывай, потому как интересы своей страны и своего народа во сто крат выше любого клочка бумаги, именуемого словом «документ». Тут, конечно, следует учитывать последствия, но, как говорится, если есть необходимость убить сто человек, и если сделать это можно во всех отношениях безнаказанно, то… почему бы этого и не сделать? «Мёртвые не кусаются» – говорил старый пират Флинт, а его боцман Билли Бонс повторял, и оба проверили это утверждение на практике… Так что ещё раз – ничего плохого в «заимствованиях» технических достижений других стран нет. Это так же естественно, как купить себе модное платье и лишь немного ушить его по фигуре!

«Хаф рашн, хаф америкашен». Cлучается, что у нас так говорят: «половина наша, половина американская»
Они проектировали наши заводы

Неестественно и очень плохо, когда из этого делают тайну, уверяя обывателей в том, что «всё это наше». То есть, по сути, занимаясь их обманом… И поскольку жертвы такого обмана живы и здравствуют до сих пор, следует, несомненно, просветить их в отношении того, что было наше, а что… «не совсем». Конечно, написать даже в нескольких статьях обо всём, что СССР позаимствовал на Западе и затем приписал творчеству «народных масс», просто физически невозможно. Это потребовало бы бездны труда, а принципиального значения бы не имело вовсе. Так что мы пройдёмся только лишь «по верхам», потому что и этого будет вполне достаточно, чтобы вполне наглядно показать – вот это «мы купили», а вот это «уж точно нашенское».

«Хаф рашн, хаф америкашен». Cлучается, что у нас так говорят: «половина наша, половина американская»
А вот они их строили!

Ну а начнём мы свой рассказ с… транспорта, с которым в СССР в первые годы советской власти было, конечно же, очень плохо. А плохо потому, что плохо с ним было у нас и до 1917 года. Практически весь автопарк состоял из иностранных машин, а наши отечественные машины «Руссо-Балт» можно было бы пересчитать по пальцам, как, кстати, и знаменитые самолёты «Илья Муромец», созданные нашим конструктором, но летавших на импортных авиадвигателях. Так что весь этот «транспорт» мы «выведем за скобки» и будем считать, что от РИ нам достался… «шиш да маленько», то есть практически ничего. Не было ни заводов по производству современных авто, ни грамотных конструкторов, не было и самих машин! Ну а на тех заводах, что достались новой власти в наследство от «проклятого царизма», как и раньше – занимались кустарщиной и пытались скопировать образцы иностранной техники.

«Хаф рашн, хаф америкашен». Cлучается, что у нас так говорят: «половина наша, половина американская»
Негр-наставник!

Всему этому был положен конец сотрудничеством с Альбертом Каном, показавшим Советам, как надо работать по-современному. Например, Сталинградский тракторный завод спроектировали, изготовили, доставили морем в СССР и собрали американцы всего за полгода. Ну а всего за три года сотрудничества бюро Альберта Кана в Москве спроектировало и построило ровным счётом 521 объект, перечислять которые просто никакой статьи не хватит. Отметим лишь, что были построены тракторные и танковые заводы, станкостроительные предприятия и прокатные станы, автомобильные, авиационные, алюминиевые и химические заводы, ткацкие фабрики, предприятия «сопутствующих товаров», таких как посуда, консервы, одежда, а уж производство шарикоподшипников в СССР и вовсе было налажено с нуля. Строительство «канских» заводов охватило весь Советский Союз: их строили в Москве, Нижнем Новгороде, Сталинграде, Челябинске, Харькове, Днепропетровске, Новосибирске, Магнитогорске, Кузнецке, Нижнем Тагиле и в Сормово. Отметим, что это было не только количество, но и качество иного порядка. Ведь до того единого стандарта по строительству объектов в СССР не существовало. Всё, что делалось, было ситуативно и совершенно бессистемно. Ни энергия, ни пространство строителями не экономились, а прибыль государство получало не за счёт научной организации труда, а путём чрезмерной интенсификации труда.

«Хаф рашн, хаф америкашен». Cлучается, что у нас так говорят: «половина наша, половина американская»
Вильям Кнудсен, Альберт Кан и Луис Кан

Важно, что через организацию Кана прошли тысячи советских инженеров, которые на практике учились «работе по-американски». Ну а потом контракт с ним расторгли. Дорого! Но главное – сотрудничество в области индустриализации СССР начали всячески замалчивать, а все успехи связывать с «живым творчеством масс» и «руководящей ролью ВКП(б)» и «лично товарища Сталина». И – да, и роль была, и творчество масс никто не отрицает. Но основой технической базы в стране были отнюдь не слова, а реальные достижения научно-технического прогресса в США! И это именно на заводах Кана до 22 июня 1941 года были построены те самые 24 тысячи советских танков, принявших удар 5 тысяч германских машин… На 01.01.1941 г. ВВС РККА имели в своём составе 26 392 самолёта, включая 14 628 боевых и 11 438 учебных. И только СССР с такой промышленностью мог позволить себе потерять к 31 декабря 1941 года 21 200 самолётов, причём боевые потери из этого количества составили… 9233 машин. Однако это всё пока касалось лишь только производственной базы. А как же транспорт? А с транспортом так: рассказ о нём мы начнём с… мотоциклов!

Опять же – все 1920-е годы своих мотоциклов у нас не было. Были опытные разработки («Союз», Иж-1, Иж-2, Иж-3, Иж-4, Иж-5), но вот производство их наладить не могли. Лишь в сентябре 1930 года дело сдвинулось с мёртвой точки. Зато к концу 30-х в СССР уже четыре завода стали их выпускать. Это были мотоциклы марок Л, Иж, ТИЗ и ПМЗ, и кое-что делали ХМЗ, МЛ. Ну а самый первый советский мотоцикл был собран в Ленинграде в 1931 году. Это был Л-300, отметившийся в кинофильмах «Тимур и его команда» (1940) и «Сердца четырех» (1941).

«Хаф рашн, хаф америкашен». Cлучается, что у нас так говорят: «половина наша, половина американская»
Тимур и Женя едут на Л-300

За основу был взят немецкий мотоцикл DKW Luxus 300 образца 1929 года. Ну а советский образец соответственно упростили: убрали спидометр, электрическую «бибикалку» и стоп-сигнал. Сначала производство шло медленно, но всего с 1930 по 1939 год их выпустили 18 985 штук. Даже населению Л-300 продавался за 3360 довоенных рублей. На смену ему пришёл мотоцикл Л-8 – более мощный, скоростной и вроде бы уже «совсем наш». Однако выпустили их немного и на продажу он не поступал.

«Хаф рашн, хаф америкашен». Cлучается, что у нас так говорят: «половина наша, половина американская»
Л-300 в армии

В 1941 году производство мотоциклов в Ленинграде было прекращено и больше уже не возобновлялось.

Мотоцикл марки Иж-7 начали выпускать в 1934 году на базе Л-300, но упростив ещё больше. По сути это был ижевский двойник Л-300 (лишился багажника, грязевых щитков). Всего выпущено 5779 штук.

«Хаф рашн, хаф америкашен». Cлучается, что у нас так говорят: «половина наша, половина американская»
Иж-7. 1934-1938 гг. Ижевский двойник Л-300

Иж-8 (1938-1940) стал следующим клоном DKW Luxus 300. На нём по-прежнему не было спидометра, но хотя бы появились стоп-сигнал, багажник и более мощная фара, а также электрический сигнал. Их выпустили 5600 штук. Потом наступила очередь Иж-9, которых до войны выпустили около 6200. Ну а после производство возобновили: вывезли из Германии оборудование завода DKW и начали выпуск модели DKW NZ-350. С довоенными разработками возиться не стали.

«Хаф рашн, хаф америкашен». Cлучается, что у нас так говорят: «половина наша, половина американская»
«Советский Харлей» – ПМЗ-А-750, изображался даже на плакатах!

На Подольском механическом заводе в 1935 году начали выпускать ПМЗ-А-750. Именно на нём катается Марьяна в кинофильме «Трактористы» (1939). Причём раму его сделали по образу BMW, а двигатель скопировали с V-образного 750-кубового мотоциклетного мотора американской фирмы Harley-Davidson. Наконец-то на советском мотоцикле появился спидометр. Всего их было выпущено 4636 штук. Отмечалась хорошая конструкция, но… плохое качество сборки.

«Хаф рашн, хаф америкашен». Cлучается, что у нас так говорят: «половина наша, половина американская»
Рисунок из технического руководства

«Хаф рашн, хаф америкашен». Cлучается, что у нас так говорят: «половина наша, половина американская»
А вот так их собирали…

На Таганрогском инструментальном заводе тоже решили делать мотоциклы. Единственной его серийной моделью стал ТИЗ-АМ600, выпускавшийся с 1935 по 1943 год. Тоже имел зарубежного предка, причём английского, мотоцикл BSA-600. Мотоцикл был с коляской, но «не на той стороне». А когда её перенесли на «нужную», то выяснилось, что кикстартер находится между мотоциклом и коляской, следствием чего стали синяки на ногах у тех, кто им пользовался. В армии на руль ТИЗа ставили пулемёт.

«Хаф рашн, хаф америкашен». Cлучается, что у нас так говорят: «половина наша, половина американская»
Парад 1936 года. ТИЗы с пулемётами на руле

Первый в СССР «народный» мотоцикл исключительно для личного пользования должен был выпускаться в Серпухове. Это был легкий и вроде бы во всём отечественный мотоцикл, и тоже без спидометра, мощностью 3 л.с. и скоростью 68 км/ч. Но производство его не заладилось, так что «народным» МЛ-3 так и не стал. Хотя был ничуть не хуже немецкого DKW RT125, появившегося в 1939 году. То есть это надо понимать так, что наши конструкторы наконец-то научились? Может быть. Хотя условий для его производства практически не было: в Серпухове завод на скорую руку был устроен в помещении бывшей богадельни. Станков не хватало, но производство требовалось наращивать. В планах записали: 3000 штук в 1940 году и 15 000 (!) в 1941-м. Однако реально смогли выпустить лишь 120 штук в Серпухове и ещё 18 штук в Подольске, а в 1941 году их производство прервала война. В 1946 году на Московском мотоциклетном заводе начали выпуск легкого мотоцикла M-1A, очень похожего на довоенный МЛ-3. Но после войны конструкции 30-ых годов в целом реанимировать всё-таки не стали, а начали делать новые машины уже на оборудовании, полученном в счёт германских репараций.

P.S. Когда в 1942 году Альберт Кан умер, то никаких официальных соболезнований от Правительства СССР его вдове отправлено не было. Неофициальную телеграмму на свой страх и риск ей отправил Виктор Веснин, один из самых на то время авторитетных и нужных правительству архитектор Советского Союза. И вот что он там написал:

«Альберт Кан оказал нам огромную услугу в проектировании большого числа заводов и помог нам приспособиться к американскому опыту в сфере промышленного строительства. Советские инженеры и архитекторы будут всегда и с большой теплотой вспоминать имя Альберта Кана, талантливого американского инженера и архитектора.»

В общем, «благоговел перед Западом», как сказали бы в 1949 году…

P.S.S. Очень интересная информация о советских мотоциклах содержится в «Исторической серии» журнала «Техника-Молодежи» за 1989 год.

+2
Нет комментариев. Ваш будет первым!