Юрий Константинович Соколов, директор столичного гастронома «Елисеевский», в 1984 году был приговорен к смертной казни за хищения. Однако на самом деле на скамье подсудимых Соколов оказался не впервые. Именно из-за первой судимости, если верить биографу Федору Раззакову, Соколов и не стал депутатом Моссовета, как многие его высокопоставленные коллеги, вроде Трегубова и Амбарцумяна.

Мошенничество или изнасилование?

Как утверждает историк Николай Зенькович, автор книги «Михаил Горбачев. Жизнь до Кремля», Юрий Константинович Соколов прошел всю Великую Отечественную войну и имел несколько боевых наград, в том числе орден Красной Звезды. Эти факты не вызывают у большинства биографов никаких сомнений. Многие не сомневаются и в том, что после войны Соколов какое-то время работал таксистом. Однако дальнейшие события, которые произошли в жизни будущего директора крупнейшего в стране гастронома, вызывают у исследователей разногласия. Так, Михаил Козырев в своем издании «Подпольные миллионеры: вся правда о частном бизнесе в СССР» упоминает о том, что в 1950-х годах Соколов был осужден за мошенничество, но позже его оправдали.

Тогда, по словам Козырева, Юрий Константинович уже трудился продавцом. Однако Федор Раззаков, автор книги «Бандиты времен социализма», утверждает, что судимость Соколова не была связана с его профессиональной деятельностью. Как пишет Раззаков, Соколов, будучи водителем такси, действительно обсчитывал своих клиентов, вот только начальство, узнав о недостойном поведении своего подчиненного, предпочло просто уволить Соколова. А реальный срок Юрий Соколов получил за изнасилование. Впрочем, Раззаков заявляет, что Соколов был невиновен. Спустя 2 года, когда милиции наконец-таки удалось вычислить настоящего насильника, Юрия Константиновича освободили.

Сбитая девочка и шофер партийного начальника

А вот известный публицист Рой Медведев в своей книге «Политические портреты. Леонид Брежнев, Юрий Андропов» упоминает сразу о трех судимостях Юрия Соколова. Касательно двух из них Медведев предпочитает не вдаваться в подробности. Однако об одной, пусть и всего в нескольких словах, писатель все-таки рассказывает. Как утверждает Медведев, однажды, видимо, работая таксистом, Соколов сбил на дороге девочку. От полученных травм ребенок скончался, сам же Юрий Константинович оказался за решеткой. В местах лишения свободы он провел несколько лет.

Неизвестно до или после этой трагедии, но Соколов являлся личным шофером члена Политбюро и Первого секретаря Московского горкома КПСС Виктора Гришина. Именно столь высокое покровительство, по мнению Роя Медведева, и позволило судимому Соколову построить такую головокружительную карьеру. Впрочем, грехи прошлого Юрию Константиновичу скрыть не удалось. Как считает Федор Раззаков, из-за судимости (или судимостей) директор «Елисеевского» и не стал депутатом Моссовета, как многие его коллеги, вроде Николая Трегубова, руководителя Мосглавторга, или директора Дзержинской плодоовощной конторы Мхитара Амбарцумяна.

Андропов против покровителя Соколова

Хотя, стоит отметить, что и без членства в Моссовете, Юрий Соколов занимал в столичной иерархии далеко не последнее место. Но гнев Юрия Андропова, взявшего курс на борьбу с коррупцией, был направлен вовсе не против Соколова. По крайней мере, так думает Андрей Константинов, автор книги «Коррумпированная Россия». По мнению Константинова, в 1982 году здоровье Брежнева оставляло желать лучшего, да и «серый кардинал» Суслов приказал долго жить. Именно тогда в верхах и началась борьба за власть. Председателю КГБ необходимо было обезглавить Брежневское окружение, в которое входил и упомянутый выше, Виктор Гришин. Знакомство с Соколовым, якобы пойманным с поличным на взятке, дискредитировало Гришина как нельзя лучше.

Тем более, что, если верить М. Давыдовой и Я. Прохоровой, авторам издания «Квест «Москва». 10 маршрутов с приключениями», Соколов поначалу рассчитывал на поддержку своих высокопоставленных друзей, но, осознав, что от него все отвернулись, стал давать показания против них. Досталось и экс-покровителю директора «Елисеевского», Виктору Гришину. Как пишет Алла Барахова в своей книге «Дело No 3», после суда к супруге Соколова подошел следователь и сказал, что никто не ожидал расстрельного приговора: рассчитывали на 10-12 лет лишения свободы и не более того. Напоследок следователь произнес: «Это не наше решение, это решение горкома».