кадр из фильма

Многие, услышав слово «пират», представляют одноглазого моряка на деревянной ноге, но современные сомалийские морские разбойники выглядят совершенно иначе. Хотя на цвета их одеяния несомненно повлияла успешная голливудская картина «Пираты Карибского моря».

Запасы рыбы на исходе – беремся за оружие

Освободившись от колониальной зависимости, племена в Сомали начали кровопролитную гражданскую войну, которая продолжается с 60-х годов прошлого века. Спустя десяток лет у побережья не сформированного государства были отмечены первые случаи пиратства. Противники насилия браконьерствовали, отлавливая рыбу вдоль берегов Сомали. Так как государство существовало лишь номинально, ловлей занимались все, кому не лень. Неудивительно, что к 2000 году рыбные запасы были полностью исчерпаны. С 2005 года стали поступать различные сообщения о захватах кораблей сомалийскими пиратами. Попытка Эфиопии вмешаться в ситуацию успехом не увенчалась.

Расцвет пиратства приходится на Путленд – самопровозглашенное государство, которое было сформировано на территории бывшего Сомали. Представители ООН считают, что за этим стоит организованная преступность. Топливозаправщики, представляющие собой целые плавучие пиратские базы, подтверждают эту теорию. Простые рыбаки не располагают достаточными ресурсами чтобы организовывать такие предприятия.

Примечательно, что в Сомали есть фондовая биржа, «акционеры» которой получают доход не только от денег, а и топлива, оружия и даже наркотиков. Страна была фактически разделена между пятью пиратскими бандами, общая численность которых превышала 1000 человек.

2010 год выдался наиболее «прибыльным»: удалось захватить 47 судов и получить выкуп на сумму около 240 млн долларов. Средняя «добыча» за год составляет около 150 млн долларов, при этом нанесенный ущерб оценивают в 15 млрд долларов (по данным Geopolicity Inc).

Наиболее желанной добычей пиратов стали океанские супертанкеры, которые при исходной стоимости в 250 млн долларов отдавали за выкуп в 3 млн долларов. Поскольку коммерческие суда следовали без оружия, пираты несли минимальные риски во время захвата. Представители сомалийских диаспор работали в качестве агентов, передавая всю необходимую информацию о маршрутах пиратам. За это они получали часть «заработанных» денег, в Сомали стали развиваться системы онлайн-платежей.

Деньги пиратам иногда доставались даже без необходимости выхода в море. Предводителю группировки Муххамеду Абди Хаеру перевели награду в размере 20 млн евро за обещание распустить банду и отойти от дел. Действия морских разбойников способствовали развитию двух отраслей: страхованию судов и услугам частных военных компаний.

Борьба с пиратами

Впервые пиратам был дан отпор в 2008 году, когда они взяли яхту «Ле Понан» (Франция). Пленные были отбиты в результате работы бойцов элитной службы GIGN. Некоторые страны ЕС сообща провели операцию «Аталанта» в этом же году. Поучаствовать в «расправе» над пиратами из Сомали решил и Китай, но и это не принесло желаемого результата. Хотя действия российского спецназа, проведшего операцию по освобождению танкера «Московский университет» были жесткими и решительными, пиратство в Сомали продолжало процветать.

Проблеме был положен конец, когда два богатых шейха из Абу-Даби не пожалели средств на наем бойцов ЧВК Blackwater Эрика Принса. В результате нескольких рейдов отряда Puntland Maritime Police Force о сомалийских пиратах забыли на 5 лет.

13 марта 2017 года поступило сообщение о захвате иранского танкера. Спустя время судно отпустили без выкупа. С того момента судьба сомалийских пиратов остается неизвестной.