Истинное лицо Путина…

16:22
/
12
/

Западные политики и правительства не хотят видеть в Путине ничего, кроме агрессора и диктатора. Напротив, они считают себя миротвор-цами и гибкими дипломатами. Но если взглянуть на факты, их лицеме-рие становится очевидным: Россия неоднократно протягивала руку помощи Западу и получала пренебрежительный отказ, пишет Der Spiegel.

Когда Владимир Путин только пришел к власти, он попытался установить хорошие отношения с Западом. Он протянул руку, но его жест был полностью проигнорирован. Теперь наступает расплата…

Не только греческая философия оставила заметный след в истории, но и сами философы. Чуть менее чем за 500 лет до христианской эры, когда боги были еще живы, Анаксагор получил однажды послание следующего содержания: «Твой сын умер». Мудрый Анаксагор ответил коротко: «Я давно знал, что мой сын смертен».

Этот эпизод прекрасно описывает позицию Запада в отношении Путина. Алексей Навальный, критик режима, был посажен в тюрьму, а его сторонники подвергаются преследованиям. Путин все обставил так, что может претендовать на следующий президентский срок, а может быть, и на еще один. Многие люди делают вывод, что сейчас Путин показывает свое истинное лицо, и что они давно знают, что он автократ и диктатор.

Такая оценка говорит о том, что Путин не изменился, он всегда оставался верен себе, независимо от внешних событий. В отличие от него, западные политики и правительства считают себя благонамеренными, примирительными и дипломатически гибкими партнерами, которым пришлось отвечать на агрессивные действия России после аннексии Крыма в 2014 году. Они сделали это с помощью экономических санкций и подтягивания все большего количества вооружений к границе с Россией.

Вот как это выглядит при рассмотрении вопроса о защите прав человека.

При Путине коррупция стала упорядоченной.

Западные лидеры ссылаются на права человека. В это было бы легче поверить, если бы они также ссылались на страны, которые считают пытки и убийства нормальным явлением, такие как Саудовская Аравия.

Но Запад принимает это, потому что Саудовская Аравия — «наш друг». Что касается России, то нетрудно догадаться, что в сознании людей продолжается холодная война. Но нам стоит внимательнее присмотреться к Путину.

Этот человек был воспитан в западных традициях. Он говорит по-немецки. Несчастный российский президент Борис Ельцин поступил правильно, когда назначил Путина своим преемником. Пока Ельцин строил экономику России в соответствии с неолиберальными принципами, Запад считал его отличным партнером, а что на самом деле происходило с экономикой, не имело значения. Путин, следует отметить, пришел к власти не в результате путча. Но ему пришлось разгребать бардак, оставленный Ельциным.

При Путине коррупция стала упорядоченной и предсказуемой для граждан. В Германии такое немыслимо. В России, в этом гигантском государстве, добиться такого результата, конечно, нелегко. Именно поэтому Путин получает реальную поддержку на выборах — не столько от образованной элиты, сколько от людей, живущих за сотни километров от Москвы.

В 2001 году Путин выступил с речью в немецком Бундестаге и произнес несколько фраз на немецком языке. Он предложил создать зону свободной торговли от Владивостока до Лиссабона. И он также предложил принять Россию в НАТО. Члены парламента аплодировали, вскакивая со своих мест.

Но с тех пор в этом отношении произошло даже меньше, чем почти ничего. У Запада имелся зуб на Россию.

В 2007 году Путин предпринял еще одну попытку. Это было по случаю Мюнхенской конференции по безопасности. Путин серьезно предупредил западных слушателей: продолжение антироссийской политики, а также не одобренные Советом Безопасности интервенции, как в 1999 году в Косово, приведут к огромному ущербу.

Мы, Россия, хотим сотрудничать с вами, сказал Путин. Франк-Вальтер Штайнмайер, который в то время был министром иностранных дел Германии, никак не прокомментировал предложение Путина.

Вот что сказал один из кремлевских чиновников в те годы: «Мы можем делать все, что хотим. Мы все равно вам не нравимся».

Кремль чувствовал себя обманутым

Когда в 2011 году началась гражданская война в Ливии, Россия в Совете Безопасности ООН согласилась на бесполетную зону, чтобы уменьшить количество бомбардировок и защитить гражданское население. Этим воспользовались Франция и Великобритания, а затем и США, целью которых было свержение автократического правителя Муаммара Каддафи. О государственности в этой стране не могло быть и речи. И Кремль почувствовал себя обманутым и сделал соответствующие выводы — вплоть до политики в отношении Сирии.

Россия не забыла бессмысленные войны, развязанные во имя демократии в Афганистане и Ираке. Многолетнее присутствие НАТО в Афганистане принесло мало результатов. Ирак вышел из-под контроля после свержения диктатора Саддама Хусейна, и большинство иракцев сегодня, вероятно, сказали бы, что при диктаторе им жилось лучше (по крайней мере, при Саддаме не было перебоев с электричеством, просто как пример).

Кремль не забывает и об операции НАТО в Косово в 1999 году, которая нарушила международное право. В то же время Кремль удивлен и не понимает, почему Запад был против российской борьбы с исламистскими террористами в Чечне.

Вот что недавно написал эксперт по Восточной Европе Вильфрид Джилге:

Россия со своими войсками и военными учениями опасно приблизилась к границам НАТО. Такие вещи можно воспринимать только как шутку. Ведь ситуация прямо противоположная: это НАТО, принимая новых членов, все ближе подходит к границам России.

Путин не намерен нападать на страны Балтии, Польшу или Украину. Так он говорит. Но поскольку Запад пришел к выводу, что Путин — империалистический диктатор, никто не верит его словам.

Мы не знаем, что планирует Путин и его советники — это гадание на кофейной гуще.

На самом деле, Россия в последние годы и до сих пор выступает с инициативами, делает предложения Западу. Реакции нет, и поэтому Путин начал налаживать контакты в другом регионе — с Китаем. Поскольку Китай воспринимается на Западе как гораздо более серьезная угроза, чем Россия, это также негативно отражается на Путине.

Что касается ситуации, которую описывает фраза Анаксагора в начале статьи, то она относится не столько к России, сколько к позиции Запада. Россия воспринимается как потенциальный враг. «Я давно знаю, что сын мой смертен». Запад давно знает, что Россия слаба, что она не представляет угрозы — и тем не менее страны НАТО постоянно вооружаются.

Возникает плохая комбинация: с одной стороны, России говорят, что она всего лишь «региональная» держава, как это делал бывший президент США Барак Обама. С другой стороны, ее называют «агрессивной». Как хотите, так и понимайте.

+1
Нет комментариев. Ваш будет первым!