Почему Киев рано обрадовался решению немецкого суда по «Северному потоку-2»

20:16
/
19
/

На фоне явно провального саммита «Крымской платформы», более, чем прохладного отношению к «проблемам Украины» прибывших как на это мероприятие, так и на празднование юбилейного дня ее независимости иностранных гостей и некоторых других не слишком приятных событий на внешнеполитическом «фронте», Киев наконец-то получил повод для злорадного ликования.

В качестве такового, как несложно догадаться, им было воспринято негативное решение Дюссельдорфского высшего земельного суда Германии по иску компании-оператора «Северного потока-2» Nord Stream 2 AG о выводе этого газопровода из-под действия требований так называемого Третьего энергопакета ЕС. Отказ от удовлетворения этого, вполне законного требования, породил в «нэзалэжной» настоящий шквал восторгов и новую порцию совершенно бредовых идей. Однако, есть все основания утверждать, что радость эта, как минимум, преждевременна, а то и вовсе необоснованна. Почему? Давайте попробуем разобраться.

«Отдайте «Северный поток-2» нам!»

Наибольший энтузиазм решение немецкого суда, вполне ожидаемо, вызвало у главы НАК «Нафтогаз Украины» Юрия Витренко, поспешившего провозгласить его «полным провалом «Газпрома», а также, что звучит весьма интригующе, «некоторых западных политиков и членов правительств», которые «не желают жить по европейским правилам». Из уст украинского чиновника подобные упреки в адрес обожаемых «партнеров» звучат весьма вызывающе, даже с учетом отсутствия упоминания в них конкретных персоналий. Впрочем, Витренко, который всего лишь пафосно вещает о «новом поле боя», на котором Киев будет вести отчаянную борьбу «за подчинение правилам всех трубопроводов, которые соединяют Россию с Европой», выглядит достаточно бледно в сравнении с одним из своих коллег – возглавляющим ООО «Оператор ГТС Украины» Сергеем Макогоном, явившим соотечественникам воистину безудержный полет фантазии и размах «хотелок». Этот персонаж с ходу заявил о том, что в нынешней ситуации возглавляемая им «контора» может (и даже должна!) претендовать на управление газопроводом СП-2, поскольку уж она-то точно является «совершенно независимым от России оператором». Каким образом Киев мог бы добиться воплощения в жизнь столь фантасмагорических планов, Макогон, конечно же, не уточняет. Однако, на полном серьезе говорит о том, что просто обязан «предложить свои услуги» для «выполнения европейских норм» относительно разделения поставщиков и операторов транспортировки «голубого топлива».

Для усиления ощущения эпохальной «пэрэмоги» Макогон настаивает на том, что вердикт дюссельдорфского суда является «как раз тем, на чем Украина настаивала в процессе переговоров по СП-2». Правдой данное заявление, конечно же, ни в коей мере не является. Претензии «нэзалэжной» простирались (и простираются) гораздо дальше и лежат, по большей части, в несколько иной плоскости.

Однако, чем дальше, тем более очевидным становится то, что удовлетворять их не собираются не только «европейские партнеры», в лице, прежде всего, Германии, но также и Соединенные Штаты. Собственно говоря, откровения украинского президента Владимира Зеленского, прозвучавшие после его так и не ставшей исторической встречи с Ангелой Меркель, свидетельствуют об этом чуть более, чем на 100%. Рассказывая о результатах переговоров, лидер «нэзалэжной» с крайне обескураженным видом признался, что «никакой конкретики» от фрау канцлера он так и не услышал, вопреки всем его отчаянным домогательствам. По словам Зеленского, от немецкой гостьи прозвучали лишь «самые общие вещи», а вот «что будет получать Украина» после окончания в 2024 году навязанного Москве транзитного контракта, кто «дает ей гарантии» и в чем эти гарантии вообще заключаются – он «совершенно не понял». Ну, бывает…

Возможно, к осознанию совершенно очевидных вещей Киев мог бы приблизить вдумчивый анализ результатов другой встречи – той самой, которая состоялась 23 августа и в которой принимали участие министры энергетики как США и Германии, так и самой «нэзалэжной». На ней открыто прозвучали слова о том, что украинская ГТС может быть жива «не газом единым». А, к примеру, водородом или аммиаком, которые «тоже можно качать по ее трубам». Можно-то можно, да только откуда и куда? Запуск в самой Украине производства новых видов энергоносителей – дело не то, что далеко не самого ближайшего будущего, а вообще, скорее, нечто из области ненаучной фантастики. Да и насколько они будут востребованы в той же Европе – очень большой вопрос. Фактически, западные «партнеры» сейчас пытаются потихоньку, в мягкой форме убедить Киев, подобно буйному сумасшедшему продолжающий требовать каких-то «санкций» для Москвы и «компенсаций» для себя, смириться с неизбежным и прекратить трепать им нервы своим нытьем и упреками.

«Сугубо корпоративное дело»

В реальности Европейскому Союзу нужен газ. Причем конкретно российский – с его гарантированными и надежными поставками и, по возможности, не слишком высокой ценой. Небольшая, но очень наглядная демонстрация, устроенная «Газпромом» тамошним потребителям, судя по всему, произвела нужное впечатление, и в «национальном достоянии» сменили гнев на милость, принявшись наращивать объемы своего экспорта в страны Старого Света. Вычерпав до исторического минимума в 12.8% наполнения почти все европейские подземные газовые хранилища – от голландского Bergermeer до немецких Reden, Jemgum и Katharina, российский поставщик вновь начал наполнять их и, более того, присматривается к дополнительным ПГХ общим объемом в 2 с половиной миллиарда кубометров. «Голубого топлива» у нас на всех хватит – было бы желание его покупать, а таковое у европейцев явно имеется. «А как же решение суда в Дюссельдорфе?» – спросите вы? Если немцы так заинтересованы в «Северном потоке-2», что ж они принимают в отношении него такие обидные и невыгодные для нас решения? Не все так просто в данном вопросе, как может показаться на первый взгляд и как это возомнили в «нэзалэжной».

Во-первых, ничего еще, собственно говоря, не закончено. В офисе Nord Stream 2 AG уже заявили о своем категорическом несогласии с вынесенным вердиктом, который там назвали «дискриминирующим», а также четко дали понять, что намерены его обжаловать, в том числе – и в Европейском суде. Во-вторых, ничего катастрофического для РАО «Газпром», вообще-то, не произошло. Да, в соответствии с «газовой директивой» он не может пользоваться новой трубой абсолютно единолично и обязан предоставить доступ к ней «другим трейдерам». Однако, шизофреническая мысль о том, что оказаться в числе таковых имеют хоть малейший шанс представители Украины, могла посетить только головы тамошних чиновников- «патриотов».

По правде говоря, прежде чем кричать «Ура!», откупоривать шампанское и «в воздух чепчики бросать», им стоило бы обратить внимание на реакцию Кремля, последовавшую после оглашения столь, вроде бы, невыгодного для него решения суда. Сказать, что таковая была сдержанной, значит не сказать ничего. Дмитрий Песков по данному поводу обронил лишь пару общих фраз, смысл которых сводится к тому, что все происходящее – суть «сугубо корпоративное дело «Газпрома», с которым там, несомненно, разберутся. При этом пресс-секретарь президента подчеркнул, что СП-2 это, вообще говоря «общеевропейский проект», в котором жители и власти ЕС заинтересованы ничуть не меньше, чем Россия.

Возможно, все дело тут в том, что суровый и бескомпромиссный, на первый взгляд «приговор» дюссельдорфских судей, равно, как и лежащие в его основе нормы Третьего энергопакета уж точно не являются неким непреодолимым препятствием для нормальной работы газопровода. Его оператором не может быть Nord Stream 2 AG, однозначно представляющая из себя дочернее предприятие «Газпрома»? Да и бог с ним – разве нашей стране сложно создать некоего «независимого оператора», связи которого с «национальным достоянием» не смогут установить даже самые строгие европейские ревизоры? «Третьи компании», которым необходимо предоставить доступ к транзитным мощностям СП-2? Но кто сказал, что они не должны быть российскими – опять-таки, «независимыми» и даже где-то «частными». В конце концов, всегда можно договориться с немцами, малость «поддавшись» им и согласившись на распространение их правил по контролю за тарифами на транспортировку «голубого топлива» аж на целых 54 километра трубы, проходящих по землям и водам Германии. А контрактовать газ можно вообще где-нибудь на «нейтральной территории», на которую юрисдикция ЕС и не распространяется.

Было бы желание, причем обоюдное – у России поставлять газ на нормальных условиях, а у ЕС получать его стабильно, в необходимых объемах и не втридорога, а уж способы, как соблюсти интересы всех сторон, не отклонившись при этом от буквы закона, точно найдутся. Владимир Путин в ходе недавних переговоров с той же Ангелой Меркель заявил, что и Украине может перепасть какая-то доля транзита после 2024 года – если российская сторона увидит в этом необходимость и свою выгоду. Однако, как подчеркнул президент, тут все зависит от европейских покупателей и тех объемов поставок, под которыми они реально будут готовы «подписаться». Тем самым он дал понять, что транспортировка нашего «голубого топлива» если и будет осуществляться через украинскую ГТС, то исключительно в силу целесообразности, а не под чьим-то давлением, в виде выполнения каких-то невыгодных Москве «требований» или «гарантий». И делаться это будет в тех объемах и на тех условиях, которые сочтут приемлемыми в России. И никак иначе.

Украине, где не так давно решением премьер-министра Дениса Шмыгаля на полном серьезе создана «правительственная рабочая группа по нейтрализации угроз национальной безопасности, исходящих от газопровода «Северный поток-2», следовало бы прекратить заниматься столь явными глупостями, отрешиться от бредовых мечтаний вроде тех, что озвучил Сергей Макогон и приготовиться к новой реальности. Заключаться она будет либо в существовании без газового транзита, как такового, либо в нахождении компромисса с Россией для продолжения его в том или ином объеме (но уж точно не по 100 с лишним миллиардов кубометров в год). Третьего не дано, какие бы там решения не принимали в Дюссельдорфе.

Автор: Александр Неукропный

+1
Нет комментариев. Ваш будет первым!