Этот поляк стал одним из лучших советских полководцев

13:53
/
27
/
«Я самый несчастный маршал Советского Союза. В России меня считали поляком, а в Польше русским», — сокрушался Константин Рокоссовский.

«Блестяще знал военное дело, четко ставил задачи, умно и тактично проверял исполнение своих приказов. К подчиненным проявлял постоянное внимание и, пожалуй, как никто другой, умел оценить и развить инициативу подчиненных ему командиров. Много давал другим и умел вместе с тем учиться у них… Более обстоятельного, работоспособного, трудолюбивого и по большому счету одаренного человека мне трудно припомнить», — так талантливый советский маршал Георгий Жуков отзывался о не менее талантливом маршале Константине Константиновиче Рокоссовском, одном из главных творцов победы СССР над нацистской Германией.


Константин Рокоссовский и Георгий Жуков

Свой боевой путь уроженец Варшавы (бывшей в то время частью Российской империи) Рокоссовский начал в кавалерии на полях Первой мировой. Последовавшие в 1917 году две революции, крушение самодержавия, развал армии и страны поставили его и как и других поляков из 5-го Каргопольского драгунского полка перед выбором: участвовать в создании возрождающейся Польши или посвятить себя борьбе за «власть рабочих и крестьян» и за «победу мировой революции». В то время как сослуживец и двоюродный брат Константина Константиновича Франц Рокоссовский уехал в Варшаву, он сам примкнул к большевикам.


Константин Рокоссовский в 1917 году

Сражаться против своей родины в разразившейся в 1919 году советско-польской войне Константину Рокоссовскому, однако, не пришлось. Большую часть Гражданской войны он воевал против белых на Урале, в Сибири и на Дальнем Востоке, где дослужился до командира кавалерийского полка.



Успешная военная карьера, да и сама жизнь Константина Константиновича могла прерваться во время «большого террора» — периода массовых репрессий, охвативших Советский Союз в конце 1930-х годов. 17 августа 1937 года комдив Рокоссовский был арестован по подозрению в работе на польскую и японскую разведку.
Два с половиной года ему пришлось скитаться по тюрьмам и выдерживать допросы, пока в марте 1940 года благодаря усилиям генерала Семена Тимошенко его не освободили и не восстановили в должности и в правах. «Он никогда не говорил об этом даже с самыми близкими людьми», — вспоминал внук (и тезка) полководца Константин Рокоссовский: «Только один раз, когда мама спустя много лет после войны спросила его, почему он всегда носит с собой пистолет, сказал: «Если за мной снова придут, живым не дамся»».



В ходе тяжелых оборонительных боев против вермахта летом 1941 года Рокоссовский проявил себя как способный и решительный военачальник. Имея в наличии скудные людские и технические ресурсы, он 28 июля сумел отбить у немцев город Ярцево (ставший одним из первых освобожденных советских городов), задержать продвижение противника в сторону Москвы и обеспечить выход из окружения из соседнего Смоленска остатков двух советских армий.


Советские войска в Смоленске

«Воюя под Москвой, надо думать о Берлине. Советские войска обязательно будут в Берлине», — говорил Рокоссовский корреспонденту «Красной Звезды» в октябре 1941 года. В этот тяжелейший период битвы за столицу его 16-я армия, испытывая колоссальное давление противника, прикрывала северо-западные подступы к городу. Сражаясь за каждый метр, войска остановили немцев и в начале декабря приняли участие в масштабном контрнаступлении Красной Армии, отбросившей вермахт на 100-150 км от города.
«Вряд ли можно назвать другого полководца, который бы так успешно действовал как в оборонительных, так и наступательных операциях прошедшей войны… Обладая даром предвидения, он почти всегда безошибочно разгадывал намерения противника, упреждал их и, как правило, выходил победителем», — вспоминал Главный маршал авиации Александр Голованов.



Рокоссовский стал одним из авторов операции «Уран» по окружению и уничтожению 6-й армии Фридриха Паулюса в Сталинграде. В ходе Курской битвы летом 1943 года, после которой вермахт окончательно утратил инициативу в войне, он настолько грамотно организовал оборону на северном фасе Курской дуги, что лишил немецкие войска всех шансов на прорыв.
«Войска Центрального фронта выполнили задачу», — писал военачальник в своих мемуарах «Солдатский долг»: «Упорным сопротивлением они истощили силы врага и сорвали его наступление… Нам не понадобилось воспользоваться резервами Ставки, справились без них, потому что правильно расставили силы, сосредоточили их на том участке, который для войск фронта представлял наибольшую угрозу».


Константин Рокоссовский и фельдмаршал Фридрих Паулюс

В 1944 году Константин Константинович командовал войсками 1-го Белорусского фронта, ставшими главной ударной силой в ходе операции «Багратион». Всего за два летних месяца «советского блицкрига» Красная Армия продвинулась в западном направлении почти на 600 км, освободила всю территорию Белоруссии, часть Прибалтики и восточной Польши. Была полностью разгромлена немецкая группа армий «Центр», в тяжелом положении оказалась группа армий «Север». 29 июня Рокоссовскому, которого противник прозвал «Генерал-кинжал», было присвоено звание маршала Советского Союза.


Рокоссовский во время Курской битвы

В ноябре 1944 года, когда войска 1-го Белорусского фронта были готовы к стремительному рывку к сердцу Германии, Константина Константиновича внезапно назначили командующим 2-м Белорусским фронтом. Рокоссовский вспоминал в своих мемуарах телефонный разговор со Сталиным: «Это было столь неожиданно, что я сгоряча тут же спросил: «За что такая немилость, что меня с главного направления переводят на второстепенный участок?» Сталин ответил, что я ошибаюсь: тот участок, на который меня переводят, входят в общее западное направление, на котором будут действовать войска трех фронтов — 2-го Белорусского, 1-го Белорусского и 1-го Украинского; успех этой решающей операции будет зависеть от тесного взаимодействия этих фронтов… Если не продвинетесь вы и Конев, то никуда не продвинется и Жуков, — заключил Верховный Главнокомандующий».



В разговоре со своим близким другом контрразведчиком генерал-лейтенантом Николаем Железниковым Рокоссовский был более откровенен: «Я самый несчастный Маршал Советского Союза. В России меня считали поляком, а в Польше русским. Я должен был брать Берлин, я был ближе всех. Но позвонил Сталин и говорит: «Берлин будет брать Жуков». Я спросил, за что такая немилость? Сталин ответил: «Это не немилость, это – политика»».
В итоге, войска 2-го Белорусского фронта под командованием Константина Константиновича разгромили противника в Восточной Пруссии и Померании и сковали 3-ю немецкую танковую армию, не позволив ей принять участие в битве за Берлин.


Жуков, Монтгомери и Рокоссовский в Берлине

После победы маршал временно вернулся на родину. Он командовал Северной группой советских войск, дислоцированной на территории Польши. В октябре 1949 года по просьбе президента Польской Народной Республики Болеслава Берута и с разрешения руководства СССР Рокоссовский занял должность Министра Национальной обороны, на которой оставался вплоть до 1956 года. Константин Константинович был единственным советским маршалом в истории, который к тому же еще стал и маршалом Польши.


Маршал Рокоссовский командует войсками на Параде Победы в Москве в 1945 году

+5
Нет комментариев. Ваш будет первым!