Почему Путин и Эрдоган просто не могут сойтись во взглядах

17:00
/
26
/

Между лидерами России и Турции по-прежнему гораздо больше моментов, в которых они не смогут никогда достичь согласия, чем тех, о которых они могут договориться в результате долгожданной встречи один на один. На повестке дня стоит длинный список конфликтов, газовых сделок, дипломатических кризисов и оружейных контрактов. Президенты России и Турции встретились 28 сентября на черноморском курорте Сочи. Их обсуждение — детали которого появляются в открытом доступе очень медленно — охватило темы от Ливии до Сирии, от природного газа до возможного выстрела турецкого беспилотника.

Учитывая широкий круг вопросов, было также удивительно, что встреча завершилась всего через два часа сорок пять минут. Действительно, во время последней личной встречи президента Владимира Путина и президента Реджепа Тайипа Эрдогана в марте 2020-го года им потребовалось шесть часов, чтобы проработать ту же повестку дня. «Это говорит о том, что это не встреча для принятия важных решений», — сказал Asia Times Джон Харди, эксперт по России из Фонда защиты демократий, — «Разговор был больше о регулировании отношений».

Действительно, по итогам встречи было принято мало конкретных решений, о которых не было бы разговора на заключительной совместной пресс-конференции или не было бы сделано громкого заявления. Вместо этого все, что Эрдоган сказал турецким репортерам в самолете домой, это то, что Россия в будущем будет оказывать поддержку оборонной промышленности Турции и ее зарождающейся космической программе, которая направлена ​​на беспилотную посадку на Луну к 2023-му году. «Заявление президента Эрдогана больше походило на список желаний на будущее, чем на конкретный список соглашений», — сказал Asia Times Озгур Унлухисарцикли, глава Фонда маршалов Германии в Анкаре.

Однако такой список может быть срочно необходим, особенно в отношении Сирии, где Турция и Россия находятся на противоположных сторонах в кровавом гражданском конфликте. Там в последние дни наблюдается эскалация бомбардировок российской и проасадовской Сирийской арабской армией (САА) поддерживаемых Турцией повстанцев в Идлибе — последнем оплоте оппозиции. Действительно, после короткого затишья во время саммита Путин-Эрдоган 1 октября возобновились авиационные и артиллерийские удары к югу от анклава Идлиб, и командиры повстанцев выразили обеспокоенность тем, что это может быть подготовкой к новому наземному наступлению.

Между тем, на экономическом фронте Турция и Россия также все больше расходятся по энергетическим вопросам. Срок действия ряда ключевых контрактов на поставку российского природного газа в Турцию истекает в конце года, что потенциально может оставить Турцию в недоумении до необычно суровой зимы. «Между Турцией и Россией существуют очень серьезные и очень срочные проблемы», — говорит Унлухисарджикли, — «Сотрудничество может продолжаться, но есть и некоторые долгосрочные проблемы».

В то время как Сирия остается самым «живым» противостоянием между двумя странами, Ливия также остается яблоком раздора. Там у Турции есть войска, которые оказали жизненно важную поддержку базирующемуся в Триполи Правительству национального согласия в его сражениях с поддерживаемым Россией генералом Халифой Хафтаром во время недавних боевых действий. И Анкара, и Москва теперь официально поддерживают мирный процесс Ливии под руководством ООН, но, хотя оба они взяли на себя обязательство вывести иностранные войска, турецкие сапоги остаются на ливийской земле, в то время как Россия — которая всегда отрицала свое присутствие — остается там группой Вагнера.

С тех пор, как Путин и Эрдоган в последний раз встретились лицом к лицу, близкий союзник Турции Азербайджан также почти изгнал Армению из спорного анклава Нагорного Карабаха на Южном Кавказе. Российские и турецкие войска теперь совместно следят за соглашением о прекращении огня от ноября 2020-го года, положившим конец боевым действиям. Тем не менее, «Россия на Кавказе очень не любит, когда Турция находится на ее заднем дворе», — говорит Харди.

В нагорно-карабахском конфликте решающую роль сыграли также турецкие военные беспилотники, некоторые из которых теперь также проданы Украине — к большому неудовольствию России. Москва же поддерживает пророссийских восточноукраинских сепаратистов и аннексировала украинский Крым в 2014-м году.

За несколько дней до саммита в Сочи Эрдоган фактически осудил эту аннексию на Генеральной Ассамблее ООН в Нью-Йорке. «Мы придаем большое значение защите территориальной целостности и суверенитета Украины, включая Крым, аннексию которого мы не признаем», — сказал Эрдоган. Кроме того, в тот же день, что и саммит в Сочи, Украина и Турция подписали меморандум о взаимопонимании по созданию совместных центров по обучению и техническому обслуживанию турецких беспилотников, а также планы относительно будущего совместного производства.

Тем не менее, несмотря на все споры, в последние годы России и Турции всегда удавалось найти способ управлять своими конкурирующими интересами. «Переговоры иногда бывают трудными, но с положительным окончательным результатом», — сказал Путин после сочинского саммита, — «Наши государственные органы научились находить компромиссы, выгодные для обеих сторон». Частично это связано с отношениями между двумя лидерами. «Это был важный фактор, не позволяющий никому сходить с рельсов», — говорит Харди, — «Вот почему было так важно встретиться лицом к лицу, ведь от этих переговоров между лидерами так много зависит».

Кроме того, поддержание отношений на определенном уровне представляет собой значительный экономический интерес. По данным российского государственного информационного агентства «Известия», товарооборот между двумя странами увеличился на 55% за год до саммита: турецкие инвестиции в Россию составили 1,5 миллиарда долларов, а российские инвестиции в Турцию — 6,5 миллиарда долларов. Что касается энергетики, то Россия является основным источником природного газа для Турции, поступающего по дну Черного моря, хотя в последние годы Турция также стремилась уменьшить эту зависимость, разрабатывая собственные газовые ресурсы и диверсифицируя свою энергетическую структуру. В рамках этого Росатома в настоящее время строит первую в Турции атомную электростанцию, а Эрдоган после встречи в Сочи предположил, что в будущем он может построить еще две. Россия также является крупным клиентом турецкого туристического сектора: согласно официальной турецкой статистике, в 2020-м году Турцию посетило около 2,3 миллиона россиян.

Сотрудничество в оборонной промышленности, о котором Эрдоган говорил после Сочи, может также основываться на спорной продаже российских зенитных ракет С-400 Турции в 2017-м году. Поскольку Турция является членом НАТО, США и другие члены Атлантического альянса возражали против этой продажи, исключив Турцию из программы истребителей F-35 после того, как заявили, что сделка с С-400 поставила под угрозу безопасность этого самолета. США также наложили санкции на нескольких ведущих турецких чиновников министерства обороны в связи со сделкой.

Расширение сотрудничества в сфере обороны не означает, что Турция откажется от этого спора со своими союзниками по НАТО. Действительно, недавно Эрдоган предложил закупить вторую партию С-400. «Этот треугольник между Россией, США и Турцией сложно согласовать, но российско-турецкие отношения пережили множество кризисов и лидеры стран сумели сохранить рабочие отношения», — говорит Харди. Теперь, когда российские бомбы и сирийские артиллерийские снаряды, поддерживающие Асада, начинают падать в анклаве Идлиб с нарастающей жестокостью, серьезное испытание этой способности управлять, возможно, быстро приближается к своему окончанию.

ДЖОНАТАН GORVETT

+4
Нет комментариев. Ваш будет первым!