О точности русских кораблей в Цусиме и японских – при Шантунге

О точности русских кораблей в Цусиме и японских – при Шантунге

В предыдущей статье я, в силу своих скромных способностей, уточнил данные уважаемого В. Поломошнова по попаданиям в русские корабли в бою при Шантунге. Речь идет исключительно о попаданиях, которых добились главные силы японцев, то есть 4 броненосца и 2 броненосных крейсера 1-го боевого отряда, а также присоединившийся к ним во 2-й фазе боя «Якумо».


Всего, по моим данным, получилось 37 попаданий в 1-й фазе и 104 попадания во 2-й.

О точности русских кораблей в Цусиме и японских – при Шантунге

Чем же смогли ответить русские корабли?

Результативность 1-й Тихоокеанской


Всего, по данным В. Поломошнова, японский флот получил 37–38 русских снарядов.

Однако эта статистика включает в себя попадания в «Идзуми», «Чин-Иен» и миноносцы, которые не относятся к бою главных сил. В корабли 1-го боевого отряда Х. Того и «Якумо», по В. Поломошнову, попал всего только 31 снаряд. Из описаний, приведенных им же, можно предполагать, что максимальное количество попаданий в корабли главных сил японцев не превышало 33.

О точности русских кораблей в Цусиме и японских – при Шантунге

Какие выводы из вышесказанного можно сделать?

Вполне очевидно, что по количеству попаданий японская эскадра выигрывала с разгромным счетом.

Но вот что интересно…

Пока бой велся на больших дистанциях, русская эскадра отвечала одним попаданием примерно на 3 японских: 37/12=2,91. Возможно, это отношение даже меньше, если часть снарядов, время попадания которых не зафиксировано, поразили японские корабли в 1-й фазе.

Но даже если все такие попадания отнести ко 2-й фазе, то и тогда соотношение русских и японских попаданий в ней составит 5,2 – один русский снаряд на пять японских!

Получается, что, в зависимости от того, когда именно «Сикисима» и «Касуга» получили русские «гостинцы», соотношение русских и японских попаданий выглядело так.

1. В 1-й фазе (37 японских попаданий и от 12 до 17 русских) – 2–2,9 японских попаданий на одно русское.

2. Во 2-й фазе (104 японских попаданий и от 14 до 20 русских) – 5,2–7,4 японских попаданий на одно русское

Предполагая, что большая часть попаданий в «Сикисиму» и «Касугу» относятся все же ко 2-й фазе, мы видим, что бой «накоротке» не обещал ничего хорошего 1-й Тихоокеанской эскадре, получавшей на один снаряд, который удавалось «вбить» в японцев примерно 5–6 попаданий в ответ.

Как ни странно, но для В. К. Витгефта как раз было бы лучше держаться по возможности дальше от кораблей Х. Того и воевать на большой дистанции, где и интенсивность воздействия вражеского огня была существенно ниже (37 попаданий против 104), и шансов нанести повреждения японской эскадре было больше (1 попадание в ответ на 2,5–3 японских).

Цусима


О точности русских кораблей в Цусиме и японских – при Шантунге

Точно не уверен, но вроде бы японская эскадра утром перед Цусимским сражением

Попробую сравнить результативность и точность русского огня в 1-й фазе Цусимского сражения и японского – во 2-й фазе боя при Шантунге.

Выбор может показаться странным, но...

Дело в том, что условия, в которых происходили эти боевые эпизоды, в известной мере схожи. В начале фаз японцы не имели серьезных повреждений, русские не имели их совсем. Расстояния были сопоставимыми, и если даже в Цусиме они были незначительно меньше, это более чем компенсировалось худшей видимостью. Наконец, движение эскадр в чем-то было схожим – на начало боя и русские, и японцы находились в положении догоняющих и должны были стрелять левыми бортами по целям, расположенным слева-спереди.

Известно, что в 1-й фазе Цусимского сражения русские корабли добились по меньшей мере 62 попаданий в японцев.

О точности русских кораблей в Цусиме и японских – при Шантунге

Безусловно, 62 заметно меньше 104 попаданий в русские корабли во 2-й фазе боя при Шантунге. К тому же не стоит забывать, что у японцев во 2-й фазе воевало 7 кораблей в линии, а у русского флота в Цусиме – 12. Казалось бы, это неопровержимо свидетельствует о том, что артиллеристы З. П. Рожественского не смогли приблизиться к результативности 1-го боевого отряда Х. Того вместе с «Якумо».

Но так ли это?

Корабле-часы


Если на одном приусадебном участке работал один человек, а на соседнем – двое, то может показаться, что на соседнем и работы сделано вдвое больше. Но это будет правильным лишь в том случае, если они работали одинаковое время. Ну, и если производительность у них одинаковая, конечно.

А вот если человек, работавший в одиночестве, гнулся над грядками 8 часов, а его соседи, поработав пару часиков, сели за пивко, то на первом участке отработано 8 человеко-часов, а на соседнем – только 4. И это значит, что работы на первом участке было сделано вдвое больше, хоть и работало там людей вдвое меньше по численности.

Попробуем тот же подход применить к японской эскадре при Шантунге и главным силам русских в Цусиме.

Относительно 2-й фазы боя при Шантунге есть определенная неясность, когда точно она началась и когда – завершилась?

Рапорты наших моряков имеют разночтения, но по большей части указывают 16:30–16:45.

Что до завершения боя главных сил, то уважаемый В. Поломошнов обозначил его примерно 19:00, но насколько это верно?

Оценки участников сражения противоречивы.

Например, Щенснович указывает, что 2-я фаза сражения (в его расчетах она была третьей) продолжалась 2 часа 50 минут, но у него много странностей со временем – например, он считает, что фаза началась в 15:40 и закончилась в 18:30.

Когда «Цесаревич» вышел из строя, «Ретвизан» бросился в сторону японской эскадры, и было это примерно в 18:15 (рапорт фон Эссена), затем, пройдя минут около 10 в сторону неприятеля, «Ретвизан развернулся и отступил».

Таким образом, интенсивный бой главных сил никак не мог закончиться ранее 18:30. Известно также, что после 18:30 японские броненосцы вели огонь по русским кораблям – об этом есть в рапорте старшего офицера «Цесаревича».

О точности русских кораблей в Цусиме и японских – при Шантунге

Иначе говоря, не будет ошибкой предположить, что 2-я фаза боя при Шантунге продолжалась по меньшей мере 2 часа, но, возможно, что и несколько больше, то есть от 2 до 2,5 часов.

Со стороны главных сил японцев в ней участвовало 6 боевых кораблей 1-го боевого отряда и «Якумо».

Таким образом, 7 кораблей сражались в течение 2 часов минимум, с 16:45 до 18:45, что дает в сумме 14 корабле-часов.

Перейдем теперь к русским кораблям.

Всего 1-я фаза Цусимского сражения продолжалась 82 минуты, с 13:49 до 15:12.

Но «Ослябя» уже в 14:15 имел сильный крен и едва ли был в состоянии вести результативный огонь, так что в сражении он участвовал не более 26 минут.

В 14:20 был выбит из строя «Бородино», куда он вернулся спустя 20 минут, но вне строя он едва ли мог вести сколько-то результативный бой.

В 14:26 вышел из строя флагманский «Князь Суворов», а в 14:40 – «Александр III» – время, в течение которого они еще держались и могли наносить неприятелю какой-то урон, составило примерно 37 и 51 минуту соответственно.

Следовательно, только 8 русских кораблей линии сражались в течение всех 82 минут 1-й фазы Цусимского сражения, навоевав тем самым 656 корабле-минут. Остальные четыре корабля – «Ослябя», «Суворов», «Александр III» и «Бородино» – участвовали в ней 26, 37, 51 и 62 минуты соответственно.

Всего русская эскадра в 1-й фазе Цусимы сражалась 832 корабле-минуты то есть 13,87 корабле-часа.

Несмотря на то, что во 2-й фазе Шантунга у японцев сражалось 7 кораблей, а у нас в 1-й фазе Цусимы – 12, с учетом продолжительности фазы и выходом из строя части русских кораблей, «отвоеванных» корабле-часов у русской эскадры оказывается меньше, чем у японской: 13,87 против как минимум 14.

О попаданиях


Поскольку 7 японских кораблей добились 104 попаданий в русские, то можно говорить о том, что в среднем каждый из них добился в течение 2-й фазы 14,87 попаданий.

Для русской эскадры в Цусиме этот показатель составляет 62/12=5,17. Практически тройное превосходство, но это без учета фактора времени ведения огня.

Но если пересчитать среднее количество попаданий на корабле-час (то есть сколько в среднем попаданий давал один сражающийся корабль в течение часа), то соотношение будет уже совершенно иным: 104/14=7,43 – у японцев и 62/13,87=4,47 – у русских. Как видим, разница уже не столь существенна, но все же она остается в 1,67 раза в пользу японцев.

Но нужно понимать, что 7,43 попадания на корабле-час для японцев – это, скорее, завышенные цифры.

К сожалению, основная масса попаданий в русские корабли во 2-й фазе сражения не фиксирована по времени. То есть указано, что корабль получил попадание после 16:30, но не указано, во сколько именно. А это означает, что в учтенных нами 104 попаданиях вполне могут быть снаряды с 5-го боевого отряда или «Асамы», или же те, которые, хотя и были выпущены с кораблей Х. Того, но попали в русские броненосцы позднее 18:45.

Таким образом, вполне очевидно, что исчисленный мною показатель для японцев является предельным, в реальности он мог быть несколько ниже.

Это с одной стороны.

А с другой – не приходится сомневаться, что рассчитанный для русских кораблей в Цусиме показатель 4,47 попадания на корабле-час – существенно занижен.

О точности русских кораблей в Цусиме и японских – при Шантунге

Дело в том, что, взятые мною в расчет 62 попадания в 1-й фазе Цусимского сражения – это лишь те попадания, время которых зафиксировано японской стороной.

За все время Цусимского сражения таких попаданий было 81, но все дело в том, что, помимо них, имелось еще как минимум 50, а возможно, и больше попаданий, время которых японцами зафиксировано не было.

Вне всякого сомнения, какое-то количество нефиксированных по времени попаданий угодило в японские корабли в 1-й фазе сражения.

Сколько?

Увы, мы вряд ли когда-нибудь это узнаем.

Если предположить, что нефиксированные по времени попадания в японские корабли в Цусиме распределились пропорционально времени сражения, то на первую фазу придется как минимум 18–19 попаданий. Если предположить, что нефиксированные по времени попадания распределялись пропорционально зафиксированным, то на 1-ю цусимскую фазу придется по меньшей мере 38–39 попаданий.

Таким образом, не будет ошибкой считать, что в 1-й фазе Цусимского сражения русские корабли добились от 80 до 100 попаданий: в пересчете на корабле-часы получим 5,76–7,2 попаданий на корабле-час.

Истина, скорее всего, где-то посередине, но даже минимальная из рассчитанных выше цифр приближается к результативности японских кораблей при Шантунге – 5,76 против 7,43 попаданий на корабле-час. Разница 29 %.

Но и это еще не все.

О точности стрельбы


До сих пор я рассматривал эффективность артиллерийского огня, под которой понимал количество попаданий во вражеские корабли.

Теперь же попробуем оценить меткость русских артиллеристов, продемонстрированную ими в 1-й фазе Цусимы в сравнении с той, что показали их японские «коллеги» во 2-й фазе при Шантунге.

Как я уже говорил ранее, количество попаданий в неприятельские корабли находится в прямой зависимости не только от точности, но и от количества выпущенных снарядов. И если мы видим, что русские артиллеристы добивались в среднем с одного корабля 5,76 попаданий за час, а японцы – 7,43, то есть на 28,9 % больше, это совершенно не значит, что точность японских комендоров была на 28,9 % больше русской.

Может быть, точность была равной, но японцы выпустили на 28,9 % больше снарядов, чем русские – кто знает?

Так вот, тяжелые корабли японцев, как правило, стреляли интенсивнее наших броненосцев. Если взять то же сражение в Желтом море, то японцы израсходовали на один корабль 1-го боевого отряда в среднем 756 снарядов калибром 152–305-мм, на 33 % больше русских, чей результат – только 569 таких снарядов на корабль. Если же сопоставить расход снарядов в Цусиме, то, по данным Грибовского:

«Корабли Н. И. Небогатова сами стреляли довольно интенсивно, выпустив девяносто 305-мм, около семисот шестидесяти 254- и 229-мм, тысячу шестьдесят четыре 152-мм и около тысячи двухсот пятидесяти 120-мм снарядов».

Это дает в среднем 791 выпущенный снаряд калибром 120–305-мм на один корабль.

Данные по «Орлу» намного скромнее – при самых лучших допущениях он едва ли смог израсходовать больше 96 – 305-мм и 400 – 152-мм снарядов.

А вот японцы израсходовали в среднем по 1 032 снаряда на один корабль 1-го боевого отряда, то есть на 30 % больше кораблей Небогатова.

Таким образом, хотя у меня нет возможности сделать достоверный расчет, следует предполагать, что в 1-й фазе Цусимы наши корабли стреляли куда менее интенсивно, нежели японцы при Шантунге, причем следует предполагать по меньшей мере 30-процентную разницу.
А это, в свою очередь, означает, что русские корабли в 1-й фазе Цусимского сражения стреляли примерно с той же точностью, что и японские – во 2-й фазе Шантунга.

Но и это еще не все.

Я предполагаю, что точность русских кораблей существенно различалась – наиболее метко стреляла четверка броненосцев типа «Бородино» и «Ослябя», остальные корабли 2-го броненосного отряда им несколько уступали, и хуже всех стреляли броненосцы 3-й Тихоокеанской.

Основанием для подобной гипотезы служит график попаданий в японские корабли в сочетании со временем выхода из строя или уничтожения централизованного управления огнем русских кораблей. Можно предполагать, что именно корабли Небогатова в Цусиме поддерживали наиболее интенсивный огонь, и во 2-й, и 3-й фазе сражения они были достаточно близки к неприятелю, но количество попаданий, которого добилась вся эскадра, не свидетельствует о том, что этот огонь был результативным.

Если моя гипотеза верна, то следует предполагать, что лучшие броненосцы З. П. Рожественского стреляли точнее, чем главные силы японцев при Шантунге. Если я ошибаюсь – то и тогда наши головные броненосцы в Цусиме стреляли как минимум так же точно, как и японские корабли во 2-й фазе Шантунга.

О прочих условиях


Итак, в силу вышесказанного, мы имеем все основания считать, что русские артиллеристы 2-й Тихоокеанской эскадры в 1-й фазе Цусимы стреляли столь же точно, а головные русские корабли – так даже и точнее, чем японцы во 2-ой фазе Шантунга.

Но даже это утверждение еще не в полной мере характеризует боевые качества 2-й Тихоокеанской эскадры.

Дело в том, что условия стрельбы для нашей эскадры в Цусиме были куда более невыгоднее, чем у японцев при Шантунге.

Хуже были погодные условия.

Утром 28 июля 1904 года, когда состоялся бой при Шантунге, море было тихим, волнения не было, но оно поднялось после 14:00.

В день Цусимского сражения волнение с утра было сильным, но сравнить его с тем, что было 28 июля после 16:30 весьма затруднительно. Однако же в официальной истории есть упоминания того, что на русских кораблях заливало водой порты орудий на батарейной палубе, ничего подобного про Желтое море не говорится, так что, по всей видимости, волнение в Цусиме все же было сильнее.

Но если про волнение еще можно поспорить, то видимость в Цусимском сражении была существенно хуже, чем в бою в Желтом море.

В Цусиме японцы отмечали сложности с наблюдением за русскими кораблями на дистанции около 50 кабельтов, а в Желтом море они уверенно стреляли на 60–80 кабельтов и более.

Хуже была матчасть.

Японцам при Шантунге было значительно проще пристреливаться и контролировать результаты огня на поражение, используя снаряды с большим запасом ВВ и взрывателями моментального действия. Можно долго спорить об эффективности русских снарядов, но, с точки зрения обеспечения точности стрельбы, наши стальные фугасные снаряды были намного хуже японских.

Хуже была позиция.

Японские корабли вступили в бой, находясь как бы позади-справа от русской эскадры, позиция для них была невыгодной, потому что они вынуждены были догонять, продвигаясь вдоль всего нашего строя. Но примерно через час эскадры находились уже в равном положении, а затем японцы, обогнав головные корабли В. К. Витгефта, получили позиционное преимущество.

Таким образом, как минимум в течение часа, то есть половину всей 2-й фазы, преимущество позиции было у японцев.

Русские же корабли в Цусиме имели позиционное преимущество лишь в течение 15 минут в завязке боя, пока Х. Того крутил свою петлю, разворачиваясь последовательно в пределах досягаемости орудий нашей эскадры. Затем преимущество перешло к японцам и оставалось у них до конца 1-й фазы и далее.

Попытка «Александра III» провести эскадру под кормой 1-го боевого отряда японцев заслуживает всяческого уважения и восхищения. Но, когда этот броненосец повернул на японцев, наша эскадра, по сути, оказалась под «crossing T» для броненосных крейсеров Х. Камимуры – в столь невыгодной позиции корабли Х. Того при Шантунге не были никогда.

И, наконец, самое главное.

Японская эскадра при Шантунге добилась своей точности, выигрывая бой.

Русская эскадра в Цусиме продемонстрировала такую же или даже лучшую точность, проигрывая сражение. Разница принципиальнейшая.

Японская эскадра в ходе 2-й фазы Шантунга получила от силы два десятка попаданий, причем большая их часть, 13–14, достались «Микасе». Остальные корабли не получили сколько-то заметных повреждений и били русские броненосцы, что называется, в свое удовольствие. Да, у японцев были разрывы стволов, но они все равно выпустили больше снарядов, чем наши корабли.

В то же время в Цусиме наши корабли сражались под прессом огня и стали, которыми давил их японский флот.

О точности русских кораблей в Цусиме и японских – при Шантунге

Какие там 20 попаданий?

Да один только «Ослябя» меньше чем за полчаса сражения, получил, скорее всего, больше. Конечно, нет никакой возможности точно установить количество попаданий в погибшие в Цусиме русские корабли, но совершенно очевидно, что в Цусиме японцы стреляли значительно эффективнее, чем в бою в Желтом море.

Иными словами, если во 2-й фазе Шантунга японские артиллеристы действовали в условиях, близких к полигонным, то значительному числу наших 14 мая 1904 года приходилось воевать, когда их корабль сотрясался от попаданий, вокруг полыхало, а дым от пожаров идущего впереди броненосца заволакивал прицелы. И это, конечно, снижало точность стрельбы.

Не приходится сомневаться, что если по кораблям З. П. Рожественского в Цусиме стреляли так же, как по броненосцам Х. Того при Шантунге (да даже и по нашим броненосцам при Шантунге), то огонь 2-й Тихоокеанской эскадры был бы куда точнее и эффективнее.

И лишь только в одном аспекте русские моряки в Цусиме имели преимущество.

В 1-й фазе Цусимы они только что вступили в бой, в то время как японцы во 2-й фазе возобновили сражение, так что артиллеристы 2-й и 3-й Тихоокеанских эскадр все же были более свежими.

Но это преимущество было сравнительно небольшим. Перерыв между фазами боя при Шантунге составил по меньшей мере полтора часа, и за это время, конечно, можно было перевести дух.

Кроме того, не следует забывать, что за плечами русской эскадры был длительный переход от берегов Аннама. Да и, вообще, переход из Либавы на состоянии экипажей сказался отнюдь не позитивно.

Вывод


Проведенный анализ, конечно, грешит известным количеством допущений. В полной мере осознавая это, все же рискну утверждать, что:

1. Условия для ведения результативного огня у 2-й Тихоокеанской эскадры в 1-й фазе Цусимского сражения были существенно хуже, чем у японских главных сил в ходе 2-й фазы при Шантунге.

2. Невзирая на п.1, 2-я Тихоокеанская эскадра стреляла как минимум так же точно, а головные корабли – так даже точнее японцев.

Отсюда следует простой вывод – находясь в сопоставимых условиях с японцами «образца 28 июля 1904 года», русские артиллеристы 2-й Тихоокеанской эскадры стреляли бы не хуже последних, компенсируя меньший темп стрельбы лучшей точностью.

С легкой руки Новикова-Прибоя, да и других авторов, долгое время среди любителей военно-морской истории господствовало мнение, что 1-я Тихоокеанская эскадра была боевой и имела хорошие шансы на победу, и что только гибель В. К. Витгефта помешала ей прорваться во Владивосток.

Многие также считали, что русская эскадра в Желтом море добилась бы большего, если б сумела сойтись с японцами «накоротке».

Но результативность артиллеристов 1-й Тихоокеанской эскадры на дистанциях 23–40 кабельтов, на которых они отвечали одним снарядом на пять-шесть японских, не свидетельствует об этом.

С другой стороны, если бы артиллеристы кораблей В. К. Витгефта обладали выучкой, сродни той, которую имели их коллеги со 2-й Тихоокеанской эскадры, то количество попаданий в японские корабли во 2-й фазе боя при Шантунге вместо невнятных 14–20 вполне могло достигнуть сотни, а то и более.

И не исключено, что в таком случае в бою в Желтом море у нас с японцами получилась бы честная ничья, а при удаче – могла быть и победа, не решительная, конечно, но хотя бы «по очкам».

Продолжение следует…

+4
Нет комментариев. Ваш будет первым!