Коммунистический Китай: блокада из Белграда

Коммунистический Китай: блокада из Белграда

Признать нельзя осудить



Федеративная Народная Республика Югославия, враждовавшая с СССР и его восточноевропейскими союзниками в 1948–1953 годах, официально признала КНР уже 3 октября 1949 года – через два дня после её провозглашения. Но обмен посольствами произошёл только 2 января 1955 года.

Дело в том, что Белград, всё активнее сближавшийся с Западом с конца 40-х (После Тито был потоп. Тяжёлое наследие хозяина Югославии), не мог не учитывать позицию западных держав в отношении КНР. Не мог Тито игнорировать и участие всего НАТО в прямой военной поддержке Южной Кореи в период Корейской войны (1950–1953 годов).

Характерно в этой связи, что ФНРЮ воздерживалась при голосованиях в ООН проектов советских резолюций в 1950–1952 годах, предлагавших осудить американскую оккупацию Тайваня и вторжение войск НАТО в Корею. Что, разумеется, вызывало многословную официальную критику со стороны Пекина и Москвы.

А в канун провозглашения КНР, 28 сентября 1949 года, правительство СССР в своей ноте обвинило правительство Югославии «в фактическом попрании и разрыве советско-югославского Договора «о дружбе, взаимной помощи и послевоенном сотрудничестве» (1946 года). Поэтому СССР «считает себя свободным от обязательств, вытекающих из этого договора».

И почти через месяц после провозглашения КНР, 25 октября 1949 года ФНРЮ и СССР отозвали своих послов соответственно из Москвы и Белграда. Такая ситуация (дипломатический развод) сохранялась до июня 1953 года включительно. Пекин в тот период поддерживал Москву в конфликте с Белградом, поэтому посол КНР в Югославии даже не был назначен.

А на проамериканскую внешнюю политику Белграда, в том числе в отношении КНР, в тот же период указывало и то, что ФНРЮ официально признала ГДР только в октябре 1957 года – через восемь лет после провозглашения ГДР (7 октября 1949 года). Хотя дипотношения Югославии с ФРГ были установлены в 1951 году – уже через два года после её провозглашения.

Китайские церемонии


Но китайские дипломаты в Восточной Европе в первой половине 1950-х, особенно в Румынии и Польше, пытались «навести мосты» с Белградом. Это было сделано, чтобы использовать возможную нормализацию китайско-югославских отношений в качестве противовеса зависимости КНР от СССР.

Однако под давлением Москвы её восточноевропейские союзники в тот период не решились стать посредниками для урегулирования отношений КНР с ФНРЮ. Тем не менее Пекин в тот период воздерживался от разнузданной критики Тито, развернутой в СССР и восточноевропейских странах.

Фактическое присоединение Югославии в 1949–1954 годах к блокаде Западом КНР Тито объяснил главе КНР Хуа Гофэну много позже – в ходе своего официального визита в Китай с 30 августа по 7 сентября уже 1977 года.

Коммунистический Китай: блокада из Белграда

Иосип Броз Тито с Хуа Гофэном (сопровождающий – крайний справа от Тито, во френче) в Пекинском гарнизоне НОАК (4 сентября 1977 года)

По оценке югославского лидера, США и другие страны НАТО оказывали давление на Белград, чтобы Югославия воздержалась от развития отношений с КНР. А в тот период отношения ФНРЮ с Западом, по словам Тито, имели для неё решающее значение, ввиду весьма реальной угрозы советского военного вторжения в Югославию с участием Болгарии, Венгрии и Румынии.

Тем более что 14 ноября 1951 года в Вашингтоне был подписан бессрочный договор ФНРЮ с США «О военно-техническом сотрудничестве и взаимном обеспечении безопасности» (действовал вплоть до распада Югославии). Поэтому сложившаяся ситуация сковывала, по мнению главы СФРЮ, югославско-китайское сотрудничество. Хуа Гофэн высказал понимание этих обстоятельств начала 1950-х.

Заметим, что упомянутый договор предусматривал:

«… Правительство США предоставит или будет продолжать предоставлять в распоряжение Правительства ФНРЮ оборудование, материалы, услуги или другую помощь в соответствии с Законом США «О взаимной помощи в обороне» 1949 года и Законом США «О взаимной безопасности» 1951 года».

А югославская сторона, в свою очередь,

«… предоставит США взаимную помощь, продолжая содействовать производству и передаче Соединенным Штатам в таких количествах и на таких условиях, которые будут согласованы, сырья и полуфабрикатов, необходимых США в результате недостатка или потенциального недостатка в собственных ресурсах и с учётом наличия их в Югославии».

Дипломатия на опережение


Но ещё до подписания того договора, 13 июня 1951 года глава отдела планирования Армии США генерал-лейтенант К. Эддльман и начальник генерального штаба Югославской армии генерал-полковник К. Попович подписали в Белграде соглашение на 1951–1953 годы «О срочной доставке в Югославию военных грузов и о военных консультациях».

Общий же объем американской военно-технической помощи Югославии за 1950–1954 годы превысил 450 млн долларов, включая льготные кредиты Белграду на поставки в ФНРЮ вооружений, боеприпасов и товаров двойного назначения из США.

Притом эта помощь оказывалась Белграду до первой половины 80-х годов включительно (подробнее см. – Lees L., «Keeping Tito Afloat: The United State, Yugoslavia, and the Cold War», Pennsylvania State University Press, 1997; «U. S. Diplomatic Records on Relations with Yugoslavia during the Early Cold War: 1948–1957», ed. by N. Ceh. Boulder, New York, 2002).

Югославия оказалась активной участницей блокадной политики Запада в отношении Китайской Народной Республики в первые же годы её существования. И только в январе 1955 года Белград и Пекин на фоне нормализации советско-югославских отношений обменялись послами и посольствами.

Но даже после фактического установления в 1955 году китайско-югославских отношений и при нормализации советско-югославских отношений с того же 1955 года Мао безжалостно критиковал руководство ФНРЮ. Так, в беседе с советским послом в КНР П. Ф. Юдиным 8 марта 1955 года Мао заявил:

«… Тито и его группа, заявляя о приверженности марксизму, ведут себя как троцкисты: кричат, что они за Ленина, но против Сталина. А марксисты не могут не признавать Маркса, Энгельса, Ленина и Сталина как единое целое».

Коммунистический Китай: блокада из Белграда

Более того:

«Тито и титовцам доверять нельзя – они очень крепко связали себя с империалистами. Потому мы осторожно говорим о возможном политическом сближении с Союзом коммунистов Югославии».

Однако через 13 лет, вскоре после известных событий в Чехословакии (1968), быстро пошла в рост китайско-югославская торговля, а в 1977 году Пекин и Белград, повторим, окончательно помирились друг с другом…

+8
Нет комментариев. Ваш будет первым!