Александр Яковлев / ТАСС

Когда Эдуард Стрельцов отбывал срок в лагерях, солагерники относились к нему с почтением. Но не все: в Вятлаге Стрельцов вступил в серьезный конфликт с так называемыми «блатными».

Исходя из материалов уголовного дела, Эдуард Стрельцов был осужден за изнасилование 20-летней знакомой. Впоследствии она написала в прокуратуру заявление о том, что прощает Стрельцова и просит прекратить уголовное преследование в отношение него. По показаниям участников и свидетелей того, что тогда произошло, сложно выстроить истинную картины случившегося – все, включая самого Стрельцова во время отдыха на даче сильно напились. Вдобавок, футболист, поверивший следователю, который заявил, что его, знаменитость, никто не посадит, написал явку с повинной.

Несмотря на «отказную», поступившую от потерпевшей, делу дали ход и Эдуарда Стрельцова осудили на 12 лет лишения свободы (гособвинитель просил еще больше – 15 лет). Есть неподтвержденная документально версия (ее тоже «МК» приводит) о том, что на Хрущева надавила тогдашний министр культуры Екатерина Фурцева, настоявшая на суровом наказании для спортсмена: якобы спортсмен не захотел ухаживать за ее дочерью Светланой, обожавшей футболиста.

Биограф Эдуарда Стрельцова Александр Нилин писал, что знаменитый советский футболист отсидел в общей сложности более 4 лет (с июля 1958-го по февраль 1963-го) в трех советских МЛС – в печально знаменитом Вятлаге (центр – поселок Лесное Кировской области) и в двух тульских исправительно-трудовых колониях ИТК № 5 и ИТК№ 1.
В личном деле Стрельцова значится, что он с июля по декабрь 1958 года сидел в Бутырке, затем были краснопресненская и кировская пересылки и первая зона – кирово-чепецкая. В начале декабря осужденный поступил в Вятлаг.

Здесь Стрельцов сменил 4 лагпункта – отбывал в 29-м (на станции Парманка), Коментантском (поселок Лесной), 16-м (станция Ирма) и первом (в поселке Сорда). В марте 1960 года переведен в Электросталь (в засекреченный «почтовый ящик»; Нилинговорит, что там Стрельцов получил большую дозу радиации). Через 3 месяца срок ему снизили до 7 лет. Последние годы заключения – две тульские ИТК.

Судя по письмам заключенного матери, в Вятлаге Стрельцов трудился на лесоповале (жаловался на то, что после погрузки бревен в конце дня «руки отваливаются»). Просил прислать теплую одежду, деньги, сахар… В заключении спортсмен пошел учиться в 8-й класс (у него была только семилетка).
В Лесном, вспоминала вдова уполномоченного по делам спорта Вятлага Владимира Хлусьянова Валентина, на местном стадионе Эдуард Стрельцов играл в составе команды одного из лаготделений. Сам Хлусьянов запомнил футболиста бодрившимся, не унывавшим, надеющимся на скорое освобождение.

В Вятлаге известный заключенный, судя по его письмам домой, работал на лесоповале, интендантом, слесарил на электростанции, был учеником токаря, копировальщиком в конструкторском бюро, обмотчиком в электроцехе… В тульской колонии ИТК № 5, по воспоминаниям бывшего осужденного, отбывавшего срок вместе с футболистом, – Владимира Демихова, Эдуард Стрельцов трудился разметчиком и библиотекарем. В колонии часто играли в футбол, и Стрельцова как спортсмена, заключенные весьма ценили. Журналисты издания «Советский спорт – Футбол» разыскали также бывшего надзирателя последней колонии, где полгода перед освобождением по УДО отсидел футболист – Петра Потапова, служившего в тульской ИТК №1. Потапов рассказал, что Стрельцов там был дневальным. В футбол играть продолжал, но почти сразу ему это запретили. Футболист даже писал домой, чтобы мать похлопотала перед директором ЗИЛа – попросила его походатайствовать перед начальством ГУИН МВД СССР, чтобы тот разрешил тренироваться.

По воспоминаниям бывшего начальника конвойного подразделения Комендантского лагпункта Вятлага Ивана Александрова, жестокое избиение Эдуарда Стрельцова произошло в 1958 году из-за того, что футболист дал по физиономии приблатненному малолетке по кличке Репейник. Есть версия, что Репейник в действительности был осведомителем оперчасти лагерного пункта, и произошедшее случилось не без ведома начальства колонии.

По решению сходки зоновских авторитетов, Стрельцов своим поступком нарушил воровские понятия, и его следовало за это наказать – «поставить на куранты» (то есть, убить). Но в итоге «просто» избили – хоть и жестоко (биограф спортсмена Александр Нилин утверждал, что Стрельцову отбили почки), но не до смерти. На протяжении четырех месяцев футболист лечился в санчасти колонии.
Александр Нилин убежден: и избиение, и полученное радиационное облучение, и нарушение обмена веществ после освобождения из МЛС – все эти и другие последствия отсидки в комплексе в конечном итоге способствовало тому, что спортсмен ушел из жизни в 53 года.