Зачем родители растят чемпиона, если ребенка тошнит от зала?

13:17
/
17
/
Если папа превращается в «тренера», мама — в «диетолога», и вся семья только и думает, что о победах ребенка — жди беды. Почему семью не стоит смешивать со спортом и как быть, если тренер кричит на ребенка?

Об этом Анна Данилова поговорила со спортивным психологом Константином Бочавером.

Хочешь побеждать — бросай школу?

— Спорт спорту рознь. Есть определенные его виды, которые требуют очень ранней специализации — например, сложно-координационные виды спорта, фигурное катание, художественная и спортивная гимнастика. Там выбор совершается совместно родителем и тренером, когда ребенку три или четыре года. Потом уже будет поздновато.— Когда я привела свою дочку заниматься теннисом, тренер спросил: «Чего вы хотите? Если в профессиональный спорт, то школу надо бросать уже сейчас». Это был первый класс. Как родителю понять, куда отдать ребенка: в профессиональный спорт, в любительский или туда, где есть разряд, но не более того?
В большинстве видов профессиональный спорт — это для взрослых, а детский так и называется — детско-юношеским. Понятно, что физкультура как таковая всем очень полезна. Она вносит большой вклад в соматическое и ментальное здоровье и в отдельные навыки. И друзей ребенок приобретает во многом благодаря спорту.
Но спортивную траекторию не стоит продумывать сразу и полностью — по шагам, от первого класса до Уимблдона. Потому что слишком много факторов на нее влияют.

Ни один тренер или родитель не сможет заглянуть за пубертат и посмотреть, как изменится телосложение, свойства организма ребенка. Мы не в силах загадать, останется ли мотивация — если она куда-то уйдет, то насильно мил не будешь.
Что делать? Отдать ребенка туда, где ему нравится и где, скорее всего, у него что-то начнет получаться. Поначалу обычно у всех все получается. Дальше, спустя какое-то время, тренер уже может выявить одаренность и сказать: «Здесь возможно большое будущее, если работать». Или, может быть, он скажет: «Нет, перспектив пока не вижу». Это то, что касается одаренности.
Со временем в детско-юношеском спорте проявляются таланты. Если вначале ребенок хорошо бегает, это не означает, что он будущий легкоатлет и бегун, просто ему это нравится. Ну, и отлично. Дальше, спустя какое-то время и годы тренировок, талант проявляется, уже можно с ним что-то делать. Может быть, ребенок станет спортсменом.
Один вид спорта на всю жизнь — это необязательно.
Даже многие выдающиеся спортсмены пришли к своему виду спорта не сразу, они перепробовали многое.
Занимались и гимнастикой, и карате, и бегали, и на лыжах ходили, а потом неожиданно выбрали то, в чем добились больших успехов.
По поводу выбора стоит помнить только одно — чем раньше начнете заниматься физической культурой, тем лучше. Уйти можно всегда — в восемь, в 12 или 18 лет. Чем раньше мы ребенка отдадим в спорт, тем больше вероятность, что он будет более здоровым, физически крепким, волевым и стрессоустойчивым, чем его сверстники. И, возможно, результативным в спорте.
Поэтому спорт точно нужен. А какой и как именно сложится траектория — заранее ни один специалист точно не скажет.

Как не перегореть, когда тренировки пять раз в неделю

— Я вижу детей в разных видах спорта, которые в шесть–восемь лет уже идут по пути персональных ежедневных тренировок по три–четыре часа. Но большинство детей тренируются два-три раза в неделю по часу. Первые добьются большего?
— Задача хорошего детского тренера не в том, чтобы воспитать чемпиона мира. В детско-юношеском спорте мы должны добиваться того, чтобы ребенок не был демотивирован, не был искалечен и перегружен, это самое главное. Самые интересные результаты все равно приходят после юниорского возраста.
Да, не для всех, но для большинства видов спорта справедливо, что на детско-юношеском этапе нужно много работать, восстанавливаться, но все-таки знать какую-то меру.

Часто бывает, что ребенок перегружен физической активностью — семь дней в неделю по две тренировки. И он раньше получает травму и выбывает из спорта. Или раньше устает и вырабатывает отвращение к тому, чем занимается.
Все-таки для детей самая главная в жизни деятельность — это игра, и это очень хорошо видно по подходу большинства хороших тренеров. Безусловно, дети приходят к ним играть — по правилам, которые они не сами сочинили, но тем не менее.
Поэтому если спорт превращается в какое-то насилие, если амбициозные родители пытаются, может быть, слишком быстро воспитать какого-то сверхчеловека, то чаще всего это приводит к травмам и отвращению. Потом ребенок, уже будучи подростком, получает какую-то заветную грамоту или разряд, допустим, кандидата в мастера спорта, и говорит: «Всё. Больше я в зал ни ногой».
Поэтому если мы не хотим, чтобы ребенок перегорал или травмировался, то все-таки нужен баланс.
Стоит сохранять его игровую мотивацию, чтобы ему было интересно и хорошо.
По поводу конкурентности — дети все разные, у всех разная антропометрия, генетика, задатки, физиологические возможности. Кто-то быстрее восстанавливается, кто-то быстрее утомляется. Это все подбирается, исходя из возможностей организма ребенка, исходя из возможностей тренера и требований конкретного вида спорта. Сравнивать десятилетнего футболиста и десятилетнюю гимнастку нет смысла, у них совершенно разные занятия.
Но если мы хотим когда-то в будущем добиться хорошего результата, то все будет, как в балете: много рутинных и монотонных тренировок.
— Как поддержать ребенка, который вынужден заниматься так много? В игровых видах спорта — волейбол, теннис — родители могут выбрать занятия как два раза в неделю, так и три. Но у гимнасток чаще всего нет выбора — тренировки пять раз в неделю по три часа. Что делать, чтобы ребенок не перегорел?
— Если вид спорта выбрали согласно интересам ребенка и ему все нравится, то он не будет сравнивать себя с другими спортсменами. Никакая гимнастка не будет себя сравнивать с волейболисткой, никакой футболист не будет себя сравнивать с бегунами. Какой смысл? Работаешь в том режиме, который у тебя есть, и, скорее всего, не можешь его поменять.
Спустя какое-то время, когда человек уже показывает результаты, безусловно, к нему начинают больше прислушиваться. Если в предподростковом или в подростковом возрасте ребенок утомляется и говорит: «Мне нужно чуть-чуть больше отдыха», — то любой тренер пойдет навстречу так же, как и любые родители.

Но, так или иначе, система подготовки не нами придумана. Если мы занимаемся любительским футболом, это будет один режим, если тренируемся с видом на профессиональный — то это режим академии при футбольном клубе, а не секции. Соответственно, то же самое и в других видах спорта.
Почти всегда есть возможности, развилки. До какого-то времени мы можем выбирать — пойти в хоккей или остаться в футболе, остаться в фигурном катании или уйти в танцы, оставить гимнастику, если там трудно, ради чирлидинга. База никуда не пропадет, ее в любом случае вкладывают в первые годы, а дальше путей и возможностей реализации, слава Богу, много.
Поэтому мне кажется, что не стоит задумываться о том, почему мы занимаемся восемь раз в неделю, а дети наших друзей — 16 раз, а другие вообще, может, не занимаются, а в компьютер играют.

Какой вид спорта выбрать для ребенка?

— Как понять, подходит ребенку вид спорта или нет?
— В любом случае ребенок должен быть активным, худым, здоровым и физически развитым. Если мы видим его в профессиональном спорте в будущем, тогда идем по пути наименьшего сопротивления — выбираем совместно с экспертами, коллегами, друзьями тот вид спорта, в котором наибольшие шансы на успех.
Грубо говоря, высокий ребенок — ему будет легче в баскетболе и волейболе, чем невысоким, а полному и малоподвижному будет проще в стрельбе из винтовки. Важно понимать — будет просто там или не просто?
Если будет просто, он будет фаворитом в начале, он будет побеждать, ему дальше будет проще выстраивать эту траекторию.
Но возможен другой вариант — мы хотим гармоничное всестороннее воспитание вместе с языками, искусством, танцами, музыкой. Тогда мы выберем путь наибольшего сопротивления. Ту спортивную секцию, которая сама собой будет развивать те стороны, которые у ребенка не развиты.
Например, ребенок замкнутый, необщительный или застенчивый. Мы не хотим его воспитывать спортсменом, нам нужно, чтобы он был счастлив. Что мы сделаем? Мы отправим его в футбольную команду. Хочешь не хочешь, ты научишься общаться, и у тебя появятся друзья. У любого, даже самого застенчивого.
Или наоборот, если ты гиперактивный и не можешь усидеть на месте, иди в стрельбу из лука — вот тебе саморегуляция, контроль, концентрация и вдумчивая работа над собой. Работай, и тебе это даст больше, чем любой репетитор, психолог или кто-то еще.
— Как интересно!
— Здесь важно — то, что нам подходит, там мы будем наиболее успешны, но не факт, что это нас будет сильно развивать. А там, где нам трудно, там будет более полезно.

— Я правильно понимаю, что ребенок с очень подвижными суставами, который хорошо гнется, но при этом с ужасным мышечным скелетом, весь сутулый — его надо отдавать в условное скалолазание, где у него нарастут мышцы. Хотя он будет более успешен в той же гимнастике, где он на шпагат сядет без проблем.
— Можно так сказать.
— Я несколько раз у тренеров тоже спрашивала: «Мой ребенок подходит для этого спорта?» И мне отвечали многие тренеры, что талант может играть против ребенка. Когда у него хорошо все получается, он не привыкает к тому, чтобы работать. Очень часто талантливые дети, у которых быстрый, классный и крутой прогресс, очень сильно начинают отставать от тех, у кого было меньше данных на старте.
— Но более трудолюбивых.
— Да.
— Это связано со структурой мотивации. Если одаренный и талантливый ребенок мотивирован сравнением себя с другими, то найдется тот, кто будет лучше его — более старательный, вдумчивый, трудолюбивый, одаренный. В какой-то момент найдет коса на камень, и мотивация закончится, и ребенок из спорта уйдет.
Поэтому самые одаренные и талантливые дети всегда в зоне риска, с точки зрения демотивации, с ними надо принципиально работать.
И это задача родителей, чтобы ребенок соревновался с самим собой.
Какая разница, что кто-то есть слабее тебя, не такой быстрый. Главное, быть лучше себя. Если ты над собой делаешь усилие, тогда ты молодец, если ты просто доволен тем, что ты сильнее других — что с того?
Это гонка с самим собой. Именно такую мотивацию мы можем увидеть, если почитаем интервью Федерера, Джоковича, Надаля, выдающихся теннисисток. Мы увидим, что они в первую очередь соревнуются сами с собой, пытаются свои границы расширить, тогда они счастливы, а не когда они просто кого-то победили.
Чем одареннее ребенок, тем затейливее должна быть его мотивация.

Почему родителю не надо быть тренером для ребенка

— Ребенок неминуемо себя сравнивает с одноклассниками — после школы у них фильмы, какие-то походы, рисование, кружки. А ты пять дней в неделю растягиваешься в зале. Сложно не перегореть. Как родителям ему помочь?
— Поддерживать внутреннюю мотивацию, делать так, чтобы было интересно, предлагать новые знания, чтобы ребенок мог удовлетворять свое любопытство. Вместе интересоваться спортом. И радоваться — больше положительных эмоций, больше эмоционального подкрепления.
Самое главное — ни в коем случае не вмешиваться в работу тренера. Это крайне грубая ошибка. Ребенок разочаровывается, охладевает к родителям — даже если он этого не может сформулировать. Родители должны любить, заботиться, воспитывать, а не тренировать. Авторитет тренера падает, потому что родители берут на себя его амплуа. Эффективность тренировочного процесса тоже падает.

Если родители сами тренеры, то они могут тренировать своего ребенка, если готовы такую ответственность на себя взять. Но ни в коем случае нельзя смешивать эти роли.
Спорт, даже если индивидуальный — это всегда командная работа, в которой есть место тренеру, любящему родителю, психологу, если нужен, врачу. Мамам и папам не надо придумывать диету, не будучи спортивными диетологами, или предлагать новые тренировки в то время, когда тренер дает возможность отдохнуть. Это губительно для здоровья ребенка.
— Про диету постоянно на художественной гимнастике говорят. «Мама, ваша дочь слишком жирная, надо сбросить три килограмма минимум». И родителям приходится «худеть» детей.
— Это делается при помощи хорошего спортивного врача, который учтет и особенности эндокринной системы, и телосложения, и питания, и нагрузок, и так далее.
Я много знаю случаев, когда родители с благими намерениями калечили детей.
У девочки-подростка неожиданно пропадает цикл и нарушается сон. Почему? Потому что мама самовольно ей изменила рацион и режим. Но мама — не доктор, она не должна этого делать.
Поэтому если родители хотят когда-то стать счастливыми бабушками и дедушками, им надо оставаться родителями, им не надо заходить в другие профессиональные области. Это самое главное, на этом и строится баланс. Есть работа и спорт, и есть семья. Они не должны сплавляться в одно.

Зачем идти в спорт, если не станешь чемпионом мира?

— Первое место всегда одно. Если ученые, музыканты и художники могут быть успешными, несмотря на то, что их много, то в спорте жесткая конкуренция. Какой смысл заниматься спортом серьезно, если ты знаешь, что не сможешь стать чемпионом мира, Европы или даже России?
— Как можно заниматься спортом и не верить в себя? Ребенок занимается и не мечтает выигрывать? Тогда это не очень ему подходит по характеру.
— Может, он мечтает выигрывать. Но чтобы заниматься серьезно, например, теннисом, нужно много денег и сил. И спонсоры — не все сводится к спортивным результатам. А вокруг — миллион детей, которые тренируются больше. Ребенок должен верить, что станет самым крутым, или ему с семи лет надо объяснять: «Деточка, ты, наверное, не станешь чемпионом мира, но мы поиграем»?
— Не знаю, зачем отравлять детство человеку и гасить огонь в его глазах. Я не вижу в этом никакого смысла. Конечно, надо мечтать и добиваться. Постепенно, через долгую череду соревнований и тренировок, у ребенка сформируется зрелая и самостоятельная позиция. Он будет знать, что в успехе есть толика удачи, есть главное — трудолюбие и много-много работы, одаренность, и еще условия. Но в любом случае ребенок дойдет до этого сам.

Именно такое взросление в спорте даже важнее результатов. Спортсмены взрослеют куда раньше, чем их сверстники. Они начинают работать существенно раньше. Предположим, ребенок с восьми лет начал заниматься серьезными тренировками, а его одноклассники начнут свой трудовой путь только лет через 12–13.
Те, кто профессионально и интенсивно занимался спортом в детстве, понимают цену своим усилиям и усилиям других. Они знают, что такое благодарность, что такое справедливость — не как высшая ценность, а как соответствие того, что человек делает и что он получает. Спортсмены узнают и что такое несправедливость, когда что-то идет не так, как должно быть, и понимают, что это неправильно. Допустим, нечестное судейство.
В спортивную деятельность «вшито» много опыта встречи со стрессом и его благополучного преодоления. Именно здесь с самого детства мы сталкиваемся с трудностями. Вот соревнования, в них много этапов. Вот соперники, они тоже разные. Мне трудно, а, тем не менее, нужно сделать что-то. У меня не получилось, а все равно надо встать и продолжать работу.
Те, кто имеет спортивный опыт, принципиально более закалены и подготовлены к зрелой жизни, и более успешны в дальнейшем.
Потому что ни одна другая деятельность из тех, которые вы перечислили, не обладает этим стрессовым эффектом. Можно рисовать всю жизнь и не испытать стресса ни разу. Можно один раз обидеться, когда скажут, что ты нарисовал мазню, но это не идет в сравнение с тем, что мы каждую неделю где-то выступаем, ездим куда-то. Смена среды, смена соперников, повышение конкуренции, физическая усталость, в конце концов.
Зрелые люди, профессионалы могут «мериться» в стрессоустойчивости — врачи неотложной медицины или спасатели и пожарные, или военнослужащие, летчики, космонавты или подводники. Они все не менее стрессоустойчивы, чем спортсмены, может быть, где-то даже более. Но если мы говорим про первые этапы развития — раннее детство, детство, подростковый возраст и юношество, то, безусловно, впереди всех именно спортсмены. Балет я тоже отношу к спорту, если уж на то пошло.
Все остальные направления не дают такой конкуренции, даже школьные олимпиады все равно реже происходят, чем обычные первенства, чемпионаты и так далее.
Поэтому если мы хотим безопасно закалить ребенка, не сломав его ни физически, ни психически, то спорт — это естественная область.

Несправедливость в спорте. Как это пережить?

— Несправедливое судейство много обсуждали после выступления российских гимнасток на Олимпиаде в Токио. Например, если в стрельбе из лука ты либо попал, либо нет — все видно по мишени, то в гимнастике и некоторых других видах спорта критерии не очевидны. За одно и то же выступление могут поставить разные оценки. Подобные ситуации — стресс для ребенка, можно ли к ним как-то подготовить?
— Это происходит не так часто. Конечно, оценки все-таки в первую очередь зависят от результата показанного, а уже во вторую — от судей. Какие-то радикальные расхождения оценки результатов — это практически всегда удар по тем же судьям. Все-таки если мы хорошо отработали, то и хорошо получили.

Мы можем вспомнить Олимпиаду в Афинах, когда засудили Алексея Немова. Да, он остался без награды, но это запустило и пересмотр правил, и пересмотр судейства. Судей, кстати, после этого уволили.
В моем опыте несправедливое судейство чаще бывало в единоборствах — карате, тхэквондо. Иногда в фехтовании такое бывает.
Если ребенок столкнулся с нечестным судейством — это не травматический, а отличный опыт. Это здорово, потому что появляется новый повод для общения с родителями, это интересно обсудить. Безусловно, такая ситуация правильно расставляет точки над i в системе ценностей — не все бывает так, как мы хотим, этим отличается жизнь от сказки. Такая ситуация — прекрасный и безопасный способ осознать это.
Да, это обидно. Ребенок, безусловно, расстроится, не надо его заставлять думать о хорошем в это время. Естественная реакция — это плакать, кричать, уединиться или что-то еще.
— Что делать родителям? Как поддерживать ребенка в ситуации спортивного провала?
— Похвалить за то, что было сделано хорошо. Если само выступление прошло неплохо, значит, у нас есть повод отметить технику, выносливость, то, что хватило силы, получилось отработать запланированное, добиться какой-то цели или просто повторить лучший результат на тренировке. Уже молодец — не растревожился, не попал под какой-то тяжелый стресс, то есть надежно и качественно отработал.
Если ребенок получил нечестную оценку, научите его к этому относиться философски. Скажите: «Да, бывают такие люди».
Хорошо, если ребенок узнает, что такое плохо и что такое хорошо на примере спортивных соревнований, а не встретит в своей жизни настоящих негодяев.
Пусть худшее, что он увидит — нечестное судейство. Так к этому и надо относиться.
По справедливости — да, должно было случиться иначе, но видишь, как судьба распорядилась. Мы должны быть с тобой к этому готовы. Идем и тренируемся дальше.

«Третье место? А почему не первое?»

— Какие ошибки чаще всего совершают родители, когда говорят с детьми об их спортивных достижениях? Я много слышу одну крайность: «Третье место? А почему не первое?» Вторая — это родительский дзен: «Ну, ладно, главное участие. Ты у меня всегда молодец — пусть и 25-е место».
— Я специально об этом много раз писал — спорт и семья могут по-разному взаимодействовать. Они могут быть максимально удалены друг от друга — вот семья, вот спорт и ребенок. Родители в таком случае не понимают правил, не разбираются в этом виде спорта, не знают, за что хвалить или критиковать ребенка, в чем заключается его задача. Такое удаление — не очень комфортная ситуация.
А иногда бывает, что семья и спорт сливаются. И любовь родителей превращается в оценку успехов ребенка.

У родителей должно быть время друг на друга, на себя, на других детей, если они есть. Они не могут и не должны жить только спортом своего ребенка — это неправильно, зачем тогда нужна семья? Семья — это не обеспечение команды. Семья — это семья.
Поэтому должно быть какое-то разумное пересечение этих вещей. Допустим, кто-то из родителей сильнее интересуется и лучше разбирается в спорте, и хорошо. Второй родитель может поддерживать разговор и узнавать побольше.
Хорошо, когда спорт ребенка — это повод для установления очень прочных и долговечных связей между ребенком и родителями. В том смысле, если мы просто оплачиваем занятия или покупаем лучшую экипировку, или нанимаем лучшего тренера, но сами в этом не участвуем, то спустя многие годы ребенок этого не вспомнит — он нас оценивает все-таки не по финансовому вкладу. Спорт для ребенка, особенно для подростка — это идеальная тема для общих бесед.
Родители никогда не успевают за молодежью, им не интересно, что такое инстаграм, что такое Tik-Tok, чем их дети интересуются, какую музыку слушают, в какие игры играют. Но за этим нам не угнаться, нам это не надо. Если мы это поймем, значит, оно уже устарело, а дети занимаются чем-то новым.
Мы можем обсуждать успехи или неудачи, поддерживать, водить на спорт и забирать со спорта — это уже драгоценное время, которое мы проводим вместе.
Бывает, что в семье возникает ситуация как в басне Крылова: «Лебедь рвется в облака, рак пятится назад, а щука тянет в воду», — разлад в мотивации. Допустим, мама когда-то выступала, может, не очень удачно, и спорт забросила. У нее амбиции, чтобы дочь повторила ее путь более успешно. Папе это не интересно, ему хочется, чтобы дочка просто была здоровая и красивая, больше ничего не надо. Бабушке интересно что-то еще, а дедушке — что-то другое. И ребенок получает не общую синхронную поддержку, а разные мнения. Ему сложно разобраться, кто более прав или не прав среди самых близких на свете людей. Такого конфликта вообще не должно возникать.
Поэтому, конечно, семья должна сплотиться вокруг своей мотивации. Плохо, если это кому-то интересно, а у кого-то это, наоборот, вызывает отторжение — «какой-то глупостью занимаешься». Это неправильно.
Не надо завязывать шнурки своему ребенку, когда он уже сам может справиться. Чрезмерная опека тянет его назад, не воспитывает в нем самостоятельность и зрелость.
Повторюсь, самое худшее в поддержке — это когда родители теряют свое предназначение, пытаются стать командой или специалистами. Мама не должна быть врачом, а папа не должен быть тренером для своего ребенка — они в первую очередь родители.

Как быть, когда спорт — это слишком дорого?

— Я с вами согласна, что спорт не должен быть в центре жизни семьи. Но когда ребенок занимается им серьезно, это неминуемо происходит — родители должны зарабатывать деньги. Даже в бесплатных школах олимпийского резерва — бесконечные сборы, соревнования, дорогая экипировка. По выходным — постоянные тренировки, и родитель там должен быть.
Я читала интервью родителей теннисиста Даниила Медведева. Они рассказывали, что во Франции, когда ты отдаешь ребенка в теннисную академию, платишь какие-то довольно посильные деньги и больше никак не участвуешь. Там школа занимается тренировками ребенка. Как вы эту ситуацию видите?
— Я ее вижу как переходный период. Не хочу показаться занудой, но мы живем на обломках предыдущей великой цивилизации, которая в 90-е была разрушена — обязательный спорт, ГТО, программы, связанные с физической активностью, рабочими профессиями, с увлечениями, походами. Все, что было бесплатным для всех, стало дорогим и не для всех. Мы получили то, что заслужили.

Сейчас ситуация меняется. Уже есть хорошие спортивные объединения, которые, как во Франции, берут на себя практически всё. Есть прекрасные клубы и академии.
Многие будущие спортсмены живут в училищах, интернатах, школах олимпийского резерва по всей стране — самостоятельно, вдалеке от родителей, созваниваются с ними по вотсапу. При этом детей одевают, кормят, вывозят на соревнования, тренируют, лечат, учат и так далее. Все не так грустно, как вы сейчас описали.
Наверное, следует помнить, что каждый вид занятий по-своему требователен.
Те виды спорта, которые считались общенародными, сейчас становятся элитными и сверхдорогими.
То же самое с музыкой и так далее.
Если спорт начинает плохо действовать на семью или не хватает ресурсов на него, тогда можно найти что-то еще. Это не драма, а переход. Фактически у любой семьи хватит денег на кимоно и на билет на автобус, чтобы довезти ребенка до зала, где занимаются дзюдо или карате, или самбо, или чем-то еще. Это не будет требовать огромных вложений, новых костюмов каждый месяц или далеких выездов за большие деньги.
Если мы что-то не можем себе позволить, и наши дети тоже, то возможно, это смогут позволить себе наши внуки.

Тренер кричит на моего ребенка. Что делать?

— Как быть, когда тренер сильно кричит и унижает ребенка? Причем, как мне кажется, чем лучше тренер, тем чаще это происходит. Мой ребенок занимался в школе олимпийского резерва — я сама такое слышала. Бывает ли спорт без этого?
— Безусловно. Не все спортсмены травмируются, не все тренеры кричат.
Крик и экспрессия, возможно и ругань, в любом случае неминуемо возникают в условиях стресса. Это естественно для любой деятельности человека.
Если мы думаем, что это у спортсмена стресс, то мы забываем о стрессе тренера, потому что именно на нем лежит ответственность за жизнь и здоровье не одного, а всех его воспитанников в течение всей тренировки и потом всех соревнований. Сразу надо сказать, что тренер волнуется куда больше и куда сильнее, чем родители и чем сами спортсмены. Но это все равно не оправдывает крики.

Если мы слышим в спорте матерную или просто бранную лексику, то само по себе это еще не беда. Надо преодолеть себя даже интеллигентному человеку и вначале выслушать, что это за монологи или диалоги. Есть у нас брань и нехорошие слова касаются конкретного ребенка, то есть «ты такой-сякой», то это обидно, плохо. Такое надо пресекать. Взрослого человека не переучишь, значит, наверное, надо заканчивать работать с таким тренером.
Если же вся эта брань, скорее, ситуативная, это комментарий к ситуации или попытка мотивировать — ничего страшного. Ребенок в любом случае все эти слова знает, с детского сада, и если мы его отдадим в самое интеллигентное училище, где занимаются только фортепиано и французским, там все те же самые слова будут использоваться.
Важно, чтобы это не было обидной бранью и оскорблениями кого-то, потому что это уже агрессия.
Если же это просто способ общаться, что делать?
Кроме того, тренер — это все-таки специалист, а не член семьи. Тренера всегда можно поменять, если он нам не нравится. Важно понимать, что тренер живет тем, что воспитывает юных спортсменов, если он это делает плохо, то у него не останется воспитанников. Конечно, его можно поменять, если ребенок на этом настаивает.
При этом в любой экспрессивной коммуникации ребенок, так или иначе, учится, в хорошем смысле слова, быть резистентным, или в просторечии — толстокожим, выстраивать барьеры. Накричали, а он не будет расстраиваться. Как с гуся вода — послушает и мимо ушей пропустит все плохие слова, оставит только самое полезное и ценное.
— Я знаю десятки детей, которые рыдают после тренировок.
— Тогда я считаю, что надо менять тренера, если его слова обижают, а не закаляют, только губят самооценку. К счастью, нас никто не неволит.
В конце концов, любой ребенок может оценить, чего больше — того, что спорт у тебя забирает, или того, что дает? Да, иногда бывает обидно или неприятно, или усталость, или вдохновение иногда уходит, но с другой стороны, там все лучшие друзья. Это перевешивает все неприятные моменты — тогда ответ очевиден, нужно оставаться, потому что друзья — это друзья.
Или возможно другое — радости в спорте больше нет, осталось только плохое, тогда ни в коем случае не надо через «не хочу» заниматься. Надо сохранять активный образ жизни, но бежать из того места, где ребенку плохо. Надо быть чуткими к своим детям, это главное.

— Есть дети, на которых хорошо работает негативная мотивация: «Что ты, каши мало ел? Быстро собрался. Как ты бьешь? Ну-ка, давай!» А есть те, которых больше мотивирует, когда их хвалят. Одна моя знакомая привела ребенка к тренеру и сказала: «Моего Мишу надо хвалить, тогда он играет классно». Правда можно об этом говорить с тренером?
— Необходимо. Любой тренер хочет работать еще лучше, чем сейчас. Мы все стремимся к самосовершенствованию. Для многих тренеров зона роста находится не только в технических или в иных моментах тренировки, но еще и в детской психологии. У них физически не хватает времени, только на сборах, может быть, в каждом ребенке увидеть личность, понять, что это за человек, какая у него семья, какое у него было прошлое, какое планируется будущее, чего он хочет, о чем мечтает. Важно, конечно же, какое-то время посвящать диалогу с тренером не только о результатах, но и в целом о ребенке. Любой тренер к этому прислушается.
Если у ребенка в семье случилось какое-то горе и тренер это знает, то он в десять раз больше внимания уделит этому ребенку. Даже не только для того, чтобы утешить, а еще для того, чтобы он просто не зазевался и не травмировался. Тренеры, как и все специалисты помогающих профессий, тепло относятся к тем, кому помогают.
И похвала, и критика должны быть справедливыми, утверждают мои отечественные и зарубежные коллеги. Но хвалить надо чаще, и за то, что ребенок хорошо сделал. Это лучшие рефлексы выработает.
— «Сегодня ты классно отбивала, еще у тебя получилось сделать подачу правильно». Вот так?
— Да. Например: «Сегодня у тебя хватило сил, даже притом, что ты не выспалась, вчера готовила домашнее задание до полуночи, а ты отбила много мячей. Все замечательно было».
Но при этом если что-то плохо, это тоже можно и нужно прокомментировать. Как правило, для этого есть тренер.
Критику, конечно, лучше воспринимать от тренера, потому что она более конструктивна, родители не всегда понимают, что было сделано действительно хорошо, а что плохо.
Единственное, что заслуживает серьезной критики и конфликтной формы — это только какое-то совершенно не спортивное поведение. Если ребенок вышел за рамки и повел себя как-то безобразно, сделал что-то очень недостойное по отношению к другому человеку, безусловно, надо в меру жесткости родителей уже принять меры. Это то, что однозначно надо заметить и сделать так, чтобы ребенок больше не захотел это сделать.
В остальных случаях, мне кажется, наказание никогда не эффективнее, чем похвала. Большинство моих коллег сойдется в этом. Особенно бессмысленно удалять с тренировки.
— Да?
— А зачем? Если мы хотим улучшить результаты, то зачем пропускать тренировку? Только за глупость какую-то, если ломает ракетку, хотя сказали: «Не ломай ракетку, успокойся», — тогда, наверное, можно и наказать.
— Мне кажется, это частый тип наказания у нас.
— Не слишком, к счастью. Он просто бессмысленный по своей сути. Это как в коридор выгнать из класса. И что он узнает в коридоре?
— Спасибо вам!
— Спасибо за интересные вопросы. Надеюсь, наша беседа поможет многим родителям будущих чемпионов.

+1
Нет комментариев. Ваш будет первым!