Полковник Василий Масюк: это было в Таджикистане в 90-е годы

Полковник Василий Масюк: это было в Таджикистане в 90-е годы

Между этносов и кланов



Практически в конце 1991 года в Таджикистане началась гражданская война. Произошёл вооружённый межклановый внутриэтнический конфликт между сторонниками центральных органов власти и различными группировками в лице Объединённой таджикской оппозиции.

Наибольшей остроты вооружённое противостояние достигло в период с июля 1992 по июль 1993 года. Тогда страна была разделена фактически надвое. Относительно промышленно развитый Север республики противостоял отсталому Югу. Примириться враждующие стороны смогли только в 1997 году.

Внутренние факторы, подтолкнувшие республику к гражданской войне, уходят корнями во время существования Советского Союза. Демографический бум в 60–70-е годы в республике (прирост населения был признан самым высоким в СССР) привёл к наличию трудоизбыточного населения в городах и сельской местности.

Необходимо отметить также внутреннюю принудительную миграцию в несколько этапов в советский период, слабую внутриэтническую интеграцию, формирование этнорегиональных кланов, растущую роль фундаментального ислама в противовес бытовому исламу в таджикском обществе.

Полковник Василий Масюк: это было в Таджикистане в 90-е годы

К началу 80-х годов оформились следующие региональные кланы на базе четырех этнорегиональных групп таджикского народа: ленинабадцы (ходжентцы), гармцы, кулябцы и памирцы.

Эти кланы создали свои собственные политические партии и движения:

– Народное движение «Растохез» («Возрождение», с 1989 года, куда входили гармцы и памирцы);
– Демократическая партия Таджикистана (с 1991 года, гармцы и памирцы);
– Исламская партия возрождения Таджикистана (с 1989 года, памирцы);
– Общество «Лали Бадахшон» («Жемчужина Бадахшана», с 1991 года, памирцы);
– Народный фронт (с 1992 года, кулябцы и гиссарские узбеки);
– Партия свободного труда (с 1991 года, ленинабадцы);
– Народно-демократическая партия Таджикистана (с 1993 года, ленинабадцы);
– Партия народного единства (с 1994 года, ленинабадцы) и т. д.


Большинство населения республики традиционно исповедует ислам суннитского толка. Памирцы же в массе своей являются шиитами-исмаилитами.

Среди внешних факторов, приведших к вооружённому конфликту, можно отметить следующие: установление режима талибов в соседнем Афганистане, открытое вмешательство руководства Узбекистана во внутренние дела Таджикистана, борьба американцев против иранцев за влияние в Таджикистане, финансовая помощь «ваххабитам» со стороны исламских государств, и главное – ослабление роли России как главного арбитра в межгосударственных отношениях на постсоветском пространстве.

И здесь виновата перестройка?


Политика перестройки в СССР привела к возникновению исламско-демократического движения в Таджикской ССР. Противостояние бывшей коммунистической элиты и национально-демократических сил перевело конфликт из политического в этническо-клановый.

В советский период доминирующую роль в политической жизни Таджикистана играли ленинабадцы, занимавшие высшие административные посты. С ними активно сотрудничали кулябцы, контролирующие ключевые позиции в силовых структурах республики. После провозглашения независимости Таджикистана другие клановые группы (бадахшанцы, гиссарцы, гармцы) пытались усилить своё влияние в управлении страной.

24 ноября 1991 года на президентских выборах в Таджикистане победил Рахмон Набиев, ленинабадец. Оппозиция в лице Демократической партии Таджикистана, Партии исламского возрождения, движения «Растохез» и мусульманского духовенства, обвинила власти в фальсификации выборов.

Несмотря на то, что ведущим представителям исламской оппозиции была обещана неприкосновенность в обмен на сохранение политических методов борьбы с властью, хрупкое равновесие в республике продолжалось всего несколько месяцев. Напряжение в стране росло.

В апреле 1992 года были арестованы видные демократы – М. Икромов и один из руководителей «Растохеза» М. Миррахимов. Также в адрес министра внутренних дел М. Навджуванова (памирца) прозвучали обвинения в превышении полномочий со стороны председателя Верховного Совета С. Кенжаева, что дало повод оппозиции обвинить последнего в попытке усадить на кресло силового министра своего земляка – ленинабадца.

Полковник Василий Масюк: это было в Таджикистане в 90-е годы

В Душанбе вспыхнули митинги, участниками которых стало до 60 тысяч человек со стороны оппозиции. Сторонники правительства устроили ответный митинг в столице Таджикистана. Эти события показали раскол в обществе по клановому принципу.

На стороне оппозиции митинговали выходцы из Гарма, Бадахшана, Матчинского района Ленинабадской области, в поддержку Кенжаева стояли выходцы из Ленинабада, Гиссара и Куляба. Вскоре стороны стали создавать вооруженные отряды гвардейцев.

5 мая к югу от Душанбе на Яванской дороге произошли первые вооруженные столкновения. Местные жители попытались не пропустить автоколонну сторонников правительства. На помощь жителям кишлака прибыли вооруженные отряды оппозиции. Конфликт завершился перестрелкой, приведший к жертвам с обеих сторон.

В Душанбе начались бои, в результате которых сторонники оппозиции захватили телецентр, транспортные магистрали, аэропорт и вокзал. На их сторону перешли местная милиция и ОМОН. 10 мая сторонники оппозиции двинулись к зданию КГБ, где предположительно скрывался президент.

По ним был открыт огонь, погибло 14 человек. После этого начался новый митинг. На следующий день в результате этих событий было сформировано новое Правительство национального примирения, ключевые посты в котором заняли оппозиционеры.

От Душанбе до самых окраин


В июне 1992 года военные действия переместились из Душанбе в южные регионы Таджикистана.

19 июня представителями исламско-демократической оппозиции был создан Штаб национального спасения, который организовал силы в поддержку своих партий, состоявших из сотрудников МВД, а также добровольческих формирований.

27 июня начался конфликт населения Вахшского района с переселенцами из соседних регионов. Этим воспользовались сторонники Набиева. Они захватили радиостанцию в городе Вахш, откуда сообщили о нападении на регион трехтысячного отряда исламистов-демократов. При этом они призвали жителей Куляба, Ленинабада и узбекское население Курган-Тюбе к сопротивлению исламистам. В Вахше в ходе боя погибло несколько десятков человек.

29 июня в Курган-Тюбе было достигнуто соглашение о прекращении огня. 1 июля из-за обострения ситуации на юге правительство приняло постановление об охране стратегических объектов в Таджикистане силами российской 201-й мотострелковой дивизии.

В частности, российские военные были размещены в районе Нурекской ГЭС, Яванского электромеханического комбината, Вахшского азотно-тукового завода, на территории ряда объектов военно-стратегического значения, осуществляли контроль над некоторыми участками автодорог на горных перевалах вдоль границы Кулябской и Курган-Тюбинской областей.

Вооруженные столкновения продолжались до 27 июля, когда противоборствующими сторонами было подписано соглашение о прекращении огня со следующего дня. Однако данное соглашение было в скором времени нарушено. Сторонники правительства кулябского происхождения вступили в бой с оппозиционерами гармского происхождения у кишлака Сари-Пул.

В конфликт вмешались вооруженные подразделения СНГ, дислоцированные в районе, а также силы милиции. 24 августа в результате покушения был убит генеральный прокурор Таджикистана Н. Хувайдуллоев, ленинабадец по происхождению. Это вызвало волну митингов на родине убитого, в Ленинабаде, а также в Кулябе. Митингующие резко осуждали правительство национального примирения.

31 августа участники оппозиционного движения «Молодежь Душанбе» совместно с беженцами из Курган-Тюбе и Куляба захватили резиденцию президента Набиева, однако последний успел скрыться в гарнизоне 201-й дивизии ОВС СНГ. Захватившие резиденцию взяли заложников, чтобы вынудить президента встретиться с ними, однако Набиев отклонил требования оппозиции. Заложники были отпущены. В ответ на эти действия в Ленинабаде стали создаваться отряды «Национальной гвардии» из проправительственно настроенных ленинабадцев.

2 сентября депутаты ВС Таджикистана выразили недоверие Набиеву. В Курган-Тюбе собрались митинги в поддержку президента. Вооружённые участники исламистско-демократических партий взяли митингующих в кольцо и открыли огонь. Одновременно при поддержке техники исламисты захватили ключевые объекты в городе. В Курган-Тюбе началась резня, от которой пострадали, в частности, узбеки – переселенцы из Самарканда. Тысячи людей вынуждены были искать защиты у 201-й дивизии.

7 сентября Набиев пытался покинуть Душанбе и вылететь в Куляб, контроль над которым не осуществлялся исламистами, однако президент был перехвачен в аэропорту сторонниками Верховного Совета, требовавшими его отставки. Только прибывшая бронетехника позволила предотвратить расправу над Набиевым, однако последний вынужден был подать в отставку после встречи с членами Верховного Совета Таджикистана.

Это была война кланов


Острый политический кризис в Таджикистане окончательно вылился в гражданскую войну, имевшую ярко выраженный клановый характер.

После отставки Набиева его сторонник С. Кенжаев, занимавший пост председателя президиума ВС Таджикистана, бежал в Куляб, где занялся организацией собственных отрядов боевиков.

Полковник Василий Масюк: это было в Таджикистане в 90-е годы

Началась эскалация войны в республике.

Провозгласив своей целью восстановление конституционного порядка в Таджикистане, кулябско-гиссарская коалиция объявила о создании организации Народного фронта Таджикистана. Его лидером стал С. Сафаров.

Существует мнение, что Народный фронт был создан на базе отрядов «Национальной гвардии» в июне. При этом основную роль по формированию отрядов Народного фронта отводят российским спецслужбам. Действительно, в составе антиисламистских отрядов воевало много русскоязычных специалистов, офицеров спецслужб.

Стоит отметить, что после распада СССР 15-я бригада ГРУ не была расформирована, а отошла в состав вооружённых сил Узбекистана, которые с началом гражданской войны в Таджикистане начали открыто вмешиваться во внутренние дела соседней республики, поддерживая проправительственные силы оружием и специалистами.

В штабе С. Сафарова, прирождённого лидера, по мнению русских офицеров, воевавших в составе Народного фронта, заместителями командующего были офицеры ГРУ. В частности, из сотрудников этого подразделения создавались специальные разведывательно-диверсионные отряды, работавшие на территории Курган-Тюбе, а также обучавшие таджикские силы, противостоявшие исламистам, методам ведения партизанской войны.

Любопытно отметить, что в среде русских военных, принимавших участие в гражданской войне в Таджикистане, сторонников исламистской оппозиции было принято называть «вовчиками» (от слова ваххабизм), а сторонников Народного фронта – «юрчиками» (от имени Юрия Андропова, так как в составе антиисламистских сил воевало значительное количество бывших сотрудников МВД и КГБ Таджикской ССР).

В начале 90-х годов после развала СССР в Таджикистане начали происходить сложные внутриполитические, межнациональные и межрегиональные процессы, которые, в конечном итоге, переросли в гражданскую войну.

Тем не менее российские пограничники, перешедшие под юрисдикцию России, по просьбе политического руководства Таджикистана продолжали нести службу по охране таджикско-афганской границы, отражая нападения незаконных вооружённых формирований.

Зачем мы здесь?


Указом Президента России от 24 августа 1992 года пограничные войска, находящиеся на территории Таджикистана, перешли под юрисдикцию России.

23 сентября 1992 года на их базе была организована Группа пограничных войск РФ в Таджикистане (далее – «Группа»).

Вопрос «чьи мы здесь?» отпал, но по-прежнему стоял другой вопрос: «Зачем мы здесь?», по какому обязательству россияне проливают кровь на границе хотя и братского, но уже чужого государства?

25 мая 1993 года было подписано Соглашение между РФ и РТ о статусе пограничных войск России, находившихся на территории Таджикистана. Правительство Таджикистана делегировало российским пограничникам полномочия по охране государственной границы с Афганистаном и Китаем.

Задачи, стоявшие перед российскими воинами границы, качественно изменились, теперь на них возлагалась не только охрана, но и защита рубежей. В правовом отношении были расставлены все точки над «и», но эскалация и трагизм внутреннего конфликта опережали нашу способность противостоять этому.

Отток личного состава по национальным квартирам полностью обескровил пограничные подразделения, особенно это негативно отразилось на подразделениях первой линии – пограничных заставах. Резервы были крайне скудны и ограничены в своих возможностях по ведению боевых пограничных операций и затяжных боев.

Стало очевидно, что разговоры о скором наращивании российской пограничной группировки были не большим, чем разговорами. В высших эшелонах шёл тяжёлый процесс распила Союза, и никто не хотел посылать своих военнослужащих в горячую точку.

Полковник Василий Масюк: это было в Таджикистане в 90-е годы

Хорошо помню приезд Министра обороны РФ маршала авиации Шапошникова (на фото). Разговор ни о чём, по принципу: «Вы тут, держитесь!»

Но после трагических Душанбинских событий в конце 1992 года в мощном потоке беженцев в соседний Афганистан ушла значительная часть вооружённой непримиримой оппозиции, которая, быстро организовавшись, довооружившись, понукаемая щедрыми спонсорами от радикального ислама, предприняла попытки к возврату на территорию РТ.

Что значит «не вмешиваться»?


В марте 1993 года в Сарваде (северная провинция ИГА) сконцентрировалось до 1 000 человек вооруженных боевиков. На Пянджском направлении была отмечена переброска до 50 БТР из Кундуза к линии границы, большое сосредоточение переправочных средств.

В координационном центре Кундуз исламская партия возрождения (ИПВ) создала так называемое Правительство Таджикистана, которое взяло на себя руководство боевыми действиями и координацию вопросов взаимодействия с правительствами ИГА и Пакистана в борьбе с неверными на территории РТ.

На участке 117-го ПОГО период «истока» являл трагическую картину: где-то – огрызаясь, неся потери, уходили остатки вооружённой оппозиции, где-то – приверженцы или испуганное местное население с домашним скарбом пыталось переправиться через неспокойную реку Пяндж.

Команда сверху была исчерпывающая: «Не вмешиваться, не препятствовать!»

Горько было смотреть на эту трагедию, ведь ещё вчера все они составляли «одну историческую общность – советский народ».

В этот период пули ещё не летели в российских пограничников, но душевные травмы были не менее болезненны. На границе становилось по-настоящему тяжело, она магнитом притягивала: контрабандистов и противоборствующие стороны с целью налаживания каналов поставок оружия и наркотиков.

Полковник Василий Масюк: это было в Таджикистане в 90-е годы

Это естественно, за них платили бешеные деньги, которые шли на снабжение противоборствующих вооружённых формирований. Так, к июню 1992 года в зоне ответственности 117-го ПОГО отчётливо вырисовывались направления устремлений противника:

– На Кокульском направлении (стык с 48 ПОГО, участок 1–3 ПОГЗ из состава боевиков и моджахедов база ИПА-ИП, ИОА и ОТО общей численностью 450 человек (при активной поддержке командования 55 ПД). В апреле 1994 года ими была предпринята попытка захвата полуострова Камсалык и прорыва группы полевого командира Гафара на участок 48 ПОГО.

Группа была уничтожена. После этого они успокоились, а после встречи с генерал-лейтенантом Кози Кабиром окончательно акции и провокации прекратились. Именно тогда я ему открыто заявил, что ещё одна акция боевиками ОТО и афганских моджахедов против пограничников и мирных населённых пунктов – и его родной кишлак с домом его родителей я снесу огнём артиллерии с лица земли.

– На Пархарском направлении (4–5-я погранзаставы) – кишлак Новобод – 300 человек.

– На Московском направлении – район Чахи-Аба (база и штаб до 350 человек).

– На Сары-Чашминском направлении – (150–200 человек).

– Кишлак Шальмунд, участок 12-й погранзаставы – база 250 человек и 50 белуджей из Пакистана.

– Кишлак Явиз – главная база боевиков (основной состав до 200 человек, с учетом перемещения на Дарвазское направление, в отдельных периодах численность доходила до 350–400 человек), количественный состав менялся. Эта группировка стояла за акцией по захвату Турга в ночь с 18 на 19 августа 1994 года.


Это была последняя резонансная попытка захвата оперативно-тактического узла на Саригорском направлении, что объяснялось кратчайшим путём выхода на Куляб, политически ставилась задача сделать заявление мировой общественности о легитимности и поддержке правительства в изгнании, что послужило бы сигналом эскалации на Калай-Хумском и Хорогском направлениях.

Но этому не суждено было сбыться.

Стойкость и героизм пограничников во взаимодействии с отрядами поддержки 149-го МСП сорвали и нанесли невосполнимый ущерб противнику, а с приданием в качестве поддержки эскадрильи штурмовой авиации Су-25 и проведением аэромобильно-десантной операции по уничтожению базы в конце августа 1994 года, она практически прекратила своё существование.

– На Хоунском направлении до 300 человек (противостояние моджахедов и помощь пограничной бригаде генерала Усто). Данное направление было одним из самых уязвимых участков, требующих постоянной координации с афганскими пограничниками, их всесторонней огневой и материальной поддержки, что позволяло сковывать и держать под контролем перемещение боевиков, а также обеспечивать их эффективное огневое поражение огнём артиллерии и действиями личного состава ОГСР.

– Шуробадское направление (13–16-я погранзаставы) – до 200 человек.

Полковник Василий Масюк: это было в Таджикистане в 90-е годы

В этой сложной обстановке мужество и героизм были проявлены пограничниками Московского пограничного отряда на 1-й и 2-й заставах, 9–12-й и 15–16-й заставах, а также на постах «Тург», «Сунг», «Шахты», «Днепр», «Дон», «Доска Почета», «Меркурий» и др.

Только в 1994 году пограничные наряды, заставы и посты 356 раз подвергались обстрелам, из них: со стороны Афганистана – 326, со стороны Таджикистана – 30 раз.

В целом обстановка на границе в зоне ответственности Группы ПВ РФ за 1992–1993 годы характеризовалась следующим образом: пограничники 221 раз вступали в боевые конфликты, 931 раз подвергались обстрелам со стороны боевиков.

138 пограничников погибло, 316 человек были ранены.

Линия границы превратилась в рубеж противостояния враждующих сторон, российская пограничная Группа – в активного участника межтаджикского вооружённого конфликта.

Полковник Василий Масюк: это было в Таджикистане в 90-е годы

В те дни генерал Мартовицкий был ещё почти таким

На фоне всего этого в один из августовских дней мне позвонил командующий генерал-лейтенант А. Н. Мартовицкий и потребовал обстоятельного доклада по обстановке. Я ему доложил выводы из обстановки и своё частное решение на сутки.

По голосу командующего я понял, что он встревожен и взволнован, но все сомнения он разрешил сам:

«Хорошо. Через три часа я буду в отряде. Будь в готовности к проведению рекогносцировки и уточнению плана взаимодействия с Пянджским отрядом. Все остальное – по прибытии».

+1
Нет комментариев. Ваш будет первым!