Миф об упадке России

18:56
/
33
/

На военном параде в Москве, 2021 год. Фото Maxim Shemetov / Reuters

Вслед за CNN стали задавать неприятные для своих властей вопросы и другие западные издания — в частности, довольно громкой статьей разразился Foreign Affairs. Здравствуйте, мы опять об осознании.

Речь Путина на Валдае будут разбирать еще долго — по сути, это вполне себе программный документ, который имеет все шансы превратиться со временем в новую идеологию. Журналисты, понимающие это, сразу же задались вопросом — а потянет ли Россия эту новую идеологию, причем именно в экономическом смысле?

То, что при этом им приходится верить словам собственных политиков, несколько усложняет задачу, ибо с 2014 года наша «экономика разорвана в клочья», если верить Обаме, а если послушать покойного Джона Маккейна, то мы «автозаправка, притворяющаяся страной».

Дедушка Джози недалеко от них ушел, поскольку в минувшем июне он заявил следующее: «Россия сидит на вершине экономики, в которой есть ядерное оружие и нефтяные скважины, и ничего больше.”

Понятно, что все вышесказанное заявлено для внутреннего потребителя и сомневающихся союзников — но ведь эти слова выходят в публичное пространство и больно ранят нашу чувствительную русскую душу. Мы переживаем и нервничаем, хотя переживать и нервничать нужно им, судя по последним судорожным попыткам Запада догнать нас в некоторых областях — и я сейчас не о гиперзвуке и комплексах РЭБ. Хотя и они хороши необыкновенно.

Итак, Барак Обама назвал нас заурядной региональной державой. Это было уже после Крыма, но еще до Сирии, до нашего „вмешательства“ в американские выборы в 2016 году, до российского влияния на политический кризис в Венесуэле и в гражданскую войну в Ливии — и, тем не менее, у американского руководства до сих пор сохраняется восприятие России, как бумажного тигра.

И вот тут, после речи Путина на Валдайском форуме, журналистов Foreign Affairs наконец-то прорвало и они принялись указывать своим политикам на ошибочность их шаблонов в отношении нас, родимых.

Итак, шаблон нумер один — вернее, набор шаблонов:

Ожидания российского упадка содержат важные истины. Экономика страны находится в состоянии стагнации, и у нее мало источников ценности, кроме добычи и экспорта природных ресурсов. Вся система изобилует коррупцией и в ней доминируют неэффективные государственные или контролируемые государством предприятия, а международные санкции ограничивают доступ к капиталу и технологиям. Россия борется за развитие, удержание и привлечение талантов; государство хронически недофинансирует научные исследования; бюрократическая бесхозяйственность препятствует технологическим инновациям.

В результате Россия значительно отстает от Соединенных Штатов и Китая по большинству показателей научно-технического развития. За последние четыре года военные расходы в значительной степени снизились, и, по прогнозам, к 2050 году численность населения сократится на десять миллионов человек.

По поводу „неэффективных государственных компаний“ — подскажите пожалуйста, это не Газпром ли сейчас дружно уговаривают европейцы насчет поддать газку? Тот самый неэффективный Газпром, который является единственной компанией на мировом газовом рынке, поднимающей добычу в реальном времени?

Не тот ли это Газпром, который и не думал сокращать инвестиции в капитальное строительство и добычу в тот момент, когда все остальные (кроме наших топливных компаний) резали инвестиционные планы по самые уши?

Тот самый, да? Конечно, он государственный монстр и гадкий монополист, но сегодня у Евросоюза вся надежда только на него — а вот эффективные демократические компании просто захлебнулись с первой волной кризиса.

К примеру — никто же в Foreign Affairs не будет отрицать, что Украина — самая что ни на есть демократическая демократия? Да, страна бедная, но она сегодня является калькой завтрашней Европы — и давайте взглянем на демократическую Украину своим тоталитарно-энергетическим взглядом.

Из 33 угольных энергоблоков Украины на данную минуту стоят 20 — тупо кончился уголь. Те, что на газу, еще работают — но это точно не на всю зиму. С такой нагрузкой газ кончится уже к середине января-началу февраля.

Говорят, что Украину выручит атомная энергетика. Та самая, в которой из 15 энергоблоков работает ровно одна треть — остальные либо на плановом, либо на принудительном ремонте. Из последнего: вчера на Ровенской АЭС произошла разгерметизация системы водного охлаждения, в результате чего произошло возгорание водорода — радиационный фон пока в норме, но энергоблок будет стоять минимум до весны.

Энергосистема Украины начала сыпаться — а там, где в таком сложном механизме происходят сбои, наступает разбалансировка всей системы. Понятно, что западному обывателю такие тонкости неинтересны — у него электричество живет исключительно в розетке.

Украина — всего лишь предвестник европейского карнавала, но знаете что? Если выбирать, чья энергосистема продержится дольше, — украинская или британская — то я, пожалуй, поставлю на украинцев. У них все-таки под боком Россия и злобный Лукашенко, которые не дадут окончательно замерзнуть „братскому украинскому народу“ — а вот британцам такого счастья не досталось.

Впрочем, возвращаемся к шаблонам: дескать, государство хронически недофинансирует научные исследования. Как мы при таком кошмаре создали Росатом и Роскосмос — уму непостижимо. Первый является лидером на мировом рынке атомной промышленности — причем это единственная компания полного цикла, от фундаментальных разработок и исследований до утилизации отработанного ядерного топлива. Ну как отработанного? То, что для остальных опасные отходы, для Росатома — ценное сырье для реакторов.

По поводу второго было много сказано, но по факту он будет возить западных астронавтов на околоземную орбиту минимум до 2029 года — а если экономический кризис все-таки окажется мировым штормом, то в космос будут летать исключительно русские и китайцы. Хотя насчет китайцев я пока не уверен.

И да, совсем недавно Роскосмос отпраздновал трехлетие безаварийных запусков — это для тех, у кого в голове одни „ржавые русские ракеты“.

»Россия значительно отстает от Соединенных Штатов и Китая по большинству показателей научно-технического развития" — и тут я смотрю на пару вещей, которые не могут повторить ни американцы, ни китайцы. Первая вещь — еще советский двигатель РД-180. Как уж янки ни пытались его понять, вложили в это дело полтора миллиарда долларов, рассматривали каждый изгиб под микроскопом — ну не выходит каменный цветок, хоть тресни.

Вторая штука — это даже не сам двигатель, а приблуда на нем, изменяющая вектор тяги боевого самолета — талантливые китайские копипастеры так и не смогли выяснить, как все это работает на самом деле. Не иначе колдуны собирали, а в Китае коммунистический материализм — потому и не выходит, это вам не смартфон копировать на универсальной элементной базе.

Набор шаблонов нумер два:

Рассмотрим экономику страны, которая, какой бы застойной она ни была, все еще больше и более устойчива, чем многие полагают. Аналитики любят отмечать, что ВВП России в 1,5 триллиона долларов сопоставим с ВВП Италии или Техаса. Но эти 1,5 триллиона долларов рассчитаны с использованием рыночных обменных курсов.

Учитывайте паритет покупательной способности, и он вырастет до 4,1 трлн долларов, что сделает Россию второй по величине экономикой в Европе и шестой по величине в мире.

Ни один из показателей не является полностью точным—один, скорее всего, занижен, а другой завышен,—но сравнение показывает, что экономика России далеко не так мала, как принято считать. В любом случае, сырьевой ВВП часто является плохим показателем геополитической мощи: он больше не преобразуется в военный потенциал или международное влияние.

По поводу «сырьевого ВВП» — по итогам 2020 года доля доходов нефтегазового сектора в ВВП России снизилась до 15,2%. Это много, да? Судя по всему, доля доходов того же сектора в ВВП США перевалит за 20%, из которых на внутренний рынок приходится лишь 6,5%- а остальное является экспортом. Типичная страна-бензоколонка.

Насчет прекрасных «рыночных обменных курсов»: помните, как несколько лет назад в Америке регулярно поднималась шумиха, когда китайцы в очередной раз волюнтаристскими решениями роняли курс своего юаня на несколько процентов? С рублем было куда спокойнее — ну отвязали его от доллара и нефтяных цен, ну уронили в пару раз одномоментно — да кому это вообще интересно?

А именно это и помогло создать весь набор новых вундерваффе для супостата — у нас ведь не только сырье по внутренним ценам, но и зарплаты им соответствуют. Да, импорт подскочил в цене, но даже это оказалось временным — например, то же мясо поехало к нам из Бразилии и Аргентины, где с их валютами по отношению к доллару тоже не сахар. Мир изменился, причем кардинально — на место выбывших с наших рынков западных «партнеров» моментально выстроилась очередь желающих заработать. А аналоги продукции зачастую оказываются качественней, нежели на Западе.

И тут неожиданно выяснилось, что родной деревянный рубль недооценен на 61%, если верить «индексу БигМака» — а он довольно универсален, знаете ли.

Вот тут у журналистов открылись глаза. Внезапно. Ибо они вспомнили, что несмотря на все перипетии, санкции и падение цен на нефть, российский бюджет все это время являлся профицитным. Что в Фонде национального благосостояния сегодня 185 млрд долларов, а в ЗВР — 615 млрд долларов. А это совсем не тянет на нищету и голь перекатную, как сову ни натягивай — и тут выяснилось нечто совсем уж фантастическое.

Оказывается, производство энергии в России является самым дешевым в мире — мало того, русские успешно этим пользуются. 41% газовых поставок в Евросоюзе — это Россия. 27% нефти — Россия. 47% твердого ископаемого топлива — Россия. Но и это еще не все — как выяснили журналисты, стоимость российской энергии позволяет нам задавить всех конкурентов на этом рынке, поскольку даже наши атомные станции на экспорт по соотношению «цена-объем энергии» вне конкуренции.

Но черт с ней, с нефтью. Оказалось, опять же очень внезапно, что Россия разработала собственные аналоги Facebook, Google и других популярных онлайн-платформ, все из которых довольно успешны в России — а это признак серьезного технологического развития.

Более того, журналисты вполне резонно указывают, что Россия входит в десятку самых технологически развитых стран — и это при том, что патенты двойного назначения вообще никак не учитываются.

И теперь о коррупции и демографии.

С коррупцией можно бороться по разному. Одни ловят и садят мздоимцев, другие превращают коррупцию в законное лоббирование интересов. Говорить, что в России нет коррупции — это глупо и бессмысленно. Безусловно, она есть и ее много, но она вовсе не в том объеме, как это себе представляют на Западе.

С демографией тоже не все так однозначно — журналисты взвешенно заявляют, что у большинства союзников Америки эти проблемы куда глубже и серьезнее, чем у русских. А если верить некоторым западным экспертам, то благодаря концепции Путина об умеренном консерватизме, через несколько лет население России может слегка увеличиться. Ненамного, всего до 230-250 миллионов человек.

Здесь хотелось бы сказать о главном, о чем никогда не говорят западные журналисты: так уж повелось, что они меряют все страны исключительно экономической линейкой. С Россией такая форма измерений мощи и стойкости не проходила никогда, спросите хоть у Наполеона, хоть у Гитлера — и в этом скрыто основное противоречие между нами и ними.

Они оценивают нас исключительно деньгами. А мы оцениваем их изменениями в культурном коде, которые ведут западную цивилизацию в пропасть.

При этом в России полным-полно проблем, но главные из них все-таки у нас с вами в головах, а не в окружающей действительности. Простой пример: термин «средний класс» появился в Соединенных Штатах в 20-30-х годах прошлого века — и тогда к среднему классу относили всех, у кого было собственное жилье и автомобиль.

Это потом понятие среднего класса нагрузили уровнем достатка и прочими цацками, но в первоначальном виде он определялся именно так — и, судя по всему, под это классическое определение сегодня попадает около 80% населения России.

Вот чего нам действительно не хватает, так это осознания своей роли в этом мире. Не в качестве «исключительной» нации, ибо это неминуемо ведет к фашизму в его классическом понимании. И не в качестве мирового полицейского, как бы привлекательно не выглядела бы эта роль.

Нет, наша задача — формирование новых смыслов, основанных на вековых понятиях о добре и зле. И если при этом мы будем жить достаточно обеспеченно, вовсе не отменяет эту роль и задачу — наоборот, как раз об этом и говорил Путин на Валдайском форуме.

А уж как его услышали на Западе, пусть останется на их совести — но там точно поняли разрушительность его тезисов для сложившегося либерального миропорядка.

Но больше всего на Западе пытаются понять, о чем Путин не сказал, причем намеренно — и это было самым важным в его словах.

Впрочем, там и о культурном коде никто рассуждать уже не в состоянии — и уж тем более о способности влиять на него на самом глубоком уровне. Любая социальная инженерия разбивается вдребезги, как только Россия начинает формулировать основополагающие понятия — а она уже формулирует.

Так что держитесь там, штормит.

+5
Нет комментариев. Ваш будет первым!