Дорогой Леонид Ильич

Дорогой Леонид Ильич

10 ноября в Заречье под Москвой умер глубокий старик с предельно изношенным организмом. Старик этот с 1976 года держался на этом свете только усилиями врачей, он пережил инфаркт, клиническую смерть, болел астенией, находился в лекарственной зависимости от снотворного… У него была неправильная дикция, старость обострила любовь к внешнему, и Леонид Ильич стал автором мемуаров о Малой Земле и четырежды Героем, кавалером ордена Победы, а страной в последние годы жизни управлял эпизодически, цитируя печальную шутку того времени не приходя в сознание.


Беспорядок творился и у него в семье, контроль над которой он потерял. Беспорядок последние годы был и в стране, не такой, конечно, как десятью годами позже, но все шло как-то по инерции, и перемены реально были нужны.

Но это Брежнев поздний, люди ведь в разные периоды жизни разные, это истина, которую часто забывают. В молодости мы горячие и несдержанные, в зрелости уже другие, а к старости...

Брежнев ведь был не просто стар, он был очень тяжело болен. Сейчас, конечно, 75 лет не так уж и фатально, но это для людей, которые не пережили Гражданскую, индустриализацию, не воевали в Отечественную, не работали в Сталинскую эпоху, сжигая себя, что на фронтах, что в тылу. То поколение было другим, и судьба его была, наверное, самой тяжелой в истории нашей страны. Что-то сравнимое люди пережили разве в эпоху Смуты и монголо-татарского нашествия.

Биография


Родился Леонид Ильич в 1906 году, в аккурат в период революции Первой, после поражения в Русско-японской войне. Страну лихорадило, звучали выстрелы, митинги, забастовки и теракты были ежедневной нормой. В гимназию пошел в 1915 году, когда уже во всю пылала Первая мировая, а закончил ее в 1921, как раз с окончанием войны Гражданской и начала НЭП. За первые 15 лет жизни – две революции и две войны. И сопровождающая их разруха и нищета. С учетом происхождения (отец – рабочий-металлург, мать – из семьи донбасских рабочих) повезло: революция для его поколения открыла множество перспектив.

Надо отдать должное Брежневу, как и многие молодые люди той эпохи, шанс в жизни свой он осознал и использовал его во всю: комсомол – техникум – университет – армия – партийная карьера. В отличие от поколения революционеров, Леонид Ильич был технарем до мозга костей. Землемер, слесарь–инженер, теплотехник, танкист-лейтенант. Это была та самая сталинская молодежь, которой открывались все дороги и головокружительные перспективы, стоило только учиться и работать.

Он и работал, и к войне подошел секретарем Днепропетровского обкома по оборонной промышленности. Днепропетровская область в СССР – индустриальная, это огромное количество предприятий, это вузы и техникумы, производство передовой продукции. И должность расстрельная – приближение войны чувствовали все, и Москва требовала оружие – много и качественного. А отвечал за это 35-летний инженер со званием лейтенант.

Он справился, черта характера Брежнева – он всегда справлялся и не боялся принимать решения, не переходя, впрочем, некую черту риска. И на войну пошел сразу, в политотдел, конечно, но посылать опытного партийного работника, изучавшего танки в 1935 году, в танковые войска на должность комроты было бы глупо. К комиссарам у нас есть традиционное предубеждение, но:

В отбитии наступления немцев активное участие принимал начальник политотдела 18-й армии полковник тов. Брежнев. Расчёт одного станкового пулемёта (рядовые Кадыров, Абдурзаков, из пополнения) растерялся и не открыл своевременно огня. Два взвода немцев, воспользовавшись этим, подобрались к нашим позициям на бросок гранаты. Тов. Брежнев физически воздействовал на пулемётчиков и заставил их вступить в бой. Понеся значительные потери, немцы отступили, бросив на поле боя несколько раненых. По приказу тов. Брежнева расчёт вёл по ним прицельный огонь, пока не уничтожил.

Оставлю читателям думать, что означает «физически воздействовал», лично мне кажется, что все свелось к хорошим оплеухам, и дело, в общем, на войне привычное, это в кино красиво, в реальности же там страшно до одури, особенно в первом бою. Не пристрелил, замечу, не отдал под трибунал, а привел в чувство. И сам не терялся, и на передовой бывал, на той же высмеянной позже Малой Земле более сорока раз. А ведь там была еще та мясорубка, локальная, конечно, но пулям и осколкам все равно. На память остались награды, ранение и контузия.

Генерал-майор и орденоносец Брежнев возглавлял (вместе с Еременко) сводный полк 4-го Украинского фронта, а с 1946 года вернулся на Родину – руководитель обкомов Запорожья и Днепропетровска, потом уровень Республики – Молдавия, а с 1952 года – ЦК.

Что примечательного в его биографии?

Он профессионал.

В сравнении с поколением предыдущим, Брежнев прошел все ступени карьерной лестницы, получил добротное образование (и военное, и гражданское), в отличие от многих сверстников (того же Андропова), на фронте воевал по-настоящему, а в мирное время по-настоящему работал, причем не только на руководящих постах. Он был не партаппаратчиком, не профессиональным болтуном, а технарем с огромным (к 46 годам) опытом. И карьера его заслужена – он справлялся со всем, порученным ему. Плюс не был запачкан в интригах старых большевиков.

Руководитель


В ЦК должности Брежнева, опять же, не декоративные – курирование космонавтики и постройка Байконура чего стоят. А целина? Да, сама идея была не идеальной, но Брежнев не инициатор, Брежнев – исполнитель, но он справился, впрочем, как всегда. А дальше был Президиум Верховного Совета и смещение Хрущева.

Никита Сергеевич, вообще, разговор особый – последний старый большевик при власти, идейный, но малограмотный, амбициозный и импульсивный, он для поколения Брежнева был раздражителем: как неоправданной склонностью к риску, так и элементарной безграмотностью во многих вопросах. А антисталинизм Хрущева, переходящий все грани разумного, с повальной реабилитацией, очернением эпохи и попытками поднять свой авторитет за счет предшественников, не мог не раздражать профессионалов, выросших в эпоху Сталина.

К этому стоит добавить авантюризм в вопросах идейных, все эти «догоним и перегоним» для людей, знающих как оно на самом деле – было глупостью, а для опытных партработников построение коммунизма за 20 лет – и идеологической диверсией. Ну не могли технари, знающие, как оно работает, долго терпеть человека с интеллектуальным уровнем хорошего рабочего. А среди кандидатур обаятельный фронтовик, опытный и без жажды власти, зато умеющий работать коллегиально, был номером один.

Во главе страны


Собственно, Брежневых во главе Союза было два – первый, который добился паритета со США, вел переговоры о разрядке, умея в процессе не сдать позиции, что доказала Чехословакия, который ослабил идеологическое давление, не опустив при этом вожжи, как Никита Сергеевич, при котором благосостояние населения медленно, но верно росло, а старые проблемы понемногу решались.

От идеологии – где от Хрущевской маниловщины и зоологического антисталинизма перешли к вменяемой политике.

Можно возразить, что доктринерство Суслова губило идею, но Брежнев как раз идейным не был, он всегда видел в идее инструмент, которым размахивать, перекладывая руль как душе угодно, попросту опасно.

И до экономики – где именно при Брежневе проходят первые попытки реформ.

Надо понимать то время – страна, внешне великая и могучая, была всерьез подорвана многими факторами. Это и две больших войны за полстолетия, с десятками миллионов жертв, причем гибли лучшие, и ломка традиционного порядка, с переселением села в город и столкновением устоев горожан старых и новых, и репрессии, и хрущевская дискредитация прошлого, и эксперименты с атеизмом у глубоко верующего народа...

Все это надо было сгладить, успокоить, привести к какому-то знаменателю, да и, наконец, решить проблемы – безопасности, жилищную, продовольственную.

Государство было больно, оно не могло быть здоровым после всего пережитого. Нужен был покой, годы без резких перемен, и Брежнев их обеспечил. Именно при нем родились поколения, которые, наконец, жили без войны, без социальных экспериментов и с твердыми гарантиями пусть скромного, но достатка.

И это заслуга Леонида Ильича и его команды.

Страна остановилась, отдышалась, успокоилась и, наконец, перестала бояться завтра.

Другое дело – Брежнев поздний, руль из рук выпустивший и после 1976 года бессильно наблюдавший за грызней соратников. Именно вторая половина 70-х это и есть застой, афганское безумие, срыв разрядки и безумные по стоимости программы вооружений, с упором на подготовку к новому изданию Второй мировой войны в ракетно-ядерную эпоху.

Именно в эти годы нарастает денежная масса, растет дефицит, а народ начинает чувствовать некий дискомфорт, легкий, но все-таки. Это было видно и в социальном измерении – рост преступности, алкоголизма, дедовщина в армии.

Справедливости для:

У меня отложился в памяти разговор Леонида Ильича с супругой где-то в 1977–1978 году. И бабушка говорила, и позже в прессе появилось, что он хотел в отставку, на пенсию… не отпустили. Сказали: Леонид Ильич, ну как страна без вас, вы солнце наше святое, золотое. Уговорили остаться.

Все Леонид Ильич понимал и все осознавал, его ошибка не в том, что он остался, в той системе, его бы не отпустили с поста, его ошибка в том, что следующего поколения политиков, подготовленного к высшим постам, не было.

В отсутствии преемника часто винят Сталина, но брежневская команда – это и есть преемники, которых вырастили, и в нужный момент они власть подхватили.

Подхватили, но сами систему не изменили. Не было создано молодой группы в Политбюро, готовой власть взять и понимавшей, зачем это надо и куда вести страну.

И вторая ошибка – никаких ограничений на власть, ни по возрасту, ни по здоровью, так и не создали.

Для современников эпоха Брежнева осталась золотым временем.

Для старшего поколения – покоя и мира, стабильности и изобилия. Сейчас, в эпоху товарного переизбытка, это смешно, но для людей того времени, помнящих нищету и голод…

Для брежневской молодежи – временем стабильности. Возврата в ту эпоху нет, но не признать, что она была сытой и спокойной, а Брежнев – правитель, конечно, не великий, в понимании побед и ломок общества, но многими любимый.

Да и человек он был хороший, а это в политике редкость. Но смерть его на посту запустила процессы развала, и это тоже факт.

+4
Нет комментариев. Ваш будет первым!