Трагедия в Любеке: когда вакцина действительно убивает

Трагедия в Любеке: когда вакцина действительно убивает
Источник: scientaevulgaris.com


Туберкулез vs COVID-19


Мир сейчас погружен в коронавирусную пандемию. Тем не менее остальные, порой смертельно опасные заболевания, никуда из человеческой популяции не ушли.

Одной из таких болезней является туберкулез, который за последние 100 лет унес не менее 100 млн жизней. Исследователи утверждают, что скрытая форма недуга встречается у четверти населения планеты. И это по самым оптимистичным подсчетам.

Эксперты ВОЗ вообще предполагают наличие возбудителя инфекции палочки Коха у каждого третьего жителя Земли. Туберкулез прочно обосновался в списке 10 самых опасных заболеваний – ежегодно от последствий умирает от 1,5 млн человек.

Сравним это со смертностью от COVID-19.

С начала пандемии, которой вот-вот исполнится два года, по официальным данным, от коронавируса скончалось около 4,8 млн человек. Цифры смертности от туберкулеза и ковида, конечно, трудно назвать сходными, но все-таки позволяют увидеть различия в подходах к двум смертельным болезням.

В случае с COVID-19 вводятся тотальные локдауны, а с туберкулёзом у нас связано лишь ежегодное флюорографическое обследование. Все дело в том, что туберкулезом болеет преимущественно население развивающихся и бедных стран, а вот COVID-19 поражает практически всех без разбора.

И еще одно ключевое различие – от туберкулеза давно придумана достаточно эффективная вакцина, а постоянно мутирующий вирус SARS-CoV-2 регулярно ставит под вопрос эффективность действующих вакцин.

Впрочем, и с вакциной от туберкулеза не всегда было все безоблачно – в 1930 году в немецком Любеке (земля Шлезвиг-Гольштейн) случилась трагедия, которая вполне могла стать настоящим гимном современного сообщества «антиваксеров».

Прежде всего, стоит отметить с самого начала, что данный материал не несет никакой идеологической нагрузки и тем более не пропагандирует антивакцинные настроения в российском обществе.

В конце концов, как говорится в известной парадигме:

«Заражение ковидом вакцинированного – вопрос (не)везения, а для невакцинированного – вопрос времени».

В то же время история науки и медицины – вещь неумолимая, и она не лишена трагических провалов, о которых современная общественность обязана знать.

Любек, 1930


Германия конца 20-х – начала 30-х годов представляла собой жалкое зрелище. Хаос, тотальная безработица, голод и чудовищная инфляция. Очевидцы вспоминали, что в магазин за булкой хлеба приходилось тащить с собой мешок наличности. Антисанитария стала настоящим бичом населения – ежегодно инфекционные заболевания уносили жизни сотен тысяч жизней. Ученые и медики как могли пытались исправить ситуацию.

Например, Фриц Габер, печально знаменитый автор немецкого химического оружия, в начале 20-х годов курировал разработку инсектицида от вшей, в буквально смысле захвативших его страну. Работы шли в берлинском Институте физической химии и электрохимии. В итоге был получен знаменитый «Циклон – Б», ставший настоящим проклятием XX века. Ирония в том, что сам Габер был евреем по национальности и в 1933 году был вынужден покинуть пост директора этого института в связи с принятием «Закона об ограничении в профессиональной гражданской службе».

С заботой о национальном здоровье действовали и врачи Любекской больницы общего профиля, когда в декабре 1929 года запланировали вакцинацию от туберкулеза. При этом прививки предполагалось вводить новорожденным, что придает особенную окраску разразившейся вскоре трагедии.

На тот момент никакого действенного лекарства против туберкулеза не было – до эпохи антибиотиков еще было далеко. Поэтому немецкие врачи решили защитить детей от болезни с самого рождения. В качестве вакцины выбрали наиболее известную на то время французскую BCG (Bacille Calmette-Guerlin), которую мы сейчас знаем по русскоязычной аббревиатуре БЦЖ. Это типичная живая вакцина, построенная на основе ослабленной коровьей туберкулезной палочки.

К концу 20-х годов это был уже проверенный и рекомендованный Институтом Пастера препарат. BCG даже успели протестировать предварительно на 120 новорожденных. Однако в ходе клинических испытаний только 24 ребенка были из семей, в которых были больные с открытой формой туберкулёза. Поэтому об эффективности говорить можно было с определенной долей условности.

До конца не была выявлена точная дозировка BCG для детей – в разных случаях она могла приводить к разным результатам. Вполне возможно, это и повлияло в определенной степени на результативность вакцинации в Любеке.

Вакцинация была добровольной. С декабря 1929 по март 1930 года в больницах родились 412 детей, из которых 251 были привиты – родители остальных отказались. Как выяснится позже, это решение для многих оказалось судьбоносным. Вакцину BCG вводили детям спустя десять дней после рождения.

Результаты оказались сначала удивительными, а потом вызвали настоящий шок.

У 228 детей после прививки обнаружился туберкулез – это более 90 %. Впоследствии в течение трех месяцев 77 из них скончались. Причем умирать дети начали уже спустя несколько недель после введения вакцины – в апреле 1930 года. Оставшиеся в живых и заразившиеся туберкулезом, боролись с болезнью до 1993 года, и все выздоровели, за исключением шести детей.

На данный момент существует достаточно много версий о причинах и итогах «Любекской трагедии».

Например, в разных источниках приводятся различные данные о погибших – от 72 до 77 детей. Наиболее полноценным свидетельством является отчет на немецком языке, датируемый еще 1935 годом – Moegling A. Die «Epidemiologie» der Lübecker Säuglingstuberkulose. Arbeiten ad Reichsges-Amt. Автор отчета врач Моглинг утверждает, что среди погибших детей пятеро были без видимых клинических признаков туберкулеза. Выяснилось это уже по итогам вскрытия.

Также нет единого мнения о причинах трагедии.

Приводятся данные о чрезмерно высокой концентрации ослабленной коровьей палочки Коха, что и вызвало не формирование иммунитета, а развитие реального заболевания. Изначально различная восприимчивость детского организма к туберкулёзу вызвала такой неоднозначный результат: кто-то – перенес хорошо, а кто-то – умер.

По второй версии, налицо была ошибка персонала немецкой лаборатории, которая изготавливала вакцины. В разных флаконах могли быть разные концентрации ослабленного возбудителя, что и вызвало разный результат. При этом все размышления на этот счет сугубо относительны – пробы бактериальной эмульсии для перорального введения проанализировать по горячим следам было невозможно.

И наконец, по третьей версии, в жидкие вакцины из-за ненадлежащего хранения попали вирулентные штаммы возбудителей туберкулеза. Случиться эта фатальная ошибка могла по причине элементарной антисанитарии, которая поразила Германию 30-х годов.

Пробралась антисанитария, как оказалось, и в микробиологическую лабораторию Любека.

Лаборанты недостаточно долго выдержали в автоклаве многоразовые стеклянные флаконы для вакцины перед повторным использованием. А то, что помещения лаборатории были заселены палочкой Коха, доказал еще упоминаемый доктор Моглинг.

Искусственно созданная вспышка туберкулеза среди новорожденных Любека стала причиной грандиозного скандала.

В ходе последовавшего судебного разбирательства в халатности обвинили трех врачей и медсестру, непосредственно отвечавших за вакцинацию. В частности, они пренебрегли обязательной для того времени процедурой проверки вакцины на лабораторных животных и не отслеживали состояние здоровья привитых младенцев. Врачи остановили введение вакцины только после того, как умерли первые три ребенка.

Далее взор правоохранительных органов обратился на лабораторию, где изготовили смертоносную вакцину BCG.

Руководитель учреждения Георг Дейке был осужден на два года за убийство по неосторожности и причинение тяжких телесных повреждений. Логичным было предположить, что виновниками трагедии были персонал больницы и изготовители, но власти Германии вообще запретили BCG.

Использование вакцины от туберкулеза вернули в медицинскую практику только после 1945 года.

Испугались трагедии в Любеке и остальные европейские страны – BCG здесь появилась в практике только в середине 50-х годов.

Как информирует сейчас Всемирная организация здравоохранения,

«осложнения после вакцинации БЦЖ наблюдаются редко: частота летальных исходов от БЦЖ оценивается в 0,19–1,56 на миллион вакцинированных лиц, и ее жертвами почти исключительно становятся непреднамеренно иммунизированные лица с тяжелыми нарушениями клеточного иммунитета».

+7
Нет комментариев. Ваш будет первым!