За россиянами, решившими приобрести оружие хотят установить слежку ФСБ и МВД

17:20
/
62
/
В Госдуму внесен третий за 2021 год законопроект, ужесточающий оружейное законодательство. К владельцам гражданского оружия в России стали последовательно предъявлять все более строгие требования после того, как в мае Ильназ Галявиев устроил бойню в казанской гимназии, пустив в ход легально приобретенное полуавтоматическое ружье.
ИзображениеТеперь законодатели предлагают проверять всех кандидатов на владение оружием по данным оперативных учетов ФСБ и МВД. Фактически, это означает, что россиян, желающих обзавестись «стволами», силовики смогут прослушивать, читать их переписку и анализировать их посты в соцсетях. Нюансы законопроекта, который может заметно изменить оборот гражданского оружия в России, выяснял корреспондент «Ленты.ру» Игорь Надеждин.
11 мая 2021 года 19-летний Ильназ Галявиев пришел в казанскую гимназию №175 и стал расстреливать учеников. Он убил девять человек и ранил 21. Почти сразу выяснилось, что оружие, которое использовал молодой человек, было получено им официально.
Как следовало из заявлений всех уполномоченных органов, «проверка показала, что все до одного документы, поданные Галявиевым в Росгвардию, были легитимны». А в июне 2021 года корреспонденту «Ленты.ру» удалось выяснить, как именно Казанский стрелок получил разрешение на оружие.
По словам сразу трех источников в правоохранительных органах, Галявиеву не хотели выдавать разрешение: своим поведением он настораживал инспектора территориального отдела.
Поэтому тот всячески затягивал оформление бумаг, попутно перепроверив каждую.
Но тогда Галявиев просто обратился с заявлением о волоките в прокуратуру — и в надзорном ведомстве предписали выдать нужные документы. Причиной стало то, что проверки и все медицинские обследования молодой человек прошел официально, в уполномоченных учреждениях, и предоставил абсолютно весь пакет документов.
Проверка показала: он нигде, ни на одном из этапов не отклонился от прописанной в законе процедуры. «А ощущения разрешителя к делу не подошьешь», — отмечали собеседники «Ленты.ру». Получив предостережение о недопустимости нарушения закона, сотрудники отдела лицензионно-разрешительной работы 28 апреля были вынуждены выдать лицензию Галявиеву.
Тем не менее, они сделали это под видеозапись, во время которой инспектор еще раз разъяснил Ильназу все его обязанности.
Запись сохранили, и уже 12 мая, две недели спустя, она спасла сотрудников Росгвардии от уголовного преследования и дисциплинарных взысканийНо именно трагедия, устроенная Галявиевым, стала предлогом для внесения изменений в действующее законодательство: минимальный возраст для получения разрешения на оружие повысили с 18 лет до 21 года.
Кроме того, законодатели серьезно поменяли порядок взаимодействия Минздрава и Росгвардии, обойдя формальные требования защиты «врачебной тайны», и ввели дополнительные ограничения на приобретения полуавтоматических ружей. Новый законопроект, внесенный в Госдуму в конце 2021 года, и дальше развивает ужесточение оружейного законодательства.

Ход прослушкой

Новый «оружейный» законопроект вводит проверку всех кандидатов и выборочно — владельцев оружия — методами оперативно-розыскной деятельности (ОРД) в МВД и ФСБ. До сих пор такой проверки не было: все ограничивалось характеризующими материалами от участкового.
В случае, если имеется информация о причастности гражданина к организованной преступности или о его намерениях использовать оружие в преступных целях, эти данные будут передаваться в Росгвардию и являться основанием для отказа в выдаче разрешения на оружие. Срок действия отказа — один год
Александр Хинштейн, один из авторов законопроекта, председатель комитета Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи
Порядок проведения таких проверок, согласно законопроекту, будет определяться Правительством России. При этом, как отмечает Хинштейн, отказ в выдаче разрешения на оружие можно будет проверить на законность в прокуратуре и обжаловать в суде.
Главная задача этого законопроекта — ужесточить государственный контроль за оборотом оружия и попытаться не допустить его попадания в руки тех, кто может использовать его в каких-то криминальных целях и нарушить общественную безопасность
Александр Хинштейн, председатель комитета Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи
При этом новый законопроект предлагает изменить сразу четыре федеральных закона: «Об оружии», «О ФСБ», «О полиции» и «Об оперативно-розыскной деятельности». Все эти изменения дадут силовикам право проверять кандидата на получение оружия методами ОРД. К ним, среди прочего, относится наведение справок, перлюстрация (просмотр личной корреспонденции), контроль телефонных переговоров и получение компьютерной информации негласными методами.
Мы не создаем никакой новой сущности. Такой алгоритм уже работает в отношении кандидатов в частные охранники и частные детективы, которые проходят проверки методами ОРД
Александр Хинштейн, председатель комитета Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи
В качестве примера депутат Хинштейн приводит такие цифры: за прошедшие с момента внесения в закон об ОРД поправок о проверке кандидатов в частные охранники ее прошли около 700 тысяч сотрудников ЧОПов. При этом отсеяли всего 274 человека, в большинстве случаев — из-за связей с оргпреступностью. Из них успешно обжаловали отказы 12 человек.
По мнению авторов нового «оружейного» законопроекта, проверка владельцев оружия методами ОРД не может привести к злоупотреблениям: коррупционные схемы придется выстраивать с каждым кандидатом, что сложно и быстро вычисляется теми же методами ОРД.
Это, к слову, подтверждает практика проверки частных охранников и частных детективов.
По словам Хинштейна, от проверок методами ОРД избавят офицеров и сотрудников спецподразделений (они и так формально проходят регулярные проверки), а также коренные малочисленные народы — для них оружие неразрывно связано с их образом жизни. Органы исполнительной власти (в том числе МВД и ФСБ) пока никак не комментируют законопроект: он был внесен в последний день осенней сессии Госдумы и силовики еще не успели изучить его текст.

Излишние меры

С одной стороны, законопроект, разработанный в Госдуме, выглядит адекватным: действительно, легальное приобретение оружия подразумевает тщательную проверку кандидатов. Но люди, хорошо знакомые с оружейной темой, считают норму о проверках методами ОРД излишней.
Их аргументы давно известны: с легальным оружием совершается меньше одного процента преступлений. А вот на нелегальное приходится больше 99 процентов.
Изображение
При этом число владельцев оружия в России сокращается: еще в 2017 году их было гораздо больше — более 4,1 миллиона человек, а в 2015 году — и вовсе более пяти миллионов. Собственно, не секрет, что с момента создания Росгвардии она взяла курс на сокращение числа владельцев гражданского оружия — как охотничьего, так и спортивного.
Но аргументация у сторонников такой политики несколько странная.
К примеру, повышение минимального возраста для владения оружием с 18 лет до 21 года активно преподносилось как важный шаг на пути в борьбе с массовыми расстрелами в учебных заведениях.
Однако по данным той же Росгвардии, в России на 1 июня 2021 года из более чем 3,5 миллионов владельцев оружия людей в возрасте до 25 лет было меньше четырех тысяч, а младше 21 года — менее тысячи.
При этом ежегодно в России с применением оружия совершается множество преступлений: в 2020 году — 24,8 тысяч, а за 11 месяцев 2021 года — 22 тысячи. Но почти все оружие, которое используют преступники — нелегальное: в 2020 году законно хранящееся оружие фигурировало в 200 уголовных делах, в основном — о браконьерстве, а в 2021 году — всего в 130 уголовных делах. Так что легальное оружие с большим трудом можно считать главным в арсенале криминальных элементов.
Куда чаще бандиты используют сигнальное оружие, переделанное в боевое. За последние три года в стране изъяли, по разным данным, от 73 до 80 тысяч таких «переделок». На этом фоне ужесточение оборота легального оружия смотрится странно.
По мнению специалистов, настоящая проблема — в катастрофическом снижении оружейной культуры у населения.
Законодатели совершили большую ошибку, поставив в один ряд охотников, спортсменов-стрелков и тех, кто держит гражданское огнестрельное оружие дома на случай обороны. Формально любой владелец такого оружия имеет охотничий билет. Но тех, кто действительно выезжает на охоту хотя бы больше двух раз в году среди них меньшинство.
Настоящих же охотников в России просто никто не считает. По оптимистическим оценкам их в стране около двух миллионов, по пессимистическим — менее миллиона. Как говорит в беседе с «Лентой.ру» стрелок-спортсмен и охотник Игорь Трифонов, необходимо разделять реальных охотников, спортсменов и «оборонщиков». В связи с этим закон об оружии, принятый в 1991 году, сегодня требует существенной переработки.
Охотники общаются в коллективах, где за правильностью использования оружия следят товарищи. Спортсмены — в командах, где есть коллеги и тренеры. Эти группы владельцев оружия прекрасно знают, что это предмет повышенной опасности. Здесь контроль не только государственный, но и общественный. Надо ли ужесточать его? По общему мнению, в этом смысла нет
Игорь Трифонов, стрелок-спортсмен и охотник

«Посты с призывами убивать все живое»

Впрочем, главные опасения специалистов связаны с тем, что, согласно новому законопроекту, к лишению права на оружие могут привести даже сомнительные посты в соцсетях. Об этом, в частности, заявлял один из разработчиков документа, депутат Госдумы Анатолий Выборный.
Такая ситуация [лишение права на оружие из-за постов в соцсетях — прим. «Ленты.ру»] может возникнуть, только если в этих постах содержатся прямые призывы убивать все живое
Александр Хинштейн, председатель комитета Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи
Однако сложности с получением оружия могут возникнуть не только из-за соцсетей. Дело в том, что в розыскной практике часто используют базу данных «Записная книжка» — это фамилии и телефоны людей, которые были обнаружены в записных книжках задержанных за организованную преступную деятельность.
Этот массив информации весьма любопытен для правоохранительных органов. Поэтому ответ, что какой-то человек при проверке методами ОРД «обнаружен в базах данных как лицо, имеющее притяжение к членам ОПС» формально вполне способен лишить его права на оружие.
Между тем о том, что стало причиной такого лишения, кандидат вполне может и не узнать. Дело в том, что правоохранительные органы порой не предоставляют информацию, касающуюся ОРД, даже судам. Классический пример — дело об убийстве журналистки Анны Политковской.
Во время первого процесса по делу некоторые данные ОРД, в частности, записи телефонных переговоров обвиняемых, не были предоставлены суду.
Как следовало из справки в материалах уголовного дела, эти данные якобы были уничтожены, как не представляющие оперативного интереса. В результате присяжные оправдали всех обвиняемых.
Но на втором процессе якобы уничтоженные материалы чудесным образом всплыли — и отчасти повлияли на то, что фигурантам дела вынесли обвинительный вердикт. Это — самый громкий из тысяч таких примеров.
Адвокат Лариса Гусева, в прошлом — следователь по особо важным делам, отмечает, что новый «оружейный» законопроект из Госдумы имеет размытые формулировки, что обязательно вызовет двойные толкования. А порядок проверок тех, кто хочет получить оружие (его должно определить правительство), с высокой степенью вероятности станет секретным, поскольку напрямую касается оперативно-розыскной деятельности.
Подобного рода законодательные инициативы должны определять не только алгоритм, но и механизм, прописанный достаточно подробно. Иначе права граждан окажутся нарушены, а судебная защита станет невозможной по формальным причинам
Лариса Гусева, адвокат

+8
Нет комментариев. Ваш будет первым!