«Иранское море» – Персидский залив

«Иранское море» – Персидский залив

Стратегия воссоединения



С 23 декабря 1971 года Иран овладел едва ли не всей рабочей акваторией Персидского залива. По крайней мере, три четверти её оказалось под полным контролем шахских ВМС. Иран официально включил в свой состав занятые иранскими войсками в начале декабря 1971 года три острова в восточной части залива – у выхода в Индийский океан через Ормузский пролив.

Это были острова Абу-Муса, Большой Тунб и Малый Томб. Так их именует интернациональный Google, но в Иране два острова Томб предпочитают называть одинаково. Если ещё принять во внимание особые отношения Ирана с Катаром, де-факто сателлитом Исламской Республики, в Персидском заливе конкурентов у неё по большому счёту нет.

«Иранское море» – Персидский залив

Не забудем, что по Ормузскому проливу – водной артерии в океанские просторы, поныне перевозится свыше 60 % экспортных объёмов нефти из аравийских монархий. Добавьте к этому свыше 80 % объема иранского нефтяного экспорта, и оцените по достоинству этот давний удар шахиншаха по позициям Запада в бассейне Персидского залива.

Он радикально изменил региональную политическую карту в пользу Тегерана. Хотя благодарность Мохаммеду Реза Пехлеви за «воссоединение» с этими островами, если и высказывают в нынешнем Иране, то сугубо неофициально…

Ранее эти острова входили в состав британского протектората «Договорный Оман», провозглашённого Объединёнными Арабскими Эмиратами 1 декабря того же 1971 года. Но именно там нефтяной бизнес США и Великобритании планировал получить выгодные концессии. Однако иранцы их упредили.

Площадь самих островов невелика – около 30 кв. км, но благодаря их присоединению иранские территориальные воды в заливе расширились более чем на треть. И сегодня это, пожалуй, главное препятствие для натовской морской блокады Ирана.

«Иранское море» – Персидский залив

Напомним в этой связи, что Иран на рубеже 60–70-х годов национализировал свою нефтегазовую отрасль и большинство других отраслей – они были в фактической или юридической собственности британского и американского бизнеса. Присоединение островов на Западе, конечно же, назвали аннексией.

В Тегеране тогда предвидели обострение отношений с Западом и потому решили овладеть теми островами и близлежащей акваторией. Но при этом до сих пор не слишком усердствуют в демонстрации прав на «собственные» территориальные воды.

12 декабря 1971 года правительственная «Техран Джорнэл» отмечала:

«… Претензии Ирана на три острова основываются не только на его исторических правах, но и на стратегической необходимости: чтобы государство не испытывало постоянную угрозу. Географическое расположение островов в случае захвата их противником может помочь ему в проведении блокады Ирана: именно через Ормузский пролив перевозится на мировые рынки основная часть иранской нефти и других экспортных товаров, равно как и основная часть импорта в страну. Следовательно, эта артерия должна быть сохранена нами во что бы то ни стало».

Эмираты оказались в меньшинстве?


Весомые иранские аргументы полувековой давности в пользу экспансии на острова 1 мая 2018 года подробно напомнило иранское официальное агентство «Pars Today»:

«… Острова Малый и Большой Томбы и Абу-Муса расположены в самых глубоких частях Персидского залива, внутри двух транспортных коридоров в заливе. Потому эти острова приобрели особое стратегическое значение. Каждые три минуты в территориальных водах этих островов проходит один танкер с сырой нефтью.
Остров Большой Томб с точки зрения стратегии обороны является важной базой для Ирана. Большой Томб находится в оборонной системе ПВО южного Ирана в Ормузском проливе. На острове Малый Томб размещены иранские военные укрепления и техника, его взлётно-посадочная полоса используется в военных целях. Это кривая линия, соединяющая шесть островов: Хормоз, Ларк, Кешм, Хенгам, Большой Томб и Абу-Муса, которая формирует сильную оборонительную позицию для Ирана в Ормузском проливе – у входа в Персидский залив».

Согласно многим зарубежным источникам, на этих островах ныне расположены иранские гарнизоны и военно-морские базы. С которых могут действовать ракетные, торпедные катера и подводные лодки; там же – береговые батареи противокорабельных ракет HY-2, Raad, Noor. А также 122-мм гаубиц, реактивных систем залпового огня. От воздушных атак эти объекты прикрываются ЗРК Hawk, 23-мм и 35-мм зенитными установками.

Плюс к тому, вблизи тех же островов в 70-х – середине 80-х иранцами были разведаны два крупных месторождения нефти и одно – природного и нефтяного газа, пока неиспользуемые.

Ещё в 1968 году Лондон объявил о возвращении островов Ирану. Но это решение не было реализовано, вызвав усиление антибританского движения в «Договорном Омане» (ДО) и антибританских настроений в Тегеране. Этот фактор вскоре парализовал британское управление в ДО.

Тегеран, овладев тремя островами, вынудил 1 декабря 1971 года Шарджу – ОАЭ подписать соглашение об иранском суверенитете на тех островах. Тем не менее в 1971–1972 гг. Эмираты, поддержанные Саудовской Аравией, Катаром, Оманом, Кувейтом и Бахрейном (тоже экс-британскими протекторатами), предъявляли требования к ООН по управлению островами.

Такие требования поддерживались большинством других стран – участниц Лиги арабских стран. Но эти требования отклонялись Советом Безопасности ООН и, прежде всего, благодаря позиции СССР. Именно так случилось, к примеру, 5 декабря 1971 года, когда Совбез рассмотрел запрос ОАЭ о захвате Ираном данных островов.

Высший орган ООН ограничился принятием советской резолюции: проблему нужно урегулировать мирным путем, но без нарушения иранского суверенитета на тех островах. Это, как отмечали иранские СМИ, и не только они, явилось победой Тегерана. А советская позиция осталась неизменной.

Шахиншах и политбюро ЦК КПСС: почти союзники?


Заметим, что активное развитие советско-иранских отношений в тот период исключало поддержку Москвой требований ОАЭ. Кроме того, руководство СССР помнило о просоветской позиции шахиншаха в связи с вводом войск Варшавского Договора в Чехословакию.

«Иранское море» – Персидский залив

Мохаммед Реза Пехлеви тогда пояснил иностранным СМИ, что Москва не могла допустить победы антисоветских оппозиционеров в ЧССР, являвшейся арьергардом у советских западных границ.

Но у такой древней страны, как Иран, не может быть постоянных союзников, есть только постоянные интересы.

А в интересах Ирана было то, что в 60–70-е годы прошлого века доля СССР во внешнеторговом обороте Ирана превышала 25 %. При этом с советской кредитной и технологической помощью в Иране было построено до 40 крупных промышленных, энергетических и транспортных объектов.

Среди этих объектов выделяется Исфаханский металлургический комбинат – поныне крупнейший на Ближнем и Среднем Востоке. В те же годы стороны договорились о 25-летних поставках иранского газа в СССР (эквивалентный объём СССР поставлял в европейское зарубежье). Эти поставки начались ещё в 1970 году, но были прерваны в 1980 году послешахским Ираном.

Характерно, что шахиншах ещё с 1968 года заявлял о необходимости возвращения упомянутых островов в состав Ирана. Советская же сторона поддержала это опосредовано: о согласии Москвы с такой позицией Тегерана сообщил шахиншаху руководитель Румынии Николае Чаушеску, будучи с визитом в Иране в октябре 1971 года.

Более того: в конце 60-х годов Москва и Тегеран договорились о доработке к началу 80-х годов давнего проекта судоходного канала Каспий – Персидский залив. Интересно, что этот проект до сих пор не отменён (В обход Босфора).

Иранские военные с 1969 года стажировались в военных вузах и на полигонах СССР. И ещё в 1962 году было подписано бессрочное советско-иранское соглашение «О неразмещении на территории Ирана иностранных ракетных баз»: оно не денонсировано и новыми иранскими властями. А шахиншах и советские руководители чуть ли не ежегодно обменивались визитами. Дети и внуки шахиншаха часто отдыхали в Артеке. Глава Ирана и его супруга периодически лечились в СССР.

«Иранское море» – Персидский залив

Апофеозом же таких взаимоотношений была советско-иранская договоренность 1975 году, не афишируемая в обеих странах, о подготовке советско-иранского экипажа к полёту в космос не позже 1980 года. Этого не произошло, поскольку в Иране случилась «революция» – но не цветная, а исламская.

+2
Нет комментариев. Ваш будет первым!