Фельдмаршал Барклай. «Зачинатель» победы 1812 года

Фельдмаршал Барклай. «Зачинатель» победы 1812 года
Фрагмент портрета М. Б. Барклая-де-Толли работы Джорджа Доу

«Вождь несчастливый»



Трагический образ Барклая, которого многие солдаты и командиры считали главным виновником отступления перед натиском Наполеона в 1812 году (хотя большинство военных историков признают его правоту и то, что Кутузов продолжил стратегию Барклая), показан Александром Пушкиным в стихотворении «Полководец».

«О вождь несчастливый! Суров был жребий твой:
Все в жертву ты принес земле тебе чужой.
Непроницаемый для взгляда черни дикой,
В молчанье шел один ты с мыслию великой,
И, в имени твоем звук чуждый невзлюбя,
Своими криками преследуя тебя,
Народ, таинственно спасаемый тобою,
Ругался над твоей священной сединою.
И тот, чей острый ум тебя и постигал,
В угоду им тебя лукаво порицал…
И долго, укреплен могущим убежденьем,
Ты был неколебим пред общим заблужденьем;
И на полупути был должен наконец
Безмолвно уступить и лавровый венец,
И власть, и замысел, обдуманный глубоко, –
И в полковых рядах сокрыться одиноко».


Великий русский поэт ценил в Барклае смелость, решительность, честность, глубокий ум, который не поняли многие современники. Полководец проявлял подлинное «понимание нужд России, выдающие административные способности, простой, ясный и здравый взгляд на вещи, непоколебимую энергию».

Образ Барклая сложился у поэта по рассказам его друга Вильгельма Кюхельбекера, со слов Сперанского, по отзывам русских офицеров и генералов, которые мог слышать сам либо прочитать в журналах и книгах.

В частности, Пушкин читал «Записки русского офицера» Фёдора Глинки, вышедшие в 1815 году, где Барклай наминал пушкинского «Полководца». Глинка писал о «спокойном, светлом, безоблачном в самые трудные минуты» лице этого «необыкновенного человека». Глинка сравнивает Барклая с Колумбом и со знаменитым римлянином Марком Порчием Катоном, который «под бурями непоколебим стоит».

Также из книги С. Ушакова «Деяния российских полководцев и генералов» (1822) Пушкин мог узнать, что действия Михаила Богдановича на начальном этапе Отечественной войны одобрял и сам М. И. Кутузов.

Фельдмаршал Барклай. «Зачинатель» победы 1812 года
Барклай де Толли на Памятнике «1000-летие России» в Великом Новгороде

Юность


Михаил Богданович Барклай-де-Толли (при рождении Михаэль Андреас Барклай де Толли) родился 16 (27) декабря 1761 года в дворянской семье. Отец Вейнгольд Готтард Барклай де Толли вышел в отставку поручиком русской армии, получив звание российского дворянина. Мать будущего полководца Маргарита Елизавета фон Смиттен была дочерью местного священника, по другим источникам – происходила из семьи лифляндских помещиков.

Семья будущего фельдмаршала жила бедно. Готтард до последнего своего дня оставался арендатором земли, так и не став землевладельцем. В 1765 году отец отвёз сына на воспитание в столицу к свояку – полковнику Георгу Вильгельму фон Вермелену (Вермелейн). В этом доме Барклай воспитывался как приёмный сын (у Вермеленов не было своих детей), и стал частью ливонской (прибалтийско-немецкой) культуры. Но за стенами дома господствовала русская культура и язык.

Михаил получил хорошее образование. В частности, знание немецкого и французского языков. И основы твёрдой нравственности – трудолюбие, честность и смелость. При этом Барклай с детства отличался замкнутостью, молчаливостью и серьёзностью, любил уединение.

В 1767 году Вермелен получил под своё начало Новотроицкий кирасирский полк, расположенный в Орле, один из старшейших в России. Полковник записал в него своего племянника младшим унтер-офицером. Это была практика тех дней. Дворянским детям дозволялось записываться в полки, но они должны были пройти соответствующее обучение.

Вермелен оказал большое влияние на Михаила, через него он впитал русскую и немецкую военную культуру. Также стоит отметить, что семья Вермеленов принадлежала к научному кругу (супруга Эйлера, которую Михаил любил как мать, была дочерью известного учёного, художника Георга Гзелла), имела хорошую библиотеку. Барклай много читал об Александре Македонском, Ганнибале, Цезаре, австрийском генералиссимусе Евгении Савойском, английском полководце Джоне Мальборо.

Служба


С 1776 года – в Псковском карабинерном полку, в 1778 году – произведён в корнеты, в 1783 году – в подпоручики, в 1786 году – поручик. Медленность продвижения по карьерной лестнице была связана с его происхождением, видных покровителей не было.

По рекомендации генерал-майора Р. Паткуля был переведён в Финляндский егерский корпус. В 1788 году получил должность адъютанта шефа корпуса графа Фридриха Ангальта с произведением в капитаны.

Участник Русско-турецкой войны 1787–1791 гг., осады и штурма Очакова в 1788 году. Михаил Богданович за храбрость в боях был награждён золотым Очаковским крестом на Георгиевской ленте.

Затем получил первый свой орден св. Владимира 4-й степени с бантом и был произведён в секунд-майоры с переводом в Изюмский легкоконный полк, с оставлением в звании дежурного майора при принце.

В сентябре 1789 году казаки Платова и конные егеря Барклая разбили турок в местечке Каушаны, затем захватили Аккерман, в октябре – Бендеры.

В 1790 году Барклай вместе с принцем Ангальт-Бернбургским переведён на шведский фронт. В апреле принц получил смертельное ранение при штурме Керникоски. Он умер на руках Барклая. Ангальт передал офицеру свою шпагу, с которой Барклай никогда не расставался. Умирая, великий полководец попросил похоронить его с этим оружием.

Это сражение русская армия проиграла, но мужество Михаила было отмечено. Он удостоен чина премьер-майора и зачислен в Тобольский полк. До конца войны со Швецией состоял при генерале Игельстроме и получил от него отличную характеристику.

В 1791 году назначен командиром батальона в Санкт-Петербургский гренадерский полк. В этом же году женился на своей кузине со стороны матери Елене Августе Элеоноре фон Смиттен. Брак был успешным, супруги любили друг друга. Письма Барклая жене и её ответы полны любви, заботы и нежности.

В 1794 году полк Барклая принял участие в подавлении восстания в Польше. Гренадёры Барклая в составе отряда Цицианова отличились при штурме Вильно, разбили отряд Грабовского. За взятие Вильно и разгром повстанцев Барклай получил орден Георгия 4-го класса. После подавления восстания Михаил Богданович получил звание подполковника и назначен командиром 1-го батальона Эстляндского егерского корпуса, который стоял в окрестностях Гродно.

Когда на престол взошёл Павел Петрович, он выгнал из армии и госаппарата сотни чиновников и генералов, произвёл ряд военных реформ. Заработали «социальные лифты».

Изменения коснулись и егерей. Государь расформировал егерские корпуса, оставив отдельные егерские батальоны, затем преобразовал батальоны в полки. 4-й батальон Барклая переформирован в 4-й полк, и в 1798 году Барклай в чине полковника стал шефом полка, в 1799 году за отличное состояние части произведён в генерал-майоры.

Став генералом, Барклай не получил нового назначения, оставшись командиром 4-го егерского (впоследствии 3-го) полка. В начале царствования полк стал называться 3-м егерским, и это название носил 14 лет, и Барклай всё это время оставался его шефом.

С этим полком Барклай прошёл почти всю оставшуюся жизнь. Сначала был комполка, затем командиром бригады и дивизии, в состав которого входил 3-й полк. И этот полк оставался одним из лучших в армии.

Война с Францией. Военный министр


Таким образом, Барклай служил и в пехоте, и кавалерии, был строевым командиром, адъютантом, штабным офицером. За его спиной была служба в войсках Потёмкина, Суворова, войны с Турцией и Швецией, польскими повстанцами.

Происходя из небогатой семьи, не имея имений и крепостных, живя на жалованье, Барклай славился тем, что с добром относился к подчинённым, выгодно отличаясь от многих офицеров-помещиков, которые относились к солдатам как крепостным.

Запомнился он и своим образом жизни. Вино и карты, волокитство за дамами и безделье, казнокрадство и использование солдат в своих материальных интересах были обычным делом в армии (особенно в мирное время). Барклай был представителем другой касты офицеров – образованный, враг палочной и бездушной системы, самодурства, произвола и рукоприкладства. Сторонник всего передового, чтобы было в военном деле. Упорная работа за столом и в поле.

В 1805 году, когда началась очередная война с Францией, Барклай-де-Толли командировал бригадой в армии Беннигсена, которая шла на помощь армии Кутузова.

В ходе кампании 1806 года Барклай командовал сначала авангардом армии Беннигсена, затем арьергардом. 12 декабря на реке Вкра войска Барклая сражались с корпусом маршала Ожеро. Это сражение дало ему репутацию храброго генерала.

14 декабря состоялось большое сражение у Пултаска. Частью правого крыла командовал Барклай де Толли. В ожесточенном сражении он опрокинул корпус Ланна. За этот бой Барклай получил орден Георгия 3-й степени.

В январе 1807 года арьергард Барклая и Багратиона выдержал сражение с превосходящими силами противника, и тем самым спас всю армию.

26–27 января в тяжелейшем сражении при Прейсиш-Эйлау Барклай со своими егерями защищал город Прейсиш-Эйлау. Бой был крайне упорным, обе стороны несли большие потери. Барклай был тяжело ранен в правую руку (из неё вынули около 40 осколков), он был отправлен на лечение в Кёнигсберг, затем в Мемель.

Во время восстановления Михаил Богданович разработал план на случай вторжения Наполеона в Россию. Фактически этим планом и руководствовалась русская армия в 1812 году.

Суть замысла была в «искусном» отступлении, чтобы

«заставить неприятеля удалиться от операционного базиса, утомить его мелкими предприятиями и завлечь вовнутрь страны, а затем с сохранёнными войсками и с помощью климата подготовить ему, хотя бы за Москвой, новую Полтаву».

Он предлагал использовать стратегию «выжженной земли» (будущая партизанская война). Затем организовать преследование разгромленного противника, выбить его за пределы России, и поднять против него восстания в европейских странах.

То есть Барклай предвидел ход будущих кампаний 1812–1814 гг.

В сущности, так Барклай использовал древнюю стратегию ещё русов-скифов, когда мы размениваем пространство на время и силу противника. Вражеские полчища-орды просто «растворялись» на наших просторах.

В апреле 1807 года Михаил Богданович дважды встречался с русским императором Александром и изложил ему своё видение будущей войны с Наполеоном.

За отличия в сражении с французами Барклай получил ордена св. Владимира 2-й степени и св. Анны 1-й степени, чин генерал-лейтенанта и назначен командиром 6-й пехотной дивизии.

Затем стал командиром Отдельного экспедиционного корпуса и направлен в Финляндию, на войну со Швецией. Успешно сражался со шведами в районе г. Куопио, весной 1809 года совершил бросок по льду через пролив Кваркен и, достигнув шведского берега, занял без боя город Умео. Произведён в генералы от инфантерии, назначен главнокомандующим Финляндской армии и финском генерал-губернатором. После победы награждён орденом св. Александра Невского.

В это время многие генералы невзлюбили выскочку Барклая.

С января 1810 года по август 1812 года он военный министр России. Ввёл корпусную организацию, сделав армию более управляемой, мобильной и боеспособной. Провёл большую работу по подготовку армии к войне. Армия увеличена, созданы резервы.

Русская полевая артиллерия фактически стала лучшей в Европе. Созданы тыловые запасы вооружения и боеприпасов, продовольственные базы. Подготовлены планы на случай войны: наступательный и оборонительный (он стал базовым).

«Зачинатель Барклай»


В начале кампании 1812 года командовал основной 1-й западной армией, которая базировалась в Литве. Дал врагу сражения под Витебском и Смоленском. Под Смоленском соединился со 2-й армией Багратиона. Планировал дать решительное сражение противнику у Москвы.

Большой проблемой было отсутствие единоначалия в армии.

На действия армии оказывал влияние император, который мнил себя большим военным специалистом, его окружение и советники. Своё видение войны было у Багратиона, который командовал 2-й армией. Храбрый и пылкий Багратион не мог принять отступления.

А стратегия «заманивания» Барклая, «выжженной земли» вызывала раздражение русских солдат и офицеров, которые во времена Румянцева и Суворова привыкли только к победам. В высшем столичном свете Барклая не любили как «выскочку», и поддержали общий ура-патриотический настрой.

Дело дошло до того, что «немца» обвиняли в «измене».

Император Александр защищать своего министра не стал. В августе главнокомандующим был назначен Кутузов.

Барклай сохранил командование над 1-й армией, в Бородинском сражении командовал правым флангом. Сражался героически –

«Бросался ты в огонь, ища желанной смерти».

В сущности, Кутузов продолжил реализацию плана «заманивания» врага. Ему доверял народ и армия, противник и интриганы были в меньшинстве, поэтому хитроумный

Кутузов смог сделать то, что не позволили бы «немцу» Барклаю. Дал врагу сражение у Бородино, и сдал Москву. Взял паузу, казалось, что бездействует. Позволил Наполеону зайти максимально глубоко, растянув коммуникации, распылив силы, не имея обеспеченных флангов и тыла. Развязал партизанскую войну.

В итоге Великая армия Наполеона просто бежала и «растворилась» в русских просторах.

После отпуска Барклай во время Заграничного похода русской армии возглавил сначала 3-ю армию, затем объединённую русско-прусскую армию. Успешно руководил нашими войсками в ряде сражений, закончил войну в Париже.

В 1814 году получил титул графа и чин фельдмаршала.

После возвращения в Россию командовал 1-й армией, в 1815 году снова повёл её в Европу, когда Наполеон триумфально вернулся в Париж. Но французов в этот раз разбили до подхода русских. После возвращения в Россию продолжил командовать 1-й армией. Скончался 14 (26) мая 1818 года.

В 1835 году Н. А. Маркевич в «Энциклопедическом лексиконе», издаваемом А. А. Плюшаром писал:

«Барклай-де-Толли проявил редкий пример самоотвержения: пренебрегая мелочными расчётами самолюбия, он, как верный подданный своего государя, как ревностный сын Отечества, продолжал службу свою с прежним усилием… Услуги, оказанные им Отечеству, делают память его священною для каждого россиянина. Но несправедливость современников часто бывает уделом людей великих. Не многие испытали эту истину в такой степени, как Барклай-де-Толли…»

В столице на Невском проспекте в сквере перед Казанским собором были поставлены памятники Кутузову и Барклаю-де-Толли. Автор скульптор Б. И. Орловский. Памятники были открыты 25 декабря 1837 года, в день празднования двадцать пятой годовщины изгнания французов из России.

Пушкин увидел изваяния обоих полководцев ещё в 1836 году и ещё раз высказал свой взгляд на их роль в Отечественной войне выразительной строчкой стихотворения «Художнику»:

«Здесь зачинатель Барклай, а здесь совершитель Кутузов».

Фельдмаршал Барклай. «Зачинатель» победы 1812 года
Памятник Барклаю-де-Толли в Петербурге установлен на Казанской площади

+4
Нет комментариев. Ваш будет первым!