Пересечение гендера и безопасности

01:10
/
36
/
Изображение

Здравствуйте, коллеги по агрессивной агрессии.

Несмотря на достигнутый прогресс в продвижении гражданских прав и прозрачности для женщин и трансгендеров, предстоит пройти долгий путь, чтобы построить безопасный мир для всех. На прошлой неделе эпизод подкаста Фонда Ploughshares ознаменовал Месяц истории женщин, Международный женский день и Международный день видимости трансгендеров, обратившись к этой проблеме в лоб.

Соведущая Мишель Довер села с доктором Алекси Дрю и Анурадхой Дамале, чтобы обсудить, что означает безопасность, как она влияет на людей с межсекторальной идентичностью и что необходимо изменить в наших учреждениях.

Анурадха Дамале, научный сотрудник Британо-американского совета по информационной безопасности (BASIC), рассматривает наиболее важные аспекты как “индивидуальную безопасность как людей и как граждан. Будь то климатическая безопасность, продовольственная безопасность, экономическая безопасность… и также безопасность возможности существовать тем, кто вы есть”. Это заметное изменение традиционного определения безопасности, которое фокусируется на угрозах военного характера, и это то, что необходимо для решения неотложных проблем — считает Дамале.

Ничего не поняли? Не страшно — главное, чтобы за Лужей продолжали делать то, что делают.

На самом деле это замечательные новости, как бы мы к ним ни относились.Речь идет о роли женщин, трансгендеров и прочих людей с межсекторальной идентичностью в современной армии Америки и в обществе — в том числе и в управлении страной. И вот почему.

Последнее время вся пресса США раздувает историю с Хантером Байденом, сыном президента. Говоря «вся пресса», я имею в виду именно все издания, от правоконсервативных до ультралиберальных. От Фокс Ньюс и Нью-Йорк Пост до CNN, Вашингтон пост и Нью-Йорк Таймс — в каждом СМИ сейчас всплывают подробности похождений целой банды новых молодых «аристократов»: Хантер Байден, Пол Пелоси (это которая слава Ухани), Кристофер Хайнц (приемный сын Джона Керри) и еще нескольких оболтусов рангом пониже.

Так вот, создается впечатление, что Джозефа Байдена принялись сливать в унитаз, методично и целенаправленно — и солидарность демократов с республиканцами в этом вопросе видна настолько явно, что поневоле заставляет задуматься об истинных причинах происходящего.

Необходимо отметить, что «травля» семьи Байденов началась как раз вместе с активными действиями России сами знаете где — и СМИ не позволили этой теме утонуть в потоке других новостей. Мало того, со временем тема Байденов только развивалась, принося все новые и новые подробности.

Между тем, рейтинг вице-президента Камалы Харрис куда ниже рейтинга Байдена — всем очевидно, что в случае схода чудо-деда с дистанции по той или иной причине, замена будет куда хуже, чем сам Отец Деменций. Неспособность Камалы решать даже элементарные управленческие задачи может слишком дорого обойтись Америке — следовательно, ее необходимо менять на кого-то более адекватного времени и задачам.

В периоды нестабильности американцы обычно сплачиваются вокруг своего президента, но Байден становится исключением, пишет Das Erste.

Даже дружественный американскому лидеру NBC News заявил лишь о 40% тех, кто одобряет его работу. Это самый низкий рейтинг с тех пор, как он вступил в должность, заявил ведущий телеканала Чак Тодд.

Вероятно, это связано с тем, что американцы сейчас озабочены другими проблемами. «Более двух третей хотели бы, чтобы Байден сделал главным приоритетом национальную экономику. А не украинский кризис», — объясняет Тодд.

Сейчас инфляция в США находится на отметке 6,4%. Цена за галлон бензина почти на 50% выше, чем год назад.

Но это только одна половинка картины. Другая же заключена в том, что Америка стремительно теряет влияние во внешнем мире — и причина как раз в решениях администрации Байдена.

Мы все исходим из стереотипа, что американцы влияют на весь мир, в том числе и на нас с вами. Да, это так — но при всем этом никто почему-то не упоминает, что и мир влияет на американцев, причем в куда большей степени. Множество экономических, социальных и политических связей заставляет Америку учитывать мнение остального мира, даже если кто-то из остального мира объявлен геополитическим противником.

А вот если полностью игнорировать чужие мнения, то тут же появляется ситуация, которую мы имеем на сегодняшний день — и именно это вменяют Байдену в вину.

Когда в сентябре 2021 года, после героического драпа из Кабула, Белый дом заморозил резервы Афганистана, мир за пределами «свободных и цивилизованных» стран начал пристально следить за этим. Когда осенью 2021 года Америка поделила мир на демократов и недемократов, на чистых и нечистых, мир принялся всматриваться еще внимательнее — а когда Америка в феврале 2022 года заморозила резервы России в евро и долларах, мир принялся срочно избавляться от американских денег.

И да, никаких иллюзий — американцы влияют на поведение стран зоны евро настолько глубоко, что противостоять этому они не могут, даже в ущерб собственной экономике и населению. Евросоюз прямо сейчас терпит крушение, которое уже не спрятать под идеологическими лозунгами и кричалками — и политики Европы в частных (пока еще только частных) беседах клянут администрацию Байдена на чем свет стоит. Как изменится восприятие, если беседы из частных перейдут в публичное поле, остается только гадать — но из этого точно ничего хорошего для Америки не выйдет.

Экстренный уход от доллара и евро является платой за ошибки Байдена. Происходят совершенно невероятные вещи, о которых еще год назад никто и подумать не мог — к примеру, страны Залива стройными рядами понеслись заключать соглашения с китайцами о переводе платежей за свои ресурсы из доллара в юань. Саудовская Аравия, хранящая свои ЗВР и личные накопления королевской семьи в американских банках, отлично понимает, чем она рискует (около 500 млрд ЗВР и более 750 млрд личных накоплений) — и, тем не менее, саудиты твердо намерены участвовать в создании новой валютной зоны под эгидой России, Китая и Индии.

При чем тут мультигендерные и межсекторальные, спросите вы?

Сейчас в Америке идет широкое экспертное обсуждение по поводу того, кто должен сменить Камалу Харрис. Самая популярная кандидатура, как среди демократов, так и среди республиканцев — это Пит Буттиджич, нынешний министр транспорта США.

Молодой, перспективный, харизматичный, замужем. Открытый гей, что является преимуществом на современном Западе — и абсолютно управляемый персонаж, выгодный руководству Демократической партии США.

Смотрите, какая любопытная может нарисоваться схема: Камала Харрис подает в отставку; на ее место президент Байден утверждает Буттиджича — без каких-либо выборов, к слову; в конце весны или начале лета 2022 года президент Байден уходит от власти, неважно по какой причине; новым президентом становится Пит — опять же, без каких-либо выборов; он приглашает на должность вице-президента кандидатуру, которую ему подберут демократы.

В обязанностях «сладкой парочки» будет выход из патовой ситуации, в которую загнала страну администрация Байдена — при этом все прошлые грехи останутся на чудо-дедушке, а новая морда лица в Вашингтоне начнет восстанавливать влияние Соединенных пока Штатов.

Выборы в ноябре проиграны демократами уже сейчас, а вот за табуретку в Белом доме в 2024 году шанс побороться еще есть. Новое лицо — новый период доверия, новые надежды населения. А если с инфляцией справиться не удается, кляните дружно Байдена, это он во всем виноват. Типичная операция под условным названием «Перенос мишеней» — такие штуки в других странах уже давным-давно отработаны.

Плюсом к этой ситуации можно считать безусловную поддержку Пита и демократов со стороны сексуально угнетенных со встроенным истерическим комплексом — уж своего-то они будут поддерживать на полную катушку, с парадами гордости и прочими фейерверками.

Именно поэтому сексуально угнетенные так активизировались сегодня — есть неиллюзорный шанс, что они смогут получить дополнительную идеологическую и финансовую поддержку на самом высоком уровне.

Ну и в завершение то, о чем давно хотел сказать сам, но куда удачнее сформулировал Дмитрий Конаныхин в своем ТГ-канале:

В Великую Отечественную у нас были замечательные корреспонденты, у нас было Совинформбюро, дивизионные и фронтовые газеты.

У немцев была пресса всего Рейха.

С утра до вечера о победах и героизме добровольческих дивизий СС рассказывали все газеты и радиостанции Франции, Нидерландов, Венгрии, Болгарии, Чехословакии, Италии и прочих стран Объединенной Европы.

Все они рассказывали о зверствах красноармейцев, о людоедстве краснофлотцев, о трусости комиссаров. Наших пленных показывали европейскому обывателю. Европейскому обывателю было хорошо в Рейхе.

Скажите, советские люди тоже следили за прессой и радиостанциями Рейха? Тоже работать не могли и обсуждали, что там предатели вещали? Что, следили за украинскими и власовскими многоотиражками?

Ещё раз: европейцам было в Рейхе ОЧЕНЬ ХОРОШО.

Но был один странный день, когда европейцы поняли, что случилось что-то не то — когда Европейский Рейх объявил трёхдневный траур по армии Паулюса.

По уничтоженной армии Паулюса.

А потом они всё поняли — хоть все СМИ Европейского Рейха продолжали побеждать.

Но началось сомнение с трёхдневного траура.

А потом… А потом что-то изменилось, будто воздух изменился. Когда немцы объявили траур, о его причине быстро узнали все.

Сталинград.

И тогда по глазам людей побежали трещины. Так среди беспросветно хмурого зимнего дня лопается речной лёд. Мороз крепчает, ветра становятся пронзительными, снег заметает берега. Но ключи на дне реки продолжают толкать маленькие струйки. С каждым днём давление чёрной воды, поднимающей ненавистный и такой, кажется, неуязвимый панцирь, нарастает. Зализанный ветрами, засыпанный снежными застругами, серый, мутный лёд вдруг беззвучно змеится трещинами, он ещё не разваливается на куски, не грохочет ледоходом, нет, ещё рано. Но трещины ползут и множатся.

И на смену чувству раздавленности пришла тихая, очень тихая, решительная злость. Даже не открытая злость, нет, это не было возможно, нет.

Люди стали ждать. Они не искали спасения в утешительной надежде, как свойственно людской природе. Они уже знали.

И поверили.

И стали ждать. И это ожидание и эта вера волей-неволей засветились в глазах. Но… Но все же люди, все всё понимают — и немцы почувствовали это ожидание. Ожидание конца. Ожидание смерти. Их смерти. И немцам пришлось это принять. И это было по-настоящему страшно — впустить ожидание смерти в свою душу, поверить в свою смертность в двадцать с небольшим лет...

И вот скажите мне, чем нынешняя ситуация с коллективным воем Запада отличается от того времени?

Совершенно ничем.

Теперь наша общая задача — сделать так, чтобы все закончилось, как в 1945 году. Россия примет только такой итог нынешнего противостояния.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram
+2
Нет комментариев. Ваш будет первым!