Россия и русские в Англо-бурской войне 1899-1902 гг.

Россия и русские в Англо-бурской войне 1899-1902 гг.
Германские волонтеры в бою под Эландслаагте 21 октября 1899 г. Рис. Фрица Нейманна


«Суровы и хмуры…
С винтовками буры.»
Ахматова А. Бег времени. Л., 1965, с. 288.

«Генералу Девету удалось разомкнуть кольцо англичан и дать Кронье возможность вывести из окружения людей, пожертвовав, разумеется, обозом Кронье отказался. На помощь Девету подоспел генерал Бота. Оба они посылали гонца за гонцом к генералу Кронье, умоляя его выйти из окружения через прорыв, который они обязались удерживать еще в течение суток. Кронье презрительно отказался, в выражениях столь грубых, что генерал Девет не решился даже опубликовать его дословный ответ в своей книге. И небольшие отряды Девета и Бота, после тщетного ожидания выхода Кронье из окружения, вынуждены были отойти под натиском англичан».
Капитан Сорви-голова. Л. Буссенар

Неизвестные войны. Мы продолжаем наш рассказ о такой «неизвестной войне», как Вторая англо-бурская война. И сегодня ещё одна «неизвестная страница» – об участии в этой войне наших соотечественников. А участвовали они в ней по-разному. Например, ей интересовались самые разные слои нашего тогдашнего общества и на этом интересе начали делать деньги. Едва кончилась война, в продаже появились «пиккертоновского формата» бумажные книженции «Роза Бургер, бурская героиня, или Золотоискатели в Трансваале». За год с небольшим вышло 75 выпусков, 190 глав по цене пять копеек за книжку! Содержание (а писалось это всё, понятно, второпях!) было примерно таким: «Ах! – воскликнула она, падая в обморок. – Они погибли! погибли! – Вы не смеете обижать даму, воскликнул он, выхватывая носовой платок. – Дым заволок арену военных действий, но его бледное лицо стояло у неё перед глазами. – Я умираю! – прошептала она, – Передайте нашим, что буры не сдаются!.. – Несметные сокровища испепелили его разум...». Интеллектуалы поносили эти «приключения», но гимназисты лишали себя денег на завтрак, лишь бы купить очередную «розу», а многие (правда, это было ещё до окончания войны) сбегали из дома «в Африку» на помощь бурам.

Россия и русские в Англо-бурской войне 1899-1902 гг.
Обложка одной из книг про Розу Бургер

Причём бурам тогда действительно помогали многие государства, хотя и весьма своеобразно. Император Вильгельм, например, всячески науськивал Николая Второго на Англию, но сам бурам реальной помощи так и не оказал. Хотя и грозился. Русские и голландские, немецкие и французские добровольцы, а то и просто люди, питавшие неприязнь к англичанам, отправились в Африку сражаться с ними с оружием в руках. Среди стран, подданные которых воевали в Африке на стороне буров, были представители Голландии, Германии, а также таких стран, как Ирландия, Франция, Италия, Россия, включая волонтеров из Соединенных Штатов Америки, и даже совсем уж далёкой от Африки маленькой Черногории. Но глядя на впечатляющий список стран, нельзя не заметить, что самих волонтеров было не более 2,5 тысяч. То есть не так уж и много и «погоды они не делали». Причём голландцев было больше всего (что понятно), но тоже всего 650 человек, немцев 550, французов 400, американцев 300, итальянцев 200, норвежцев, шведов – 150. Русских волонтеров в этом списке числится 225 человек. То есть тоже очень немного. И это при том, что общество Российской империи было настроено «пробурски» сверху донизу.

Россия и русские в Англо-бурской войне 1899-1902 гг.
Один из английских добровольцев: Артур Конан Дойл

Вот, например, что по поводу войны с бурами написал не кто иной, как наш самодержец государь-император Николай Второй в своём дневнике от 14(27) октября 1899 г.:

…я всецело поглощен войною Англии с Трансваалем; я ежедневно перечитываю все подробности в английских газетах от первой до последней строки и затем делюсь с другими за столом своими впечатлениями. Я рад, что Аликс во всем думает, как мы; разумеется, она в ужасе от потерь англичан офицерами, но что же делать – у них в их войнах всегда так бывало!

Не могу не выразить моей радости по поводу только что подтвердившегося известия, полученного уже вчера, о том, что во время вылазки генерала White целых два английских батальона и горная батарея взяты бурами в плен!

Вот что называется влопались и полезли в воду, не зная броду! Этим способом буры сразу уменьшили гарнизон Лэдисмита в 10 тысяч человек, на одну пятую, забрав около 2000 в плен.

Ты знаешь, милая моя, что я не горд, но мне приятно сознание, что только в моих руках находится средство вконец изменить ход войны в Африке. Средство это очень простое – отдать приказ по телеграфу всем туркестанским войскам мобилизоваться и подойти к границе. Вот и все! Никакие самые сильные флоты в мире не могут помешать нам расправиться с Англией именно там, в наиболее уязвимом для нее месте.

Но время для этого еще не приспело: мы недостаточно готовы к серьезным действиям, главным образом потому, что Туркестан не соединен пока сплошной железной дорогой с внутренней Россией

Россия и русские в Англо-бурской войне 1899-1902 гг.
А это очень интересная написанная им книга. И дворянское и рыцарское звание он получил именно за неё, а не за Шерлока Холмса

Российская пресса, и, в частности, газета «Новое время», также была единодушна в своих симпатиях к бурам:

«Прямые религиозные фермеры, решившие своей кровью отстоять свободу Отечества, всегда будут ближе сердцу святой Руси, чем наш исконный враг — холодная и эгоистичная Англия. По своей глубокой вере в Бога буры нам родные братья.»
16 октября 1899 года, № 8490

Можно подумать, что наши газетчики сразу же забыли – буры кальвинисты по вере быть близкими сердцу святой Руси не могут по определению. Но… когда речь заходит об одних интересах, некоторые другие сразу забываются. О рабстве негров – основе благополучия буров, также в российских газетах предпочитали не говорить.

Россия и русские в Англо-бурской войне 1899-1902 гг.
Журнал «Нива» о медицинской помощи бурам

Прославляя бурский консерватизм и осуждая британский либерализм, российские газеты тут принялись рассуждать о консерватизме и либерализме вообще:

«Буры составляют одну семью, чуждую всякой партийности и всяких либеральных «отрицательностей». Они живут в привычках строжайшей дисциплины, и старшие являются прирожденными и бесспорными руководителями младших.»
Московские новости, 27.11.1900. Подпись: «Мысли русского читателя»

А как же быть с известной исстари нашей народной поговоркой: «Считай старше себя и молодого, если он умен». Но нет, естественно, про неё тогда забыли.

Россия и русские в Англо-бурской войне 1899-1902 гг.
Вот так в то время на поле боя собирали раненых!

А вывод, сделанный газетами, был таков:

«Глубокий исторический смысл теперешней войны в том, именно, что вера, патриотизм… патриархальная семейственность, первобытная племенная сплоченность, железная дисциплина и полное отсутствие «современной цивилизованности» оказались уже… такой несокрушимой силой, такой твердыней, перед которой затрепетал организм старинной, первоклассной, считавшейся непобедимой Англии.»
Новое время, 18.Х. 1899

Трудно сказать, читал ли это В. И. Ленин. Наверняка читал. Потому что уже скоро, а именно после разгрома России в Русской-японской войне именно он в своей статье «Падение Порт-Артура» написал следующее:

«Никакая выносливость, никакая физическая сила, никакая стадность и сплоченность массовой борьбы не могут дать перевеса в эпоху скорострельных малокалиберных ружей, машинных пушек, сложных технических устройств на судах, рассыпного строя в сухопутных сражениях.»

То есть рассыпной строй, родившийся в той же бурской войне – это хорошо, но время доминирования стадности и сплочённости кануло в Лету!

Россия и русские в Англо-бурской войне 1899-1902 гг.
Легкораненые шли сами, тяжелых везли на повозках

Как бы там ни было, а симпатии к бурам в России проявлялись по-разному. Стали переименовывать кабаки и рестораны, давать им «бурские» названия, и даже новым улицам. Так, в Городскую управу города Харькова поступило сразу несколько предложений от граждан назвать три новые улицы, что называется, «на тему дня»: «Трансваальская», «Жуберовская» и «Крюгеровская». В театрах уже в 1900 году шёл спектакль: «На высотах Драконовых скал или война буров с англичанами».

Россия и русские в Англо-бурской войне 1899-1902 гг.
Прибытие бурского поезда Красного Креста с ранеными

Интересно, что сбор пожертвований в пользу далёких буров начался и в российских православных храмах. А кроме того, помощь туда пошла ещё и в виде… почтовой корреспонденции. Им (кальвинистам) посылались иконы, роскошно изданные Библии, резные складни, и – дань новациям времени – граммофонные пластинки с записанными на них русскими стихами и песнями в честь буров. Потом, когда бурского генерала Кронье англичане взяли в плен, в России начался сбор средств, с целью подарить ему… братину – огромную чашу из порфира, отделанную по краю серебряным орнаментом. И деньги на это собрали, и порфировую братину в серебре изготовили и отправили в Африку вместе с подписными листами и подписями… 70 тысяч человек! Поистине, прав был драматург К. Тренёв.ю который в своей пьесе «Любовь Яровая» сказал так:

«Ни в любви, ни в ненависти мы меры не знаем!»

Кстати, и братина эта, и подписные листы сохранились, и сегодня находятся в Претории в Историческом музее. Ну а некоторые из русских книг, присланных тогда по почте бурам, и сегодня можно посмотреть в библиотеке Стелленбошского университета. Хотя надо сказать, что правды, как и почему генерал Кронье попал в плен к англичанам, подавляющее большинство россиян в ту пору попросту не знало, да и роман «Капитан Сорви-голова», где об этом событии написано очень подробно и без тени преувеличений, в Россию в то время ещё не попал!

Россия и русские в Англо-бурской войне 1899-1902 гг.
Британский санитарный поезд

Важную роль в сборе средств в помощь бурским республикам на территории России играл Голландский комитет по оказанию помощи раненым бурам. Под руководством пастора голландской общины в Санкт-Петербурге Хендриак Гиллота этот комитет выступил с тремя воззваниями к народу России. В первом, в октябре 1899 г. содержалась просьба начать собирать средства для помощи раненым бурам. Во втором, опубликованном уже в ноябре, сообщалось о том, что собрано 70 тыс. рублей и на эти средства уже организован санитарный отряд на 40 коек, который называется: «Русско-голландский походный лазарет». В декабрьском воззвании речь шла уже о сумме более 100 тыс. рублей, и также сообщалось, что госпиталь на эти средства сможет функционировать шесть месяцев, и что врачи и сёстры милосердия уже в пути: голландские едут в Африку из Амстердама, а русский персонал – из Санкт-Петербурга.

Россия и русские в Англо-бурской войне 1899-1902 гг.
Бурский санитарный поезд

Мы знаем имена многих российских добровольцев, оказавшихся в Южной Африке. Это прежде всего подполковник запаса и военный журналист Евгений Яковлевич Максимов, который после гибели его командира, французского полковника и трансваальского генерала, графа Вильбуа-де-Марей, принял командование сборным отрядом иностранных добровольцев – «Иностранным легионом» (сборным отрядом иностранных добровольцев).

Россия и русские в Англо-бурской войне 1899-1902 гг.
Гибель отряда трансваальского генерала, графа Вильбуа-де-Марей

Потом он возглавил «Голландский корпус», получил тяжелое ранение в голову, причём спас его от смерти как раз врач из русско-голландского санитарного отряда фон Ренненкампф, а поправившись, стал «фехт-генералом» (боевым генералом) у буров. То есть стал вторым среди иностранцев, удостоенных этого звания. Причём Максимов сумел вернуться на родину, но с началом Русско-японской войны ушёл на неё добровольцем, и, командуя батальоном в сражении под Мукденом, погиб 1 октября 1904 года. Такую вот прожил человек по-настоящему боевую жизнь!

Россия и русские в Англо-бурской войне 1899-1902 гг.
Вот он какой – «русский фехт-генерал» Максимов (справа). Стоит генерал П. Кольбе

Воевали на стороне буров и грузинский князь Николоз (Нико) Багратиони-Мухранский (1868–1939), которого прозвали «Нико Бур»; и Александр Гучков вместе с братом Федором, и журналист А. Вандам, опубликовавший в России о войне в Трансваале 28 материалов, и будущий большевик, а затем и крупный хозяйственный деятель советской эпохи Александр Эссен, будущий лётчик Николай Попов, полковник М. А. фон Зигерн-Корн (также написавший об этой войне книгу воспоминаний). Словом, там были и посланные туда военными наблюдателями офицеры Генштаба, и просто военные отставники, и множество гражданских.

Россия и русские в Англо-бурской войне 1899-1902 гг.
Не было хороших лекарств, но зато был хороший уход. «Полоскание горла в госпитале выздоравливающими»

А вот о ком мы практически ничего не знаем, так это… о бурах-русских. А ведь они были и в немалом числе. Например, в Трансвааль эмигрировали из России евреи, и даже самые обыкновенные русские мужики. Между тем ещё 28 марта 1897 г. министр иностранных дел России М. Н. Муравьев в своём письме Ю. С. Витте указывал, что в Трансваале находится до восьми тысяч бывших россиян, и что каждый десятый житель Йоханнесбурга имеет российское происхождение. Самое главное, что люди они в целом не бедные: общий размер капитала у них 500 тыс. фунтов стерлингов. То есть это были и торговцы, и промышленники, и золотодобытчики, и фермеры. Возможно, не все они бросились сражаться с англичанами с оружием в руках. Но у них были дети, которые вполне могли пойти в бурские коммандо. Те же русские евреи, что сражались в этих коммандо, как русские не учитывались. Но попав в плен к англичанам, они учитывались как подданные Российской империи, и во время войны таковых было репатриировано около 3 тысяч человек. То есть их было больше, чем всех остальных добровольцев, вместе взятых! Вот только своими подданными российским властям считать их не хотелось. Но ведь там ещё и литовцы были, а они также являлись подданными Российской империи.

Россия и русские в Англо-бурской войне 1899-1902 гг.
Носильщики Индийского корпуса скорой помощи во время войны. На этом фото (средний ряд, пятый слева) стоит не кто иной, как Мохандас Карамчанд Ганди – будущий легендарный Махатма Ганди. Во время Англо-бурской (1899-1902) и Англо-зулусской (1906) войн именно Ганди создал санитарные отряды из индийцев для помощи англичанам, хотя, по его собственному признанию, он считал справедливой борьбу именно буров и зулусов. Но ему было важно показать лояльность индийцев британской короне

За шесть с половиной месяцев только лишь один отряд Российского Красного Креста в Южной Африке оказал стационарную медицинскую помощь 1090 больным и раненым, а амбулаторную – 5716. Русско-голландский госпиталь действовал исключительно на пожертвования, собранные в России. Работал в Трансваале с февраля по май 1900 г.

В целом странные вещи творились в то время и в нашей стране, и на всём белом свете. Сами буры скептически смотрели на пришедших к ним на помощь иностранцев и не слушали их советов, о чём пишут многие из волонтеров. В отечественной печати провозглашали примат патриархальных духовных ценностей, но при этом забывали о специфике ценностей государственных, ратовали за патриархальщину, но тут же стремились к политическому сближению со странами, давно не патриархальными. А ещё, как писала в декабре 1900 г. петербургская газета «Новое время», наши добровольцы «увеличили сумму абсолютного добра на земле». И это тоже вполне справедливая точка зрения, свободная от какого бы то ни было прагматизма!



Использованная литература:
1. Давидсон, А. Б., Филатова, И. И. Англо-бурская война и Россия. Новая и новейшая история. №1, 2000 г. Шубин, Г. В. «Желаю отправиться в Южную Африку». Участие русских офицеров-добровольцев в англо-бурской войне 1899—1902 гг. // Военно-исторический журнал. — 2001. — № 1, 2.
3. Шубин, Г. В. «Российские добровольцы в англо-бурской войне 1899—1902 гг. (по материалам Российского государственного военно-исторического архива)». Москва: ХХ век согласие, 2000. — 223 с.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram
+4
Нет комментариев. Ваш будет первым!