5 способов увлечь детей чтением

18:33
/
32
/
Зачем читать подростку вслух и как обсуждать вместе классику?


Изображение

Рассказывают литературный критик Галина Юзефович, преподаватель Ирина Лукьянова, поэт Ольга Лишина и писатель Юлия Кузнецова.

Зачем читать детям вслух, если они уже умеют сами?

Галина Юзефович, литературный критик:
…Книга, прочитанная совместно, создает возможность для человеческого, наполненного разговора. Во-первых, она помогает качественно провести время вместе со своим подростком, а во-вторых, создает общие воспоминания, общий контекст, то, к чему ты потом вернешься и обсудишь, и вспомнишь: «А помнишь, как?..»
Кроме того, это же ужасно мило, тепло, комфортно. Вслух можно прочитать что-то такое, что человек сам доброй волей, возможно, читать не будет. Когда ты ему прочтешь, он на это посмотрит по-другому и, может быть, увлечется.
Мне кажется, что это такая полезная вещь, которая хорошо работает на упрочение и поддержание связей с повзрослевшим ребенком, с которым органическим образом связь поддерживать становится все сложнее.

Что читать с подростком?

Поскольку дети уже взрослые, у нас получается читать не строго каждый вечер. Мы иногда читаем пять дней подряд, а потом три-четыре дня не читаем, иногда мы читаем через день. Поэтому я отказалась от длинных текстов, мы практически перестали читать книжки с продолжением.
Для меня это была большая потеря, потому что я люблю длинные книги, мне кажется, что это так классно — прожить что-то длинное всем вместе. Но я стала выбирать короткие рассказы, которые мы прочитываем за один, иногда за два вечера.
Поэтому я выбираю какие-то сюжетные рассказы, мне казалось, что для моих детей всегда важна история, нарратив. Хорошо идут рассказы с каким-нибудь твистом неожиданным в конце.
К примеру, у нас прекрасно пошел рассказ Сомерсета Моэма «В львиной шкуре». <…>
Или «Ожерелье» Мопассана, знаменитейший рассказ про историю с жемчужным ожерельем. Некоторые рассказы Киплинга идут абсолютно прекрасно. Некоторые рассказы Анны Старобинец. Но не детские, а взрослые, они страшноватые, но тем не менее отличные.
Был период, мы читали рассказы Агаты Кристи из цикла «Двенадцать подвигов Геракла» — это рассказы про Эркюля Пуаро, каждый — микро-детектив, каждый раз разный. Некоторые рассказы Лескова очень нам нравятся — мой любимый «Тупейный художник», а младший сын обожает «Зверя».


Изображение

Я прочитала детям пару рассказов Кристен Рупеньян — это такая современная ультрамодная американская молодая писательница, тоже пишет странные рассказы на стыке мистики, фэнтези, фантастики. Мы прочитали несколько текстов Стивена Кинга — тоже сплошь короткие вещи.
В этом году мы взялись за «Семь фантастических историй» Карен Бликсен — это датский романтизм, очень живописный, и все новеллы тоже недлинные, обаятельно жуткие.
Мария Галина — прекрасный автор для чтения вслух подращенным детям! У нее потрясающие есть рассказы с очень классными сюжетными поворотами в конце.
В общем, сами видите: у нас в ход идет и классика, и современные тексты, и русские, и переводные, и детектив, и философская проза. Важно только, чтобы это был короткий емкий текст с увлекательной классной историей внутри.

Как обсуждать с детьми классику?

Ирина Лукьянова, преподаватель литературы и журналист:
Как еще, кроме чтения вслух, могут родители помочь своему ребенку? Можно обсуждать все эти незнакомые и непонятные реалии, рассказывать о том, как тогда была устроена жизнь, почему герои ведут себя по-другому.
Почему Татьяна не может развестись со своим генералом и убежать к Онегину? Это выводит иногда на очень интересные разговоры.
Но тут хорошо бы, чтобы у родителя и у ребенка были совместные интересные темы для обсуждения.
Сейчас, например, многие девочки здорово заинтересованы вопросами феминизма, женских прав. Можно посмотреть, какую роль играет женщина в обществе, например, у Джейн Остин, какую — в книгах Пушкина, какую — у Лермонтова в «Герое нашего времени»? Мы недавно обсуждали с классом, что у Лермонтова женщин постоянно сравнивают с породистыми лошадьми. А у Грибоедова? а у Тургенева?
Кого-то в «Евгении Онегине» занимают не образы женщин, а «английский сплин иль русская хандра». Есть дети, которых гораздо больше волнует тоскующий герой, с ними самими что-то такое происходит. Но далеко не всегда они готовы об этом говорить, потому что с родителями говорить о личном бывает не очень легко, особенно если ты подросток. Наоборот, хочется свои личные переживания от мамы с папой как-то скрыть, это нормально. Если есть какой-то другой взрослый, с которым безопасно об этом говорить, это хорошо.
Вообще, разговоры о книгах должны быть очень безопасным пространством для ребенка. Нет никакого смысла бросаться это обсуждать в подростковом возрасте, если раньше вы никогда этим не занимались.
Ребенок должен привыкнуть обсуждать книги с детства — сначала героев, как они себя ведут, в чем они правы, в чем не правы. Постепенно мы начинаем приходить к пониманию того, что за этим всем есть какой-то автор, который зачем-то нам эту историю рассказывает, он тоже пользуется какими-то интересными способами ее рассказать.
Постепенный переход от наивного чтения к профессиональному, компетентному чтению — это то, с чем может помочь взрослый, если ему самому интересно разговаривать с ребенком. Вообще, совместно прочитанное дает очень много поводов для разговоров с детьми на самые неожиданные темы. <…>
Жалко, что родители этим очень часто пренебрегают и говорят: «Он уже большой, читать умеет, пусть сам идет, читает».

Можно ли увлечь чтением того, кто читать не хочет?

Ольга Лишина, поэт и ведущая литературных занятий для детей:
Бывает, что мама хочет, чтобы дети читали, а они не хотят. Приходит 12-летний, которому ничего не надо. Даешь ему «Гарри Поттера» — «Нет».
На мои попытки строить из себя дружбанчика тоже не идет, потому что видит, что происходит на самом деле. Он говорит: «Я же вижу, что вы на самом деле приличная тетя, а не мои друзья с района». Я говорю: «Ну, да, все так. Что-то же нам надо почитать. Мама ждет. Слушай, ну, ладно, это ты не хочешь, то не хочешь. Стихи тоже мимо. Абсурд тоже не заходит». Хармс, я иногда на этом пытаюсь спастись, как-то выехать.
Я говорю: «Давай прочитаем про одного мужчину. Его все ужасно замучили, он один в семье занимался делом, остальные все непонятно что делали. Он однажды проснулся с утра и понял, что он уже не человек». Он говорит: «А кто?» Я говорю: «Ты знаешь, насекомое». — «В смысле? Мужик стал насекомым?» Я говорю: «Да». — «Что курил автор?» — «Не знаю». — «И что, он потом обратно превратился?» Я говорю: «Давай мы просто начнем читать».
Интересно, в «Превращении» Кафки почти в самом начале несчастный герой переживает, что он опоздал на поезд, что ему надо в пять выехать… Мой товарищ говорит: «Да это как в школу, там на первый урок надо…» Я предлагала это от некоей безысходности, потому что я предложила уже одно, другое, третье.
Но вдруг оказалось, что ребенку интересно — герой превратился в насекомое, лежит под кроватью, ему и так плохо, а к нему стучат и говорят: «Ты на работу собираешься?»
Он говорит: «Вот это всегда так! Всегда эти взрослые…»
Мы дочитали до конца. Пока мы читали, я увидела, что у нас немножко меняются отношения. Потом я говорю: «Давай прочитаем теперь Алексина». Чуть более детская литература, но она очень эмоциональная, с ней есть о чем подумать.
Мы читаем рассказ гораздо проще, это не «Превращение» — о мальчике, который думает, что старшеклассник дружит с ним, потому что они вместе пойдут в поход, а на самом деле этому старшекласснику просто нравится сестра этого мальчика, и он ищет повод. Старшеклассник приходит к герою и говорит: «Давай еще потренирую тебя», — а сам все ждет, когда он сестру пригласит на свидание. Нам рассказывает об этом главный герой: «Вот мы скоро пойдем в поход. Мы отправимся на остров, мы будем…»


Изображение

Я вижу, что человек готов это дочитывать, он не говорит, что ему скучно, потому что он уже немного втянулся. Он говорит: «Как-то он не по-товарищески, не по-дружески». Ученику уже интересно дочитать, его волнует поведение героев, хотя никакого криминала или волшебства не происходит. Нужно выслушать, дать возможность сказать.

Почему важно самим читать при детях?

Юлия Кузнецова, писатель:
Взрослым стоит читать на глазах у ребенка свои взрослые книги. По возможности, бумажные. Если нет, если мы по телефону читаем или с планшета, дети должны знать, что это книга, а не «Майнкрафт» в телефоне.
У меня был случай, приходит папа и говорит: «Мы уже все делали, все, но ребенок не читает». Я спрашиваю: «Вы сами читаете?» — «Да, я читаю». — «Когда?» — «Когда ребенок спит». — «Он вас не видит с книгой?» — «Слушайте, правда, он меня не видит с книгой». А если это еще и электронная книга, то как ребенок может понять, что родитель читает?
У нас прямо задание такое есть для родителей: 10 минут в день, хотя бы пять, читать при детях. У нас много многодетных родителей, и я прекрасно понимаю, что значит для многодетной мамы читать при детях. И все же очень важно просто пять минут в день читать книгу для «импринтинга», ребенок должен увидеть, что мама сидит с книгой, что ее это увлекает. «Что ты сейчас читаешь, мама?» Конечно, не нужно актерствовать, но можно показать, что это правда интересно.
Или: «Что это?» — «Это папина книга». — «Она про что?» — «Она про то-то».
Для детей в этом тоже целый новый мир открывается, когда они узнают, что у родителей есть свои взрослые книги, они их с увлечением читают, не могут оторваться и так далее. Это тоже такая важная шестеренка из нашей системы.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram
+2
Нет комментариев. Ваш будет первым!