Изображение
ФОТО: архив russianphoto

В августе 1945 года Красная Армия стремительным ударом разгромила Квантунскую армию Японии. На протяжении девяти месяцев территория бывшего марионеточного государства Маньчжоу-Го оставалась под контролем советских войск. Этот короткий период русской оккупации оказался судьбоносным для Китая: при содействии СССР контроль над Маньчжурией установили китайские коммунисты.

Оккупация Маньчжурии

Советский Союз официально признавал Маньчжоу-Го с 1935 года, но на момент Потсдамской конференции Иосиф Сталин де-факто согласился, что эта территория – часть Китайской Республики.

14 августа 1945 года СССР подписал соглашение с правительством партии «Гоминьдан» о дальнейшей судьбе «Трёх Восточных провинций».
«Как только любая часть возвращённой территории перестанет быть зоной непосредственно военных действий, Национальное правительство Китайской Республики будет принимать на себя всю власть по линии гражданских дел», – говорилось в документе.

На практике власть в освобождённых районах брали на себя военные комендатуры Забайкальского и 1-го Дальневосточного фронтов. С одной стороны, русские восстанавливали здесь мирную жизнь. В Маньчжурии заново открывались школы, выплачивались пособия безработным. Советские войска пресекали бесчинства разбойников-хунхузов. Например, только в районе Шэньяна, где находился командный пункт подразделений Красной Армии, было уничтожено 9 тысяч хунхузов. С другой стороны, оккупация сопровождалась неприятными эксцессами. Например, американский военно-морской атташе в Нанкине утверждал, что в Маньчжурии «русские солдаты врывались в дома и забирали себе всё, кроме мебели».

А председатель правительства Китайской Республики Чан Кайши обвинял СССР в разграблении маньчжурских заводов и шахт. В бывшем Маньчжоу-Го действительно было сосредоточено 60% тяжёлой промышленности Китая. В декабре 1946 года США опубликовали отчёт об экономическому ущербе, который советская оккупация нанесла Северо-Восточным провинциям. По оценке американского представителя в Репарационной комиссии по Японии Эдвина Поли, убытки составили 858 миллионов долларов. В ответ на подобные высказывания Москва в апреле 1946 года заявила, что реквизиции являются законными, так как речь шла не о китайском, а о трофейном японском оборудовании.

Оплот коммунизма

Советская оккупация Маньчжурии повлекла за собой не только экономические, но и политические последствия. Одновременно с русскими в Маньчжурию двинулись китайские коммунисты. 10 августа 1945 года Яньанская штаб-квартира отдала приказы о перемещении в Северо-Восточные провинции (Дунбэй) «в целях установления взаимодействия со вступившей в Китай Советской армией». Тем самым, как считал Чан Кайши, коммунисты нарушили приказ Военного комитета национального правительства. Пользуясь удобным случаем, они поспешили «расширить сферу своего контроля».

Советская оценка данных событий постфактум была изложена в книге историка Геронтия Ефимова «Очерки по новой и новейшей истории Китая», вышедшей в 1951 году. Автор писал, что 8-я и Новая 4-я армии китайских коммунистов перешли в наступление, «правильно понимая союзнический долг».

Это происходило при попустительстве Сталина, который 27 августа заявил американскому послу Авереллу Гарриману, что в Маньчжурии советская армия не встретила «никаких партизанских отрядов китайских коммунистов». Позднее вождь СССР уверял, что не одобрял посылку коммунистами войск на северо-восток.

Между тем, Чан Кайши напрямую обвинил русских в пособничестве Коммунистической партии Китая и подстрекательстве к мятежу:
«Они не только препятствовали, но и прямо противодействовали китайскому правительству в переброске наших войск в этот район, выигрывая время для того, чтобы дать китайским коммунистам возможность первыми вступить на эту территорию», – писал генералиссимус в книге «Советская Россия в Китае».
Уже с 11 сентября по 11 октября коммунисты взяли под контроль 200 городов и посёлков Маньчжурии. В итоге под контролем «народных армий» оказалась территория в 350 тысяч кв км с населением в 20 млн человек. Коммунисты получили от СССР оружие разоружённых японцев и маньчжуров – больше миллиона стволов. В распоряжении КПК оказались 861 самолёт и 600 танков, пулемёты, миномёты, артиллерия. По данным историка Олега Непомнина, в декабре 1945 года коммунистические силы в Маньчжурии насчитывали уже 334 тысячи человек. Гражданскую власть над этой территорией постепенно забрало в свои руки Маньчжурское бюро ЦК КПК.

Эвакуация советских войск

По договору с Китаем Красная Армия должна была покинуть занятые земли в трёхмесячный срок. Маршал Родион Малиновский заявил об отходе 10 ноября, но при этом он предупредил Чан Кайши, что русские не берут на себя ответственность за ситуацию в оставляемых районах. Процесс эвакуации, однако, сильно растянулся. Русские ждали, пока в города и уезды Маньчжурии подтянутся силы КПК. Например, 23 января 1946 года советские войска покинули Чанчунь (провинция Гирин), после чего туда сразу же вошли коммунисты. Ответственность за ситуацию СССР возлагал на правительство «Гоминьдана», которое якобы якобы запаздывало с присылкой войск.

Открытая помощь коммунистам означала возврат Советского Союза к стратегии «экспорта революции». Заполучив ресурсы Маньчжурии, компартия Китая, в отличие от 1930-х годов, уже могла претендовать на власть во всей стране.

«Освобождённая советскими войсками Маньчжурия стала надёжным военно-стратегическим плацдармом революционных сил Китая, опираясь на который, китайские коммунисты повели народ на решительную борьбу против прогнившего гоминьдановского режима», – писали в 1980 году советские синологи Олег Борисов и Борис Колосков.

Процессы, происходившие весной 1946 года в Маньчжурии, практически не освещались центральной советской прессой. Например, о завершении вывода советских войск, имевшего место 3 мая, газета «Правда» сообщила читателям с запозданием в 17 дней.

После ухода Красной Армии войскам партии «Гоминьдан» удалось частично отвоевать Дунбэй. Но запас прочности «Маньчжурской революционной базы» оказался достаточно велик. Кроме того, коммунисты, имея выход к границе, продолжали получать военную помощь из СССР на протяжении 1946-1947 годов. Силам КПК поставлялись не только трофейные танки и самолёты, но и новейшие советские образцы вооружения. К концу 1947 года маньчжурская группировка сделалась главной опорой китайских коммунистов. На северо-восток переместился и партийный центр КПК. Всё это позволило Мао Цзэдуну выиграть гражданскую войну – она закончилась в 1949 году эвакуацией войск Чан Кайши на Тайвань. Таким образом, продолжающееся по сей день господство КПК в Поднебесной – прямое следствие сталинской внешней политики 1945-1946 годов.