Таджикистан. 90-е. Полковник Масюк о миротворцах и о том, как с ними жить

Таджикистан. 90-е. Полковник Масюк о миротворцах и о том, как с ними жить 

Что такое управляемый кризис?



Глобальный разрыв политических, экономических и социальных связей буквально парализовал в тот период все сферы жизнедеятельности практически 250 миллионов человек, оказавшихся в одночасье в абсолютно дискомфортной среде, как внутри своей страны, так и за ее пределами. В такой обстановке в каждой республике шёл лихорадочный поиск выхода из бесчисленного множества тупиковых ситуаций во внутренней и внешней политике.

Лишь некоторым республикам по счастливому стечению обстоятельств или при экономической поддержке мировых держав удалось избежать крупномасштабной гражданской войны.

Угроза безопасности России в среднеазиатском регионе прошлого века была реальностью. Даже по истечении 25 лет в государствах Средней Азии на постсоветском пространстве продолжают вспыхивать мятежи с целью свержения власти, что небезопасно для нашего государства, связанного с ними договорами. Поэтому опыт проведения миротворческих операций Россией и странами СНГ для обеспечения безопасности в бывших советских республиках является интересным и перспективным для изучения и применения при разрешении возможных межнациональных конфликтов.

Для обеспечения своей безопасности Россия проводила три миротворческие операции: в Приднестровье, Южной Осетии и Абхазии.

Основным методом миротворчества были избраны политические и переговорные пути разрешения кризисов. И только в критических ситуациях Россия вынуждена была применять миротворческие силы.

События военных конфликтов последних лет внутри государств Ливии, Сирии, Палестины, Египта и других стран показали, что нежелание или промедление международных институтов под эгидой ООН принять решительные меры для стабилизации обстановки практически разрушили и продолжают разрушать эти государства, причиняя страдания их народам. Невольно напрашивается вывод, что работает так называемый механизм управляемых кризисов, не имеющий ничего общего с нашим миротворчеством.

Таджикистан. 90-е. Полковник Масюк о миротворцах и о том, как с ними жить 

Как участник и очевидец событий в Республике Таджикистан (РТ), раздираемой враждующими политическими и военными группировками, переросших в гражданскую войну, могу свидетельствовать, что миротворческие силы для достижения стабильности в этой многострадальной республике приложили все усилия для выполнения своей миссии. Благодаря этому после 2000 года в республике сохраняется относительно стабильная обстановка, позволяющая действующей власти осуществлять демократические и экономические преобразования. Но путь к этому был тяжёлым и кровопролитным.

Сегодня во многих публикациях наблюдается тенденция негативного сопоставления российской и международной практики миротворчества, и зачастую делаются выводы о противоречии российских операций принципам их осуществления силами ООН. Иногда звучат даже упрёки в прямом нарушении норм международного права. Суть таких негативных оценок вполне очевидна. Мало кого в настоящее время радуют успехи России и стран Содружества в деле сохранения своей безопасности. Тем более полученный ранее в Средней Азии и на Кавказе опыт и прилагаемые руководством страны, ее дипломатией и вооружёнными силами усилия по стабилизации и развязке сирийского вопроса очевидны и оценены мировым сообществом.

Пример проведения миротворческой операции в Таджикистане показателен тем, что процедура долговременных согласований с ООН могла бы привести к необратимым последствиям в этой республике, граничащей с Афганистаном, откуда шли караваны с наркотиками и нелегально прибывали огромные массы боевиков. В это время уже разгорелся и наш внутренний конфликт в Чеченской Республике.

Для нас было очевидным на тот момент, что, если институты ООН не вмешиваются в конфликт, то его участники должны стараться найти мирное решение самостоятельно и только в случае осознанной тщетности своих попыток – передать дело на рассмотрение ООН.

Не свалиться в пропасть войны


Российская миротворческая активность сдержала развитие крупномасштабных вооружённых конфликтов на постсоветском пространстве и позволила во взаимодействии с другими международными институтами достичь относительной стабильности во взрывоопасных регионах Средней Азии, что стало одновременно и важным элементом национальной безопасности и внутренней стабильности в нашей стране.

Таджикистан. 90-е. Полковник Масюк о миротворцах и о том, как с ними жить 

В 1993 году миротворческая операция в Таджикистане началась на основании договорённостей глав государств СНГ в январе 1993 года. Вначале было принято политическое решение о поддержке просьбы правительства Таджикистана ввести в страну Коллективные миротворческие силы для обеспечения контроля за прекращением огня, выводом (роспуском) незаконных вооружённых формирований и сохранением режима безопасности в зоне конфликта, одновременно оказывая гуманитарную помощь.

24 сентября того же года были подписаны документы о формировании и функционировании Коллективных миротворческих сил (КМС) СНГ в Таджикистане. В задачи КМС входило также содействие нормализации обстановки на таджикско-афганской границе и создание условий для диалога между правительством и оппозицией.

В пограничном отряде была создана оперативная группа КМС по мониторингу обстановки на вверенном участке. Надо отдать должное командующим КМС в Таджикистане генерал-полковнику Валерию Патрикееву, а в последующем генерал-лейтенанту Валентину Бобрышеву за то, что они, используя свои полномочия, сделали очень многое по оказанию практической помощи Московскому пограничному отряду.

Все просьбы или возникающие проблемы не оставались без внимания и практической помощи. Благодаря им, в отряде появился свой хлебозавод, современные средства связи и инженерной техники. Практически новый облик приобрела артиллерия. Мы получили современные на тот момент средства инструментальной артиллерийской разведки. Были направлены офицеры для оказания помощи в подготовке военных специалистов. И за это им безмерная благодарность.

Стремительно развивающиеся события летом 1993 года ускорили принятие решительных мер странами Содружества. Нестабильность положения, как на границе с Афганистаном, так и на территории самой республики, расширение масштабов деятельности боевиков, наёмников и поддерживающих их афганских моджахедов, особенно в Гармском районе и Тавильдаринской зоне, ставили под сомнение дальнейшее существование Таджикистана как суверенного государства.

Кульминационной точкой этого периода стала трагическая гибель 12-й заставы Московского погранотряда. Тяжелые бои в республике продолжались вплоть до конца 1993 года. В результате большая часть вооруженных отрядов оппозиции вместе с десятками тысяч тех, кто их поддерживал, были вытеснены из страны на территорию соседнего Афганистана и в труднодоступные районы Припамирья.

Таджикистан. 90-е. Полковник Масюк о миротворцах и о том, как с ними жить 

По некоторым оценкам, в ходе активных боевых действий погибли около 60 тыс. человек, многие пропали без вести. 195 тыс. человек были вынуждены переселиться в страны СНГ, число внутренних переселенцев достигло почти 1 млн человек. Более 35 тыс. жилых помещений, значительная часть медицинских учреждений и школ были разграблены и разрушены.

В результате внутреннего конфликта 1992–1993 годов сумма материальных потерь составила более 10 млрд долларов. За время войны экономика страны была основательно подорвана. Таджикистан в одночасье стал одним из беднейших государств мира.

Первоначально перед миротворческими силами была поставлена только одна задача – стабилизация обстановки и поддержание мира. Впоследствии задачи были расширены и конкретизированы.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram
+2
Нет комментариев. Ваш будет первым!