Молдавский гамбит, приднестровский тупик

Молдавский гамбит, приднестровский тупик

Не только Крым и Приднестровье



Включение в советский период в состав Украины многих территорий поныне вызывает вопросы. Речь идёт не только, например, о Крыме, переданном Украинской ССР из состава РСФСР в феврале 1954 года, или об экс-чехословацкой Закарпатской Руси, включённой в состав Украины в июне 1945-м.

Украина ранее, в июле 1940-го, получила и нижне-дунайский регион с выходом к Чёрному морю, то есть Южную Бессарабию, а вся территория Бессарабии месяцем ранее была воссоединена с СССР: с 1918 г. Бессарабия была, напомним, оккупирована Румынией. С 1945 года Южная Бессарабия, по окончании второй румынской оккупации, была снова включена в состав Украины.

Но в Молдавской ССР пытались добиться воссоединения всей Бессарабии в составе этой союзной республики. И после 1991-го проблема всё равно сохраняется, хотя «прозападность» внешнеполитической ориентации Киева и Кишинёва пока отводит её на второй план в украинско-молдавских отношениях.

Ещё в марте 2014 г. территориальные претензии к Киеву были публично высказаны Анатолием Плугару, экс-министром национальной безопасности Молдовы. В контексте современной обстановки на Украине и всё меньшей управленческой дееспособности киевских властей (см. Советской Украины уже не будет) аргументация А. Плугару поныне актуальна.

В интервью молдавскому агентству «NOI» от 6 марта 2014-го господин Плугару подробно изложил свою позицию, которую и сегодня разделяют многие политические деятели Молдовы:

«… Вместо того чтобы выполнять указания вашингтонского обкома поддержать бандитскую, антинародную власть на Украине, наш парламент должен срочно сформировать специальную государственную комиссию: она юридически грамотно оформит территориальные претензии Молдавии к Украине. Ибо при провозглашении в 1940 году Молдавской ССР Хрущев добился того, что Молдавия лишилась выхода к Черному морю на юге – городов Балта, Хотин, Измаил, Килия, Вилково, Аккерман (ныне Белгород-Днестровский) с населением не меньше 200 тыс. чел. А позже, обладая единоличной властью, тот же Хрущев подарил родной Украине Крым, который отвоевала еще царская Россия у Османской Порты.»

Если не раздел, то распад


Поэтому,

«просчитывая возможные процессы происходящего на Украине, нельзя не учитывать возможность распада страны. Крымский парламент уже принял решение о воссоединении с Россией. Нельзя не вспомнить о существовании Донецкой и Харьковской республик ещё в 1920-х годах: куда направят свои взоры жители этих областей, тоже понятно.

Если этот сценарий будет развиваться на Украине, молдавская власть должна быть готова потребовать восстановить историческую справедливость и вернуть отторгнутые волюнтаристским путем исконно молдавские земли.»

Речь идёт о южно-бессарабской Измаильской области в 12,4 тыс. км2.

Напомним, она просуществовала до 1954 г., когда была передана Одесской области Указом Президиума Верховного совета СССР от 15 февраля 1954 г. А 26 апреля того же года, указом того же органа, область включили в состав Одесской области. Весьма характерно, что в тот же апрельский день 1954-го был принят Закон Украинской ССР о включении Крыма в состав Украины…

Но в Кишинёве пытались сопротивляться


В мае 1946 году на имя И. Сталина была подана докладная записка ЦК компартии и совмина Молдавии с просьбой о возвращении республике переданных Украине районов. Обращение аргументировалось отсутствием у МССР черноморских и дунайских портов, нехваткой посевных площадей, богатых рыбных водоёмов, месторождений строительных материалов, солей, лигнитов (бурого угля), торфа, минвод, лечебных грязей.

Молдавский гамбит, приднестровский тупик

Всё это в изобилии имелось на бессарабских землях, отошедших Украине. Описание того, как проходило рассмотрение этого вопроса в политбюро ЦК ВКП (б), оставил в своих дневниках Герасим Рудь — глава молдавского совмина в 1944-57 гг. (на фото редкая марка с его изображением).

«… Доклад делал Н.С. Хрущёв. Предложил утвердить границы такими, какими они существуют. Сталин затем спрашивает: «Все согласны с таким проведением границ?» В ответ слышится от Хрущева: «Да какая разница? Ведь это же административные границы: мы же одно государство». Его поддержали почти все другие члены политбюро, но Сталин свою позицию не высказал.

Закрывая заседание, Сталин сказал: «Все свободны, молдавскую делегацию прошу остаться». Подошел к каждому из нас, спросил, как работаем, а потом спросил: «Вы согласны с таким проведением границы? Я вам даю одни сутки: вы можете повторно направить мне свои предложения. Центральный Комитет их рассмотрит». Далее рассказал о случаях, когда ЦК реагировал — в основном, положительно — на такие запросы. Но никто из нас не воспользовался предложением Сталина.»

В дальнейшем инициатива пересмотра южно-молдавских границ исходила уже от отдельных руководящих лиц МССР и общественных деятелей. В 1949 и 1958 гг. эту идею перед союзным руководством безуспешно отстаивал первый зампред молдавского совмина, а впоследствии председатель Верховного совета МССР (до 1962 г.) Артём Лазарев.

Наконец, в апреле 1985 г. в Президиум Верховного совета СССР обращалась группа молдавских писателей и историков с просьбой восстановить в составе Молдавии Измаильскую область или объявить её Бессарабской автономной областью в составе Украины. Но тоже тщетно.

Центральное советское руководство и слышать не хотело об этом вопросе. Поскольку в этом руководстве с середины 50-х до середины 80-х годов включительно преобладали выходцы с Украины и деятели, «выдвинувшиеся» в Кремль с должностей на Украине. Потому было также отвергнуто обращение инициативной группы гагаузов к ЦК КПСС (июнь 1979 г.) о создании гагаузского автономно-национального округа в районах Одесской области, примыкающих к южной Молдавии.

Ось Бухарест – Кишинёв


Между тем, позицию Кишинёва поддерживали «неосталинский» глава Румынии (в 1948-1965 гг.) Г. Георгиу-Деж и особенно активно — Н. Чаушеску. На переговорах с Хрущевым в Москве в 1957 г. и в Бухаресте в 1960 году Георгиу-Деж предлагал вернуть Южную Бессарабию Молдавской ССР. Или восстановить южно-бессарабскую Измаильскую область, но в статусе Бессарабского национально-автономного округа. Хрущев неизменно отвергал эту идею, обвиняя Дежа в «потворствовании велико-румынскому национализму».

Молдавский гамбит, приднестровский тупик

Более категоричен был Чаушеску, причём он фактически ставил под сомнение «добровольность» присоединения Бессарабии к СССР. В мае 1976 г. Чаушеску был «на отдыхе» в Кишинёве, где заявил И. Бодюлу (тогдашний глава молдавской компартии – на фото ему уже за 90), что поддержит перед Брежневым идею возвращения в Молдавию южной Бессарабии. Но посоветовал Бодюлу быть более активным в этом вопросе.

Молдавский гамбит, приднестровский тупик

5 августа 1977 года в крымской Ореанде ту же идею Чаушеску высказал Брежневу. Который, однако, быстро перевёл беседу в более широкое русло: он стал попрекать Чаушеску за его нейтральную позицию насчёт «всё более частых «велико-румынских» публикаций» в СРР.

Как отмечал впоследствии Алтон Фарьяну, посол СРР (в конце 70-х — второй половине 80-х) по особым и специальным поручениям, ту встречу оба лидера «завершили при своих позициях, но без нарочитой обоюдной враждебности». В июне 1984 года Чаушеску вопрос о южной Бессарабии «поставил в Москве перед К.У. Черненко, но ответа не последовало».

Вот и получилось, что Молдавия, лишившись своего исконно южного региона, так и осталась без выхода к Черному морю. Зато располагает в буквальном смысле лишь «клочком» южно-дунайского побережья — не больше 500 метров…

Подписывайтесь на наш канал в Telegram
+2
Нет комментариев. Ваш будет первым!