Украинцы им ближе, чем русские

23:50
/
25
/
Изображение

Гибель детей всегда трагедия. И гибель девочки Киры в Одессе — трагедия тоже. Но когда всюду начинается заламывание рук, большие глаза и разговоры о том, что «как можно жить, спать, есть, когда творится такое» — тут уже неизменно возникают вопросы.

Дочь «Горловской Мадонны» Кристины Жук тоже звали Кирой. Они обе были убиты украинским снарядом 27 июля 2014. И те же люди, что сейчас не могут ни есть, ни спать, тогда спали спокойно и ели вкусно. И нет, я не пытаюсь сейчас найти оправданий или предлагать устроить старое-доброе «зуб за зуб». Я пытаюсь понять логику: после чьих смертей жить как прежде можно, а после чьих — уже нельзя.

Я пойму и приму, например, такой принцип: сострадать всем людям Земли невозможно, потому сострадай тем, кто тебе ближе — и тогда у каждого убиенного будут и свои плакальщики, и свои защитники. Мои люди — люди Донбасса, и их смерти меня трогают больше, чем смерти киевлян. Соответственно, у тех, кто сейчас не может спать и есть, всё наоборот. Украинцы им ближе, чем русские, с ними у них культурная и эмоциональная связь. Всё в порядке, без обид. Просто так и скажите: это наши люди, а то — не наши.

Я сам действую примерно так, и мне было бы проще принять это.

Потому что если нет — тогда выходит, что для вас трагична только смерть, о которой написали NYT и Guardian, и сострадание ваше отмеряется пропорционально медийности. Ваш «мир» в едином экстатическом порыве не осуждал Дом Профсоюзов в Одессе, Горловскую Мадонну, недавние «Точки-У» в Донецке — а потому и белизна ваших одежд сомнительна.

Мне не хочется верить в такую гнусность, а потому просто договоримся, что есть наши мертвые, а есть — ваши. Просто признайте наконец это.

14 апреля текущего года, менее двух недель тому назад, украинские вертолеты обстреляли поселок Климово в Брянской области, что находится в 15 км от украинско-российской границы. Два вертолета, вторглись в российское воздушное пространство и нанесли не менее шести ударов по жилым домам. В результате обстрела два дома уничтожены полностью, ещё более сотни — разрушены частично.

Пострадали семь человек, среди них пенсионерка 74 лет, двухлетний ребёнок и его беременная мама.

У ребёнка сквозное ранение головы, осколок пробил правый висок и застрял в левом; у его беременной мамы осколочные ранения грудной клетки, множественные травмы рёбер.

У пенсионерки ампутирована часть голени. Проще говоря: ступню бабушке оторвало. Ее состояние оценивается как стабильно тяжёлое.

Ребёнка тоже только позавчера перевели из реанимации в общую палату. Жить будет — но это единственное, о чем сейчас можно сказать более-менее уверено. Такую серьёзную травму, да ещё и в таком нежнейшем возрасте вряд ли возможно исцелить совсем без последствий.

Мама, кажется, идёт на поправку, плод удалось спасти, по маме прогнозы наиболее оптимистичные. Если слово «оптимизм» здесь в принципе уместно.

Так что там намедни в Одессе случилось, вы говорите? Какая трагедия?

PS. На фото в заголовке — некто Чулпан Хаматова, актриска, сдриснувшая в Латвию, на антироссийском митинге в Риге топит за хохлов.

Я всё ждал, когда она скажет, что ей стыдно быть русской. Но нет — она всё-таки почувствовала, что это перебор. Какая она нафиг русская? И Макаревич какой еще «русский»?

Подписывайтесь на наш канал в Telegram
+1
Нет комментариев. Ваш будет первым!