О предательстве российских лицедеев, креаклов и буржуа

00:12
/
29
/
Изображение

Поборники современной западной литературы и Голливуда исписали тонны бумаги и испоганили километры киноплёнки, чтобы убедить людей, что в минуту, когда рушится привычный, устоявшийся образ жизни и образ мысли, человеческой природе свойственно обращение к наиболее животным её началам, что каждый человек превращается в самое примитивное существо, которое только и заботится о своей шкуре, в лучшем случае задумываясь лишь о родных. Этот идейный посыл проходит красной нитью через все жанры беллетристики и кинематографа ― от военных саг до постапокалипсиса. Как это часто бывает, в реальной жизни всё обстоит ровно противоположным образом.

Ужасы и бедствия, тревожные угрозы и грядущие сложности сплачивают людей, вскрывают их наиболее высокие бескорыстные мотивы, активизируют коллективистскую природу человека. Однако некоторая часть людей действительно скатывается в болото крайнего индивидуализма и уподобляется вымышленным героям книг и фильмов.

Ужасы и бедствия, особенно связанные с природными катаклизмами и боевыми действиями, не только отбрасывают привычные условности, но и беспощадно вскрывают и разоблачают многое гнилое и отжившее в общественных учреждениях, добивают слабое и отвратительное в общественных отношениях. И это касается прежде всего тех самых людей, которые проявляют худшие качества в сложной ситуации.

Легко найти сотни видеосвидетельств, например из Мариуполя, по которым видно, что обычные люди, обыватели, брошенные украинскими властями на произвол судьбы, организовывают свой быт в чудовищных условиях разгромленного города на основе коллективности, взаимопомощи и взаимовыручки. Причём несмотря на то, что ещё два месяца назад они жили относительно обычной мирной жизнью и не по своей воле оказались между молотом и наковальней, им хватает прозорливости, чтобы разобраться в политических хитросплетениях обстановки. Они смекают, что их используют как живой щит, что город разрушают фашистские бандиты, что гуманитарная катастрофа на совести киевской власти. Их отношение к военной спецоперации в целом негативное, по-другому и быть не может, учитывая, что жилые кварталы стали полями сражений, но они чётко понимают, кто виноват: США и Зеленский, — а чьи действия можно понять и оправдать. И они уж точно не жертвы пропаганды, потому что восемь лет им промывали мозги в обратном направлении. Так что лишение материальной стороны цивилизации: квартир, воды, света, тепла, больниц, магазинов, привычных органов власти — не ведёт к разрушению духовной её стороны. Более того, многие мариупольцы, люди нашей ментальности, вопреки здравому смыслу не эвакуируются из города, даже когда армия прорубила для них гуманитарные коридоры. Они ждут окончательного освобождения города, чтобы начать его восстановление.

Спецоперация окончательно вскрыла отвратительный гнойный нарыв в украинском обществе в виде бандеровщины (охватившей в том числе значительную часть интеллигенции) и марионеточной киевской власти, которая решила превратить Украину в американский полигон для утилизации украинцев и натовского вооружения. Но спецоперация начала вскрывать и гнойные нарывы российского общества.

Первыми в отрыв пошли либеральные западники, которые сразу же твёрдо заняли позицию поражения России. На первых порах они прикрывали её пацифистским лозунгом «Нет войне», хотя между строк и тогда читалась радость от каждого сожжённого российского танка, смаковались самые чёрные прогнозы последствий санкций, предрекался экономический и политический крах страны в самой ближайшей перспективе. Как только был издан известный закон об ответственности за распространение лжи о вооружённых силах, они массово бежали за рубеж. Маски были сброшены, чтобы вести более откровенную проукраинскую пропаганду, вплоть до призывов к убийству руководителей РФ.

Можно было бы подумать, что эти либералы-западники занимают в некотором смысле продуманную гражданскую позицию, заботятся о судьбах Родины, считая проведение спецоперации ошибочным решением для народа нашей страны. То есть то, что их позиция хотя и антиправительственная, но патриотическая. Но ничего подобного. Ничего продуманного и глубокого в их идеологии не обнаружилось. Они всецело повторяют зады госдеповской пропаганды и агитации, считают Россию именно как страну, как историческое образование международным злом и нарушителем справедливого мирового порядка. Разумеется, проамериканского, причём некоторые этого и не скрывают.

Никакой аргументации, кроме блеяния о суверенитете Украины, оправдания украинского фашизма, за ними не обнаружилось. Но самое важное, когда позиция этих либералов вступила в острое противоречие с умонастроениями народа, они без всяких колебаний поставили себя вне его, принялись оскорблять и унижать обычных людей.

Вторыми на выход отправились главные потребители либеральной прозападной пропаганды — представители так называемого креативного класса, прежде всего из сферы IT. Правда, эти никакой вменяемой политической позиции не занимают, а просто сбежали из страны, боясь мобилизации и последствий масштабных санкций. В основе их решения лежал воспитанный годами космополитизм и страх перед бытовыми и профессиональными трудностями.

Бегство айтишников показывает, насколько была завалена молодёжная политика, насколько общая атмосфера воспитания молодых людей в духе западных ценностей индивидуализма и своекорыстия оказалась сильнее даже не просто естественных патриотических чувств, а естественной тяги образованного человека к познанию политических процессов. Общество их выращивало как атомизированных, самовлюблённых, аполитичных субъектов, так они и побежали как крысы с корабля при первой же непогоде.

В поведении российских айтишников читается некоторая аналогия с антиправительственной активностью в период «беломайдана» айтишников белорусских. Лукашенко собственными руками вырастил целый класс высокооплачиваемых IT-специалистов, который годами «окучивали» оппозиционеры. И в момент попытки госпереворота они стали социальной базой массовых протестов и финансовыми донорами цветной революции.

Следующим крупным социальным слоем, проявившим явное неприятие конфронтации России и Запада, стало «деловое сообщество» в лице капитанов бизнеса. Здесь, как и с либералами по поводу их «гражданской позиции», разбился о рифы реальности ещё один устоявшийся тезис о том, что богатейшие люди обладают высоким умом и завидной прозорливостью.

Ничего глубокого и умного в позициях Абрамовича (отвести войска и договориться с Зеленским), Тинькова (немедленно прекратить боевые действия), Дерипаски («заканчивать этот госкапитализм»), Потанина (не конфисковать западные компании) и некоторых других нет. Они, как настоящие недальновидные коммерсанты, пекутся только о своих экономических интересах здесь и сейчас и обуреваемы страхами за свои несметные богатства.

Могут сказать, что это некорректное обобщение по отдельным личностям. Хорошо, если так. Но пока мы видим несколько вещей: стыдливое молчание большинства олигархов, массовое бегство капиталов и выезд многих бизнесменов за рубеж. В телеге полно запросов о копеечной помощи солдатам ЛДНР и даже РФ, и им помогают в основном рядовые граждане, но не компании и не богачи. Есть признаки, что «богатейшее сословие» не проявляет должного энтузиазма и в программе правительства по построению независимой экономики. Зато масштабное повышение цен на всю товарную массу, которая находится в руках частных компаний, наблюдает каждый россиянин.

Венцом антивоенной фронды стали наши «мастера культуры», которые небольшим, но хором начали стенания о мире. Причём выступили в основном те, кого называют звёздами, то есть наиболее тиражируемые исполнители и «раскрученные» лицедеи, «специалисты по утешению мещанства» (как метко выражался Горький). Многие из них поспешили покинуть территорию России.

У всех «звёзд» примерно одинаковая абстрактно-пацифистская риторика и обращение к эмоциям. Полное оцепенение, страх и растерянность у Агутина; страх, боль, невыносимая грусть и стыд у новомодного Козловского; «пропасть, в которую мы падаем» у комедианта Слепакова; стыд, страх и ужас у Раппопорт; мольбы у Меладзе; истерика у Земфиры; «безумие» у Гребенщикова; стыд за принадлежность к русским у Лазарева; страх и боль у Урганта; то же у певицы Монеточки и т. д. и т. п. Зато Галкин сухо отрезал: «Никаких оправданий не может быть войне!» — и собрал с Пугачёвой чемоданы в Израиль.

Про таких персонажей, как Ахеджакова, Макаревич, Лазарева, Хаматова, и упоминать смысла нет, их политическая ориентация была хорошо известна и до спецоперации.

Все эти люди не обременяют себя ни анализом ситуации, ни ссылкой на какую-либо развёрнутую позицию. Совершенно неясно, по какому моральному праву они вообще издают свои воззвания к широкой публике, злоупотребляют в политических целях своей часто незаслуженной популярностью.

К «звёздам» присоединились интернет-кумиры молодёжи типа Варламова, Дудя, Собчак, Шульман, которые развернули соответствующую пропаганду в Сети, бережно и мастерски адаптируя посылы западных и украинских СМИ.

Таким образом, либералы, видная часть технической, творческой интеллигенции, а также бизнеса оказались, мягко говоря, в оппозиции не только к государству, но и к народу. Можно сказать, это проявление некоторого холопства перед Западом, которое было всегда им присуще, но ярко проявилось в более активной фазе противостояния.

Что же касается народа, то наиболее зрелое отношение наблюдается как раз у обычных, не всегда хорошо образованных и начитанных людей. Это показывает, что политической и мировоззренческой зрелостью нашего общества мы обязаны не «лидерам общественного мнения», «звёздам», бизнесменам, политологам, интеллигенции, которые самозванно объявили себя элитой нации, а тем самым трудягам с рабочих окраин, которых высмеивали и унижали последние десятилетия. Они не просто твёрдо стоят за очищение Украины от фашизма, но и возмущаются переговорами с шайкой Зеленского, попытками нащупать компромиссы с Западом, деликатностью проведения военной операции. Символом для народа стали не надрывные стоны шоуменов, а старушка с флагом СССР, словно сошедшая с известного полотна Герасимова, над которой измывались бандеровцы.

Мотивы всех агонизирующих по немедленному миру густо замешаны на их личных интересах. Либералы получают коврижки с Запада, айтишники испытывают дискомфорт от санкций, богачей обременяет невозможность вести роскошный образ жизни среди англосаксонских сородичей, «звёздам» хочется продолжать кататься с концертами по америкам и канадам. Но есть и нечто чисто идейно-психологическое, что их всех объединяет, — низкопоклонство перед Западом.

Всё это покорное западничество свойственно слабым в духовно-нравственном и интеллектуальном плане людям. Западный мир, США, ЕС — глобальные центры силы, претендующие на диктат своих порядков по всей планете. Их мощь вызывает трепет, уважение и почитание в душах этих людей. Они не способны на общеисторические оценки, не в силах признать, что лидерство Запада построено на столетиях колониализма, геноцида, интервенций, выкачивания ресурсов из бедных стран.

Это холопское отношение к Западу накладывается на ещё более отвратительное их качество — высокомерие по отношению к своему народу. Возвысившись за счёт денег, образованности или мастерства над «массами», они начинают презрительно относиться к народу, ставить себя выше народа, считать его извечно отсталым и лапотным. Они чётко обособляют себя и свои сообщества от народа. Нередко они открыто проявляют чванство к простым людям.

Два эти фактора в совокупности и предопределяют физиономию людей, которые, обладая определённым влиянием и весом, предпочитают прозападную позицию.

Однако к сказанному необходимо дать несколько важных поправок.

Во-первых, западничеством заражён и наш народ. У обычных людей тоже часто текут слюнки от всего иностранного и проявляется неодолимое желание хаять Россию. Но тенденция эта выражена куда слабее и в поворотные моменты истории она угасает, а не разрастается.

Во-вторых, далеко не все «креаклы», мастера культуры и бизнесмены скатились к осуждению России, оправданию украинского фашизма и смирению перед американской гегемонией.

В-третьих, поворотным моментом, склонившим многих колеблющихся людей, стало инициативное начало военной спецоперации РФ, которое позволило представить Россию агрессором. Нашему государству не удалось убедить этих людей, что первые выстрелы прозвучали со стороны украинской власти в 2014 году. Отчасти виной этому то, что у нас тридцать лет насаждается идеалистическая идеология «гражданского общества», антифашистская пропаганда была слаба и восемь лет тянули кота за хвост с этими «минскими форматами».

Но так или иначе, водоворот событий начал проводить черты разграничений в обществе, гнойники вскрылись, последовали самоочистительные «расколы». В этой ситуации нельзя склоняться к примиренчеству и компромиссам — чем больше ясности, открытости и прямоты будет, тем лучше. В самом по себе желании поражения своему правительству ничего преступного нет, но поддержка американской гегемонии, превращения Украины в опорную базу для нападения на Россию и толерантное отношение к фашистскому террору — преступление против народа сродни предательству, с которым мириться нельзя. Нельзя забывать тех, кто поставил себя вне нашего народа, льёт воду на мельницу Запада.

Анатолий Широкобородов,

Подписывайтесь на наш канал в Telegram
+4
Нет комментариев. Ваш будет первым!