Три этапа Зимней войны

Три этапа Зимней войны

Этап первый. Шапками закидаем



Начнём с восприятия будущего конфликта – для руководства СССР в 1939 году, людей, формировавшихся до революции, Финляндия была частью России. Финны – их товарищами, все помнили, как там укрывались подпольщики, финскую Красную армию и Гражданскую войну в Финляндии, которую красные проиграли только потому, что местным националистическим батальонам помогли немцы, а мы своим красногвардейцам помочь не могли, скованные Гражданской войной. На всё это накладывался опыт польского похода – стоит только ввести войска...

Да и чисто количественные показатели радовали душу и глаз – огромный СССР превосходил во всём маленькую Финляндию. Разумеется, никто не готовил агрессию, просто финны угрожали второму городу страны, что с учётом их давних связей с Германией было опасно. Планировалась смена власти на более дружественную. Всё. Ущерб наносить тоже не планировали особый, потому и ноябрь – полевые работы закончены. Одним словом, максимально щадящий вариант с максимально малой кровью. На бумаге было красиво:

«24 октября командующий Ленинградским военным округом командарм 2-го ранга Мерецков представил К. Е. Ворошилову «План операции против Финляндии», в основу которого были положены следующие соображения: войска округа под прикрытием Краснознаменного Балтийского и Северного флотов должны были одновременно вторгнуться на территорию Финляндии на Карельском перешейке, Видлицком, Мурманском, Кандалакшском, Кемьском и Ребольском направлениях с «целью растащить группировку сил противника и во взаимодействии с авиацией нанести решительное поражение финской армии». Главные силы войск округа с Видлицкого направления и с Карельского перешейка «громят главную группировку финской армии в районе Сотовала, Виипури и Кякасальми (Кексгольм).»

Тем более армия Финляндии насчитывала в мирное время аж 37 тысяч человек и 156 старых самолётов. После проведения мобилизации финны могли выставить (и выставили) 265 000 человек, 534 орудия, 26 танков и 270 самолетов. Наряд сил РККА составлял 426 000 человек, 2876 орудий и минометов, 2289 танков, 2446 самолетов. На первый взгляд, солидно. Но:

1. В Финляндии 20 лет велась националистическая пропаганда, все слои общества прониклись её лозунгами и были готовы останавливать русских, надо – голыми руками. Страну обуял угар милитаризма и безумия.

2. Финская оборона опиралась на долговременные укрепрайоны, заблаговременно занятые войсками в сложных природных условиях.

3. Финское руководство ХОТЕЛО этой войны и к ней готовилось. Годами. И имело максимальную поддержку снаружи. И в виде Запада, и Германии.

Плюсом к этому шли недостатки РККА, среди которых главный – нехватка пехоты. Тогда как с техникой был полный порядок, как количественно, так и в ассортименте. А ведь пехота и только она решает судьбу поля боя. Вторым фактором поражения шли настроения. Армия шла не на войну, она шла в Освободительный поход, давить очаговое сопротивление отдельных националистов. Ну и третий фактор – РККА оставалась армией мирного времени, со всеми нюансами этого дела, в виде формализма, уставщины и переоценки своих сил при недооценке противника. Итог стал несколько предсказуем:

«На одном из поворотов дороги мы увидели жуткую картину, которая всех нас привела в гробовое молчание. Впереди нас лежало на снегу, как помню, человек тридцать-сорок красноармейцев. Впереди убитых лежал на спине командир взвода или роты в белом полушубке, перепоясанном ремнями крест-накрест и с пустой кобурой. Среди убитых лежал на дороге один финн и рядом – его убитая лошадь в упряжке. Вот такая представилась нам в первый же день войны страшная картина.»

Артобстрелы по пристрелянным точкам, действия ДРГ, засады и бестолковка привели к выходу в начале декабря только к предполью линии Маннергейма, причём выходу с большой кровью. Сыграла свою роль и логистика:

«Зимней одежды не было ни у кого, не у всех имелись хотя бы рукавицы. Иногда после ночи пальцы примерзали к винтовке так, что приходилось их отдирать, оставляя на металле свою кожу. Мы снимали перчатки и шинели с убитых. Полевых кухонь не было, питались сухими пайками и салом. Но сало замерзало, и мы хранили его за пазухой, чтобы оно было мягким и жевалось. Когда успевали, то после атаки доставали сало из-под гимнастерок убитых. Так же иногда «отбирали» у убитых финнов патроны, которые нам не успевали подвозить к началу атак.»

Которая в таких условиях просто легла на бок, и из-за засад, и природных условий. К 5 декабря стало ясно – шапки не сработали. Пора воевать всерьёз. Вопрос только – как.

Этап второй. Позиционный


Первая реакция медведя, которого задел заяц – ударить лапой и придавить. На театр военных действий началась перевозка подкреплений, усиление группировки, улучшение логистики и подготовка войск к наконец-то правильному наступлению. Период продолжался до 31 января, более месяца. Менялось многое – в армии, наконец, появились лыжи, валенки, маскхалаты, на фронт стали прибывать сибиряки, более приспособленные к такому климату. Войска насыщали артиллерией, танкистов и пехоту обучали взаимодействию. Параллельно шли бои позиционного характера для сковывания сил, и совершались попытки наступать на других направлениях, что и привело к гибели 44-й стрелковой дивизии, потому как рывок по дороге в пустоту оказался рывком в капкан. Занялся работой и Генштаб:

«16 января Ставка утвердила план операции по прорыву к Выборгу, определила состав фронта и время наступления — 4-6 февраля 1940 г.»

В целом же этот этап РККА изменил целиком, к январю в частях уже:

«Мы были одеты в полушубки, шапки-ушанки, варежки по локоть. Не могу сказать, что для нас 40-градусный мороз был нипочем, но мы его ощущали не так остро. Могли пролежать в снегу по несколько дней. Нас в Сибири к этому приучали, а еще приучали бегать по снегу. Вывезем пушку на позицию, он подает команду: «Цель – пулемет, ориентир первый, левее 20, два снаряда – огонь». А потом кричит: «В укрытие». А это значит, что надо пробежать метров 100-200 по полуметровому снегу. Пробежишь и падаешь. Чуть отдышался, а уже команда: «Расчет, к орудию!». И опять бегом тем же путем до орудия. Вот так он нас и от мороза спасал, и обучал.»

Навели порядок, а вот у финнов, которые поставили под ружье всех, кого можно, была одна надежда – вступление в войну Франции и Англии. Надежда призрачная – несмотря на то, что пишут у нас, воевать на два фронта Антанта не спешила. И грянуло.

Этап третий. Быстро, но кроваво


«Генеральное наступление войск Северо-Западного фронта началось 11 февраля с почти 3-часовой артиллерийской и авиационной подготовки. Советские войска наносили главный удар на фронте Сумма-Ляхде, хотя бои шли почти по всему фронту. Уже в первый день наступавшим удалось вклиниться в финскую оборону на 1—1,5 км. Через три дня глубина прорыва достигла 4 км, и советское командование решило нарастить силу удара. К вечеру 14 февраля в обороне финнов была пробита брешь в 4 км по фронту и в 8—10 км в глубину.»

В окопах всё выглядело несколько хуже, но солдаты воюют, а историки потом пишут книги:

«Гряду возьмем, продвинемся на 100 метров, неделю на одном месте стоим, потом опять 100 метров – и опять остановка. Вот так «линию Маннергейма» прорывали. И хотя я считаю, что командование полка было грамотное, но пока до Выборга дошли, полк пополнялся не один раз.»

В итоге же в начале марта РККА вышла к Выборгу, линия Маннергейма была преодолена, над финнами нависла угроза окружения. Спорный вопрос – почему Сталин не пошёл до конца, имеет простой ответ – оккупация Финляндии потребовала бы колоссальных ресурсов, а между тем армию было необходимо реформировать, как и весь госаппарат. Поэтому ограничились необходимым:

«Государственная граница между Финляндской Республикой и СССР устанавливается по новой линии, по которой в состав территории СССР включается весь Карельский перешеек с городом Выборгом (Виипури) и Выборгским заливом с расположенными на нем островами, западное и северное побережье Ладожского озера с городами Кексгольмом, Сортавала и Суоярви, ряд островов в Финском заливе, территория восточнее Меркярви с городом Куолаярви, часть полуостровов Рыбачий и Средний.»

И арендой на 30 лет ВМБ Ханко. Спорить, приводя как аргумент блокаду Ленинграда, можно долго, но… те дивизии, которые НЕ обеспечивали оккупацию Финляндии, спасли Ленинград. Иного дано не было в тот момент, СССР взял максимум.

Уроки


Первый и самый главный – техника без людей ничто. Собери СССР группировку по уставу (троекратное превосходство в наступлении), и танков-самолетов можно было бы дать и поменьше. Второй – логистика это всё, провалы ведь связаны и с формой, доставкой грузов, неумением контролировать тыловые дороги… Третий – армия мирного времени и армия войны это разные армии. И ещё один ветеран:

«Война была очень тяжелой, но не будь ее – в Отечественную нам пришлось бы еще хуже, чем было. Финская – это наука, которая далась большой кровью.»

И выводы сделали. Главная особенность русской армии – мы умеем учиться, причём делать это в бою. И умеем признавать свои ошибки.

Воспоминания с сайта:

Подписывайтесь на наш канал в Telegram
+1
Нет комментариев. Ваш будет первым!