Не мать, и даже не мачеха

23:11
/
58
/
Изображение

Не ошибусь, если скажу, что за века, россияне – великороссы и все не славяне, проживающие на территории России – привыкли считать украинцев, как минимум, братским народом. Мы и по сю пору так считаем. Привыкли: из года в год, из века в век. И у нас никогда не вызывало недоумения выражение: «Киев – мать городов русских». Для нас это само собой разумеется, и попробуй нам кто-нибудь сказать что-то против. Можем в пылу полемики и кулаками помахать.

Один народ, братский народ… Что мы понимаем под этим?

Вот на территории России живет один народ – россияне. Но национальностей-то, у россиян, много. Так вот мы, россияне – это один народ? Мы себя одним народом ощущаем?

Помнится, когда я писала о том, что обиднее всего бывает, когда свои в российских городах пакостят, мало кто меня тогда понял. Своими я тогда назвала жителей одной их кавказских республик. Как раз незадолго до начала СВО по стране просто бум какой-то прокатился – дагестанцы занялись массовым хулиганством – избиения. Людей били в автобусах, метро, на улицах, в магазинах. Естественно, что такими делами занимались всего-то несколько десятков человек в разных регионах России, но как я уже говорила – гадит – десяток из тысяч, а видят это – десятки миллионов.

Мне тогда и, правда, было обидно. Так или иначе смириться с криминальными замашками мигрантов, оказалось проще, чем принять то, что твои соотечественники могут себя вести столь мерзостно. Нет, все понятно… В семье не без урода и винить в этом весь народ просто нелепо. Преступность – это такое явление, с которым за тысячелетия так и не смог никто справиться: ни община, ни «обчество», ни государство, сколь бы развитым таковое ни было. Преступность – болезнь любого общества, и так, собственно, это и воспринимается. Но вот поветрие… Тогда же не только в Москве бесчинствовали.

Думаю, что сейчас, когда СВО в разгаре, уже ни у кого не остается сомнений, что все народности России – свои. Мы все – это и есть русский, российский народ. И да мы все свои. Мы одинаково переживаем за военнослужащих из российских, дальневосточных, южных, кавказских и т.д. регионов. Мы одинаково молимся за здравие всех тех, кто принимает участие в спецоперации и тут не важна ни национальность, ни вероисповедание – лишь бы живы были, лишь бы вернулись с победой. Они все – наши.

И мы все готовы приветствовать еще один российский регион – Новороссию, коли жители этих мест посчитают нужным присоединиться к России. И мы гадаем – что дальше, что будет с оставшимися частями Украины? Что будет с украинцами?

Я начала этот разговор с того, что позволила себе в малой степени усомниться в нашем единонародии с украинцами.

Я помню статью президента, в которой он обосновывал это утверждение. И противоречить его словам не стану, там все-таки масса фактов приведена. Я же, со своей стороны, могу предложить только вопросы.

Например, такой.

Рюрика на княжение звал племенной союз северных народов, с центром в Новгороде – граде ильменских словен. Киев, в то время так же был центром племенного союза южных племен, основой союза были поляне. Дальше летописи нам рассказывают о том, как Аскольд и Дир, пришедшие с Рюриком, отпросились у него в Византию, в Царьград – хотели наняться на службу к басилевсу. Рюрик их отпустил. Те дошли до Киева – богатый городок – средоточие торговых путей. Ну и поинтересовались товарищи князья у киевских властей – кому дань платите? Хазарам – ответили киевские бояре. А давайте вы нам платить станете, а мы хазар прогоним. Киевляне согласились и освободивших их от хазар Аскольда и Дира поставили «на стол». И всех все устраивало.

И Олега, Ольга – воспитателя Игоря – все бы устроило, и не стал бы он Киев брать, а Аскольда с Диром убивать, коли бы не стали они угрозы Новгороду и малолетнему Игорю, чинить. А так… Олег, собственно, принял превентивные меры, сберегая Новгород и власть для своего подопечного.

И, Владимир, собственно, в Новгороде правил, и Киев ему с боя брать пришлось. И, крещение….

Знаете, у меня все-таки есть такая крамольная мыслишка, что Владимир Киев крестил в качестве мести отцу. Святослав же яро против христианства был настроен, он и с матерью, Ольгой вел довольно бурные теологические споры. И вот ненужный, чуть ли не лишний, сквозь зубы отцом признанный сын, владеет городом отца и искореняет в этом городе все, что отцу было дорого. Нет? Никому в голову такая мысль не закрадывалась?

Ну так и почему вдруг, Киев стал «матерью городов русских». На севере городов русских и до Киева хватало и после взятия Киева рюрикавичами меньше не стало.

Но это так, времена стародавние. Можно и в недалекое прошлое России заглянуть, буквально во вчерашний день – СССР. Можно, конечно, чуть раньше на земли Малороссийские глянуть, например, в веке 18-19 ом. Но честно, не стану. Зачем? Если петербургская знать почти вся была их тех мест. Знать, аристократия… Просто поинтересуйтесь, кто и откуда. Ну а я про СССР.

Знаете ведь, что Россию часто величают «колонией» и «тюрьмой народов». Про «тюрьму» сейчас как-то стихли выкрики, а вот «колониальной империей» нас часто величают. В том числе и СССР удостаивался этого наименования.

Собственно, именно РСФСР и величали колонией. Дескать, «сосет соки из окраин».

Как-то в одном из интервью Пугачева едва не прослезилась, рассказывая, что когда она, наконец, стала выездной, то была поражена тем, как живет ГДР – сто сортов колбасы.

Сто сортов колбасы – вот диво дивное, чудо чудное, еда невиданная. Ну да, куда нашим трем-четырем сортам против 100 импортных. Ну, зато теперь мы этой колбасы наелись так, что глаза б не глядели, и поминаем советскую, «из туалетной бумаги».

Про невиданную колбасу это я чисто напомнить. И еще напомню, как перед праздниками люди ездили в Москву и Питер (в то время было хорошим тоном, называть Ленинград Питером) за продуктами. Со всей, почти РСФСР ездили. Ну, в смысле, не только конечно в Москву и Питер, кому-то ближе было и в Прибалтику скатать за продуктами, кому-то в Грузию – РСФС-то большая же была и граничила с многими республиками. Так что из России на окраины люди ехали «закупаться». Вот такая оказалась у нас «метрополия, высасывающая все соки с окраин». Но тут есть еще один нюанс.

На момент создания СССР, каждая вошедшая в его состава республика, собственно, объявляла себя советской и соглашалась какую-то долю заработанного вкладывать в общий ВВП Союза. Но благосостояние населения и народное хозяйство республик никогда не было одинаковым. Были и «передовые, промышленные центры» и были отстающие по всем показателям регионы. И политика правительства страны была направлена то, чтобы благосостояние республик было одинаковым. Вот и получалось, что те, кто зарабатывал, должны были отдавать треть заработка тем республикам, что зарабатывать не могли или, простите, не хотели напрягаться.

При всем уважении, как богатющая во всех отношениях Украина, могла производить меньше, чем потребляла? А это было. И россияне – жители РСФСР – ехали в Полтаву, Киев и т.д. не только за колбасой, но и за промышленными товарами. То же самое с Прибалтикой и Грузией…

Экономическими донорами в СССР были две республики Белорусская и РСФСР. Российский вклад был больше из-за размеров, Белоруссии – меньше, но и та, и другая республики отдавали треть заработанного «дотационным регионам».

Ну так и скажите мне, где метрополия, а где окраина? И ведь, при всем при этом, даже после распада Украина не прекратила «доить» Россию. Ведь и в 90-е тянула и ей, простите, было пофиг, что здесь народ от голода дохнет.

Вы просто задумайтесь над тем, откуда не в отдельном человеке или пусть какой-то группе людей, а повсеместно, берется убеждение, что можно брать и не платить? С момента распада сколько российского газа получила Украина, так и не заплатив за него. Про три домайданных миллиарда уже никто и не поминает. Вот это убеждение, что Россия даст, что Россия должна, что Россия придет и сделает, а потом еще и заплатит за то, чтобы этим пользовались украинцы – оно первично в отношении наших народов.

Мы сегодня сидим и жалеем несчастных, оболваненных госдеповской пропагандой мирных жителей Украины. Наши военные кладут свои жизни за то, чтобы выкорчевать тот ужас, что они взрастили на ниве всеукраинского инфантилизма. Зато они сами, разбежавшись по разным странам, требуют пособий и квартир, разрисовывают чужие памятники, митингуют, проводят нетвоенные шествиято с голой грудью, то с голой попой… В общем, борются.

Да, там не все такие, есть и нормальные люди, и большинство этих нормальных тоже воюют в ополчении Новороссии. Есть нормальные, люди. Но большинство-то это именно инфантилы – с сознанием злого подростка, уверенного в том, что все ему должны.

Когда мы говорим о том, что на территории Украины должна пройти денацификация, то мне интересно, а мы понимаем, что эта денацификация должна коснуться 80% населения? Мы понимаем, что да, корни у нас с украинцами одни – славянские, и только. Ментально мы два абсолютно разных народа. Абсолютно. Да еще и кабы, некомплиментарные друг другу.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram
+5
Нет комментариев. Ваш будет первым!