Начнёт ли Вашингтон ядерную войну в Европе

21:29
/
50
/
Изображение

…и каким будет в этом случае ответ Москвы

Начавшиеся разговоры о возможном применении ядерного оружия (ЯО) в ходе СВО обрели совсем тревожные обертоны после того, как прозвучал вопрос известного американского кинорежиссера Оливера Стоуна. «Не создают ли США условия для ядерного взрыва большой мощности где-нибудь в Донбассе, в результате которого погибнут тысячи украинцев?»

Как предполагает режиссер (создатель фильма «Украина в огне»), эти люди, «как обученная собака Павлова, обвинят во всем Россию… Эта вина уже заранее установлена».

Объединённый Запад последовательно добивается того, чтобы Россию всегда можно было обвинить в каких угодно преступлениях, а обыватель бы в это поверил.

После неуклюжей инсценировки в Буче приходится ожидать новых провокаций. Почти наверняка это будет ещё более масштабная и жестокая акция, чтобы компенсировать неудачу в Буче, и, главное, развязать себе руки для эскалации войны до последнего украинца и полного истощения России.

Разрыхление психологической почвы для принятия на Западе «немыслимого» идет полным ходом.

Ударная возгонка темы ЯО

По свидетельству военных экспертов, начало СВО сорвало планы блицкрига киевского режима. Москва опередила Киев, по разным оценкам, либо на 5-10 дней, либо на несколько часов. В противном случае бои бы шли в Курской, Белгородской и Воронежской областях.

Несколько месяцев нарастал пропагандистский шум вокруг якобы агрессивных планов России, маскировавший оперативное развертывание ударных группировок ВСУ и включённых в их состав националистических «батальонов смерти». Сегодня воспроизводятся спекуляции о вероятном использовании ВС России тактического ядерного оружия, чтобы «переломить» ход якобы неудачно складывающейся военной кампании.

Наглядный пример – вымыслы патентованного русофоба Пола Мейсона. После утверждения о том, что Путин и Си Цзиньпин в начале февраля как бы объявили о разделе мира на три блока, Мейсон разъясняет цель администрации Джо Байдена, который обещал поставить оружие на 20 млрд. долларов режиму киевских ультранационалистов (неонацистов).

Американские стратеги, пишет Мейсон, «ухватились за шанс гарантированно ослабить тот центр силы, который уже является слабым» (US strategists have seized the chance to make sure that the weakest of those power blocs becomes weaker). Однако, говорит Мейсон, это может побудить «Путина прибегнуть к ядерному оружию». И далее: «Существует угроза, что Путин пойдет на «эскалацию ради де-эскалации» – сбросит небольшую ядерную бомбу и затем устремится за стол переговоров» (Putin will “escalate to de-escalate”: drop a small nuclear bomb and rush to the negotiating table). Чудный прогноз! Куда круче провокации в Буче!

На эту тему «Нью-Йорк таймс» опубликовала статью «Малогабаритные бомбы, способные превратить Украину в зону ядерной войны» (The Smaller Bombs That Could Turn Ukraine Into a Nuclear War Zone). Дескать, в случае череды неудач на поле боя Москва может применить «тактические» маломощные ядерные боеприпасы.

Глава военной разведки США генерал-лейтенант Скотт Берриер утверждает, что по мере ослабления России в ходе боевых действий Москва весьма вероятно «будет во все большей степени полагаться на свой ядерный арсенал для того, чтобы послать сигнал Западу и продемонстрировать свою силу» (to signal the West and project strength).

Американская блогерша Кейтлин Джонстон (36 тысяч подписчиков), в унисон Полу Мейсону подливает масла в огонь страхов: «Вероятность массового вымирания стремительно возрастает, что может легко закрыть солнце на годы и заморить голодом всех, кому не посчастливится быстро погибнуть в аду в самом начале». Добавляя ещё один мазок к своей сюрреалистической картине, Кейтлин Джонстон утверждает, что мы «находимся намного ближе к ядерной войне, чем когда-либо со времен кубинского ракетного кризиса».

«Вылетаю. Встречайте. Першинг»

Возникает нехорошее предчувствие. Похоже, на место прежних бахвальских рассуждений о нанесении Соединенными Штатами с помощью своих «Минитменов» и «Трайдентов» ракетно-ядерного удара по России пришли новые лейтмотивы.

Ярослав Качиньский, основатель и председатель правящей в Польше консервативной партии «Право и справедливость» (ПИС), беспримесный русофоб и серый кардинал польской политики, предложил разместить у себя в стране ядерное оружие.

Изображение

Возрождается идея краткосрочного, даже одноразового применения ядерного оружия. Предполагается использование ЯО в ограниченном по масштабу формате с привязкой к небольшому географическому ареалу.

Вспомним. В 1983 году американцы развернули в Европе баллистические ракеты «Першинг-2» c дальностью 1770 км и «Грифоны», сухопутную версию крылатых «Томагавков», с дальностью 2500 км, повышенной точностью и способностью огибать рельефы местности на низкой высоте.

Для военно-политического руководства СССР было очевидно, что угроза войны кратно возросла. Возросла и потому, что Джимми Картер 25 июля 1980 года подписал «Директиву 59», наделявшую его как президента США правом применить упреждающий ядерный удар по противнику (СССР). Директива накладывалась на объявленную ранее, в январе 1974 года, министром обороны США Джеймсом Шлезингером концепцию «ограниченной ядерной войны». «Доктрина Шлезингера» в значительной мере побудила европейскую общественность, и не только пацифистов, развернуть массовое движение протеста за вывод с континента американских систем доставки ЯО.

…Многие помнят мрачный юмор того неуютного эпизода из прошлого: «Вылетаю. Встречайте. Першинг». Сегодня возникает эффект дежавю, возвращения пройденного.

Здравые голоса в хоре невеж и невежд

На фоне забалтывания темы локального ядерного апокалипсиса всё чаще звучат суждения тех, кто понимает реальные причины вынужденного силового преодоления созданной для России экзистенциальной угрозы, сопоставимой с той, что возникла 22 июня 1941 года.

Скотт Риттер, инспектор ООН по вооружениям в Ираке (1991-1998), говорит, что в основе нынешнего геополитического кризиса лежат ужасные (horrible) решения череды администраций США, разорвавших договоры о сдерживании гонки вооружений. Следствием, по его мнению, стал переход от «редкой ситуации относительной ядерной безопасности к шаткому положению, в котором мы сейчас находимся» (led us from a rare moment of relative nuclear safety to the precarious position we now find ourselves in).

Американский блогер Макс Роттерсмен считает, что «Россия, возможно, никогда бы не вторглась в Украину, если бы НАТО прекратило обучать украинцев и вооружать их (с 2014 года по настоящее время). Было много провокаций, например, Зеленский говорил об обретении ядерного оружия (в 300 милях от Москвы!), а Камала Харрис и Блинкен не сразу осудили эту идею». Автор предлагает согражданам вглядеться в зеркальную картинку: «Представьте себе сегодняшнюю Кубу, заявляющую, что она хочет приобрести ядерное оружие; затем поставьте себя на место Путина».

Похоже, что непрекращающаяся эскалация санкционной войны (ЕС подготовил шестой пакет дискриминационных мер против России) начинает плохо сказываться на самочувствии тех, кто ее развязал. Даже примеривший ястребиное оперение Жозеп Боррель, глава европейской дипломатии, пожелавший Киеву войны до победного конца на поле боя, вдруг вспомнил о своих прямых служебных обязанностях и переобулся в воздухе в голубя.

Последнее заявление Борреля звучит эхом деклараций 1970-х годов о разрядке напряжённости. «Если мы не хотим оставаться в состоянии вечной напряжённости или конфликта, а это, конечно, не тот вариант, который предпочитает ЕС, нам придётся найти пути реорганизации отношений между ЕС и Россией и договориться о гарантиях безопасности и механизмах, которые позволят установить мирное сосуществование».

Трудно сказать, что именно подтолкнуло Борреля к таким словам. То ли нарастающие стагфляционные признаки в европейских экономиках. То ли подсчеты в «Твиттере» российских умельцев, отметивших, что для прошедшей удачные испытания ракеты «Сармат» при старте из Калининграда требуется всего 995 секунд для доставки планирующих боеголовок до Вашингтона. А до европейских столиц и всего ничего: до Лондона – 202 секунды, до Парижа – 200 секунд, до Берлина – 106 секунд…

Нужно ли расчехлять ядерную дубину

На всякое действие найдется противодействие. Москва уже неоднократно демонстрировала отказ от симметричных ответов на недружественные выпады Запада. Применение ЯО тоже проходит по категории асимметричное возмездие.

«Россию просто вынуждают перенести вопрос применения тактического ядерного оружия из второго десятка способов решения украинского вопроса в первую», – считает Юрий Баранчик. Автор напоминает о четвертом пункте указа президента России об «Основах государственной политики Российской Федерации в области ядерного сдерживания», где на четвертом месте в перечне условий применения ЯО указано: «Агрессия против России с помощью обычного оружия, когда под угрозу поставлено существование государства».

«Вопрос сегодня по большому счету состоит только в одном, – отмечает Юрий Баранчик. – Не в том, применять ли тактическое ядерное оружие или не применять, а в том – когда применять и по кому».

В свою очередь военный обозреватель газеты «Комсомольская правда» Виктор Баранец заявил, что президент РФ Владимир Путин словами об ответе Москвы напомнил о коррективах ядерной доктрины. «Это чрезвычайно важно! Когда Путин их внёс, в натовских штабах был шок! А поправка гласит, что в случае угрозы суверенитету и территориальной целостности России и ее союзников (здесь дважды подчёркиваем Белоруссию) РФ оставляет за собой право нанести упреждающий удар ядерным оружием».

Вместе с тем в контексте СВО официальная позиция Кремля, по обыкновению, отличается сдержанностью. В начале марта Сергей Лавров констатировал, что тему перерастания СВО в ядерную войну «вбрасывали западные представители, прежде всего натовцы». «Это не мы играем со словами «ядерная война»… Мы никогда не играем с такими опасными понятиями. Вот что я тогда сказал. Мы все должны быть привержены заявлениям «ядерной пятерки», – никогда не должно быть ядерной войны», – подчеркнул министр.

А в конце апреля, комментируя возможность перехода военных действий на уровень ЯО, Сергей Лавров заявил: «Риски весьма и весьма существенны, очень не хотелось бы, чтобы эти риски искусственно раздувались, а желающих таких немало. Опасность серьезная, она реальная, ее нельзя недооценивать».

Можно ли обнулить эти риски?

Политолог Сергей Михеев полагает, что вашингтонские стратеги по-прежнему воспринимают географическую удалённость своего континента как гарантию избегнуть возмездия в случае ядерной войны на отдельно взятой территории под название Европа.

«А чего бояться-то? Они там, где-то за тысячи километров, к ним текут денежки, они получают заказы для военно-промышленного комплекса. А война здесь, как обычно в Европе. Здесь можно делать что угодно», – объясняет Михеев и приходит к однозначному выводу. Подкреплять иллюзии главных спонсоров неонацистской «анти-России», будто они в полной безопасности и к ним ничего не «прилетит», не стоит.

Конечно, многие согласятся с тем, что европейцев жалко. Конечно, американский ВПК и обслуживающих его политиков, заинтересованных максимально ослабить, если не уничтожить, и Россию, и Европу, желательно вернуть на землю.

Правда, на днях председатель Госдумы Вячеслав Володин пояснил, что применение Россией ядерного оружия «может быть только ответом на ядерный удар».

Позиция Москвы уточнена. Вот только остаётся без реакции законная тревога Оливера Стоуна: «Не создают ли США условия для ядерного взрыва большой мощности где-нибудь в Донбассе, в результате которого погибнут тысячи украинцев?» И непонятно, каким будет ответ Москвы, если создадут.

Фото: REUTERS/Handout

Подписывайтесь на наш канал в Telegram
+2
Нет комментариев. Ваш будет первым!