Чудо на Днепре: Повітряні сили Украины живучей Кащея Бессмертного?

17:30
/
63
/

Foreign Policy: бывшие «братушки» потоком шлют Киеву МиГ-29 и Су-25, чтобы убить побольше русских

Сергей Ищенко

Изображение

Отечественная блогосфера сильно озадачена и даже обозлена: «В небе Украины мы воюем с призраками?». Это недоумение легко понять, если сопоставить хотя бы два факта.

Первый: Еще 29 марта 2022 года подводя промежуточные итоги спецоперации на Украине, министр обороны РФ Сергей Шойгу заявил: «Вооружённым Силам Украины нанесён существенный урон. Завоёвано господство в воздухе. Практически уничтожены военно-воздушные силы и система противовоздушной обороны. Из 152 самолётов, находившихся в боевом составе ВСУ до начала операции, уничтожены 123».

Правда, даже эти данные Шойгу совершенно не соответствовали тем, которые сам Киев накануне начала боевых действий продиктовал Западу. По этой информации, опубликованной справочником «World Air Forces 2022», выпущенном информационным порталом «FlightGlobal», на конец 2021 года самолетов в распоряжении ВСУ было еще меньше. А именно — 43 легких истребителя МиГ-29, 26 тяжелых истребителей Су-27, 12 фронтовых бомбардировщиков Су-24 и 17 штурмовиков Су-25. Всего, таким образом, 98 единиц.

Ну да ладно. Может Запад и Киев намеренно вводили Москву в заблуждение, едва ли не вдвое занижая свои боевые возможности? Но наша-то военная разведка — она все знает. Так ведь?

Тогда как объяснить факт номер два: уже после мартовского рапорта министра обороны мы умудрились насбивать в небе Украины еще не один десяток вражеских боевых машин.

Приводимая далее статистика для краткости — лишь за май. И исключительно из фронтовых сводок самого Минобороны России:

— только в сражении за остров Змеиный, развернувшемся 7−8 мая, уничтожены сразу три фронтовых бомбардировщика Су-24 и один истребитель Су-27;

— 16 мая — еще один Су-24 над островом Змеиный и два штурмовика Су-25 (над Николаевской областью и в районе Николаевской области и Великой Камышевахой);

— три Су-25 — 23 мая (два — в районе населенного пункта Киселевка Херсонской области и один над Павлоградом Харьковской области);

— 24 мая истребительной авиацией в районе Краматорска Донецкой Народной Республики украинский истребитель МиГ-29;

— 25 мая уничтожен украинский военно-транспортный самолет в районе Одессы (скорее всего — дивизионом С-400, развернутым под Евпаторией);

— 26 мая сбит очередной МиГ-29. На сей раз — над населенным пунктом Беляры Одесской области;

— 27 мая истребительная авиация ВКС РФ сбила два украинских штурмовика Су-25 над Херсонской и Харьковской областями;

— 28 мая российскими средствами противовоздушной обороны в районе населённого пункта Новогригоровка Днепропетровской области сбит один штурмовик Су-25 Воздушных сил Украины.

При этом совершенно очевидно, что мы «приземляем» вовсе не каждого украинского летчика, рискнувшего подняться в воздух. Часть из них по-прежнему возвращается на свои аэродромы, чтобы затем вылетать на новое боевое задание. Потому что если бы у каждого из этих пилотов в кармане комбинезона лежал гарантированный «билет в один конец» — много ли бы Киев нашел кандидатов в камикадзе?

Так откуда же у Киева сегодня такая прорва авиации, если мы почти всю ее прихлопнули (по Шойгу!) еще к концу марта?

Да, были опасения, что самолетный парк украинской армии по указанию США станут пополнять страны бывшего Варшавского договора, у которых с советской поры в строю осталось еще немало подобных образцов. В качестве «доноров» для Киева назывались Польша, Болгария и Словакия.

Но Россия на эти намерения отреагировала мгновенно. Было полуофициально заявлено, что в случае, если хотя бы одна боевая машина на самом деле попытается оттуда перелететь на Украину, аэродром вылета (то есть — территория государства-члена НАТО) может оказаться законной целью для нашего ракетного удара.

Последствия, естественно, никто ни у них, ни у нас не рискнул бы даже предположить. Но сам факт существования такой сугубо гипотетической угрозы со стороны ядерной России вовсю разошедшийся Запад остановил. Ни одного перелета границы боевыми самолетами или вертолетами на Украину с того направления до сих пор не зафиксировано. В том числе — и нашей разведкой. Откуда же тогда те самые «призраки», которые волшебным образом все снова и снова, несмотря на катастрофические потери, продолжает посылать в бой с нами Киев?

Завесу тайны попытался приоткрыть авторитетный американский журнал «Foreign Policy». Он сообщил, что на самом деле Повітряні сили Украины с недавних пор пополняются методом «отверточной сборки». «Полевая группа в Восточной Европе, связанная с Европейским командованием (США — „СП“), помогла разобрать (бывшие — „СП“) советские самолеты Су-25 и вертолеты Ми-17, чтобы их можно было отправить в Украину», — пишет издание.

То есть — поездами и автотранспортом в эту страну для будущих «сушек» и «мигов» под видом запчастей потоком завозят двигатели, фюзеляжи, крылья, пилотские кабины и т. д. Дальше начинается сборочное производство в обычных мастерских. В тех же ТЭЧ, которые существуют в любом штурмовом, истребительном или бомбардировочном полку. Дело это привычное для обычных авиационных инженеров и механиков. Сборку-разборку своих самолетов они в плановом порядке регулярно осуществляют во время регламентных работ.

Один из российских авиационных специалистов поясняет: «На все агрегаты завод-изготовитель устанавливает гарантийный срок и сроки регламентных работ. Поломка агрегата в воздухе не то же самое, что аналогичная поломка автомашины, едущей по дороге — последствия разные. Поэтому в авиации очень ответственно относятся к выполнению регламентных (то есть предписанных заводом) осмотров и работ. Самолет частично разбирают и в таком разобранном виде выполняют все регламентные работы. Соответственно, после осмотров и проведения работ, выполняют сборку. То есть ТЭЧ — это мини-сборочный цех. И он есть на каждой авиабазе».

Тот же автор продолжает: «Каждый отдельный агрегат — фюзеляж, хвостовая часть, консоли крыла, консоли и киль хвостового оперения, двигатель — вполне помещается в стандартный вагон или на стандартную платформу. А что-то из этого и в трейлер.

Если агрегаты полной комплектности, то есть после разборки летавшего самолета, тогда сборка и отладка систем после сборки — 5−7 дней. И самолет — как новенький".

В таком случае — другой вопрос. А откуда на Украину везут те самые запчасти в количестве достаточном для сборки, по меньшей мере, десятков новых боевых машин? Ответ тоже знает «Foreign Policy»: из Болгарии и Словакии вестимо.

Там, безусловно, мгновенно уйдут «в отказ», поскольку и этот их смертный грех в политическом и экономическом смысле Россия обязательно учтет в недалеком будущем. Словакия может быть и отвертится. А про очевидность «болгарского следа» на Украине — к гадалке не ходи.

Не только потому, что бывшие «братушки» предавали Россию везде, где только им предоставлялась такая возможность. Первая и Вторая мировые войны — хрестоматийные примеры. Их торопливое вступление в НАТО — тоже. Как и отказ под давлением США и ЕС от участия в строительстве газопровода «Южный поток» в момент, когда на проект Москва уже потратила приличные деньги. В 2018 году во время визита в нашу столицу премьер-министр Болгарии Бойко Борисов даже публично извинился за содеянное: «Благодарен, что Россия не держит зла. Старший всегда прощает».

Вот только простим ли мы болгар еще и за Украину? Можно учесть, конечно, что в Софии не все горели желанием втягиваться в этот конфликт на стороне врагов России. К примеру, министр обороны Болгарии Стефан Янев. Когда только началась наша спецоперация, он предложил отказаться по этому поводу использовать термин «война».

Мало того. В конце февраля Янев опубликовал пост в Facebook*, в котором предостерегал против решений, опасных для страны, «которая не заслуживает того, чтобы ею пожертвовали в игре великих держав». Такие заявления он сделал как раз следом за тем, как Евросоюз пообещал Украине военную помощь. И был немедленно отправлен в отставку премьер-министром Кирилом Петковым.

Впрочем, и сам Петков не особенно стремился вступать в открытую конфронтацию с Москвой. Вероятно поэтому сразу после того, как указующий перст Вашингтона в конце марта указал на его страну как на будущего донора для военной авиации Украины и потребовал отдать Киеву все имеющиеся МиГ-29 и Су-25, премьер-министр Болгарии попытался трусливо отбояриться. Высказавшись в том смысле, что все 19 имеющихся у его страны истребителей МиГ-29 и МиГ-29УБ неисправны. Да и вообще ему и болгарское-то небо особенно нечем защищать.

Тогда Штаты придавили еще малость. Явно из американского рукава в Софии в конце апреля было опубликовано письмо сразу шести бывших министров обороны Болгарии (Бойко Ноева, Николая Свинарова, Аню Ангелова, Тодора Тагарева, Велизара Шаламанова и Николая Ненчева) с настоятельной рекомендацией немедленно оказать посильную военную помощь Киеву. Тут, видимо, премьер и отбросил колебания.

Поскольку прежде речь шла, главным образом, о поставках боевых самолетов из Болгарии, то с этого София и начала. Только для конспирации, как следует из публикации «Foreign Policy» — самолеты отправляют в разобранном виде.

Впрочем, плачевное техническое состояние ВВС Болгарии наводит на мысль, что и этот источник пополнения Повітряних сил скоро иссякнет. При темпах, которыми украинские истребители, штурмовики и бомбардировщики рушатся наземь — через пару месяцев точно. И что тогда? Что вообще случится после того, как беспощадный штатовский «пылесос» высосет из Восточной Европы, а также из Азии и Африки все бывшие советские боевые самолеты?

На определенные размышления наводит такой факт: но сообщению украинской прессы первые 11 летчиков из этой страны (по другим данным — курсанты выпускного курса Харьковского национального университета Повітряних сил имени Ивана Кожедуба) уже «приступили к обучению пилотированию и боевому применению натовских истребителей». Речь идет, как утверждают на Украине, об американских F-16 «Fighting Falcon».

Место переобучения не называется. Но догадаться, на мой взгляд, не сложно.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram
+3
Нет комментариев. Ваш будет первым!