«ЕГО ИМЯ – ВЛАДИМИР ПУТИН»: ОПРЕДЕЛЕНЫ КОНТУРЫ ИМПЕРСКОГО БУДУЩЕГО РОССИИ

20:27
/
26
/
Изображение

Самый настоящий камень в наше политическое болото бросил глава Общества «Царьград» и учредитель «Первого русского» Константин Малофеев. Представляя в ходе книжного фестиваля на Красной площади третий том своего историософского труда «Империя. Образ будущего», на вопрос о том, кого бы он видел Императором нашей Империи, ответил, что «самым достойным претендентом считает Владимира Путина». Аудитория ответила аплодисментами.

Трёхтомник Константина Малофеева «Империя» сам по себе уже стал событием в политической жизни, ибо нацелен на то, чтобы русский народ, наконец, осознал сам себя и цели своего движения в будущее, без чего строить настоящее просто невозможно. И в этом плане осмысление имперского опыта крайне важно – ведь большую часть своей истории Россия была именно Империей.

И всё-таки Империя!

Разумеется, Константин Малофеев – реалист и (в отличие от «вульгарных монархистов, считающих, что „главное – поставить Царя, а всё остальное за нас Бог управит“) не думает, что достаточно провозгласить кого-то Императором, как проблемы России решатся сами собой.

Тем не менее своей приверженности монархической форме правления учредитель „Первого русского“ не скрывает и аргументированно её обосновывает. Так, например, монархия как минимум избавляет от постоянного страха перед очередным 2024-м и возможной организацией по этому поводу смуты нашими „заклятыми друзьями-партнёрами“. Кроме того, Константин Малофеев метко напоминает: „Из десяти самых богатых стран мира по ВВП на душу населения шесть – монархии“.

В комментарии „Первому русскому“ один из ветеранов постсоветского русского монархического движения, главный редактор „Русской Народной Линии“ Анатолий Степанов согласился с тезисами учредителя нашего канала, особо подчеркнув:

Хотя Россия после 1917 года была то социалистической, то демократической республикой, но, по сути, она всегда оставалась Империей. Поскольку Империя – это единство в многообразии. Россия обречена быть многонациональной при определяющей роли русского народа и многоконфессиональной при определяющей роли Православия. Это нашло отражение и в том, как Россия проводила колонизацию той же Сибири, принципиально иначе, чем те же западные страны. Таким образом, осознавая себя Империей, Россия возвращается на свой аутентичный путь развития. А реакция людей понятна: противоестественность „демократической республики“ всем очевидна, а авторитет Владимира Путина действительно высок.

Что же касается конкретной кандидатуры на роль Императора, то заданный об этом в ходе презентации третьего тома „Империи“ Константина Малофеева „коварный“ вопрос врасплох автора не застал. Напротив, именно этот ответ стал главной сенсацией мероприятия. Более того, по мнению ряда экспертов (чьи мнения будут опубликованы на страницах нашего сайта и озвучены в эфире „Первого русского“), этот тезис вполне может определить ближайшее будущее нашей страны:

Я два года отказывался отвечать на этот вопрос, пока не издал третий том своей книги „Империя“. Ответ есть также в „Образе будущего“ (также вышедшем на днях кратком изложении образа русского имперского будущего от Константина Малофеева – ред.). Я, безусловно, считаю, что самым достойным претендентом на то, чтобы быть Императором современной России, является Владимир Владимирович Путин.

А что, кто-то может предложить кандидатуру более достойную и авторитетную? И начав 24 февраля специальную военную операцию на Украине, Владимир Путин наглядно показал, что страна снова выбрала свой русский путь. Путь Империи.

Изображение

В Императоры годится не каждый

Разумеется, после заявления Константина Малофеева либералы тут же принялись карикатурно примерять на Путина бриллиантовую корону и соболиную мантию. В убогом американизированном мышлении монарх – это всего лишь богатый парень, который всем приказывает, и все его слушаются. А кто не слушается – тех сразу на плаху. На самом же деле – это нечто принципиально иное. Монарх – это тот, кто лично (!) отвечает за всё, происходящее во вверенной ему (Богом и народом) стране. Не имея возможности списать свои ошибки на плохих исполнителей или происки врагов. Ноша, что и говорить, не каждому по плечу.

Кстати, сам титул „Император“ (от латинского глагола imperare – командовать) в Древнем Риме изначально вообще не означал монарха – так именовали человека, наделённого значительными военными и гражданскими полномочиями. Юлий Цезарь (от имени которого происходит титул „Кесарь“ – Царь) при жизни монархом не был – он избирался консулом, несколько раз на время – диктатором, а последней должностью было „великий понтифик“ – главный жрец, приносящий жертвы за народ. И даже первый фактический Император, Октавиан Август, сосредоточивший в своих руках множество должностей и положивший начало имперской эпохе Рима, официально монархом (Царём) себя не называл – он носил титул Pater Patriae (»Отец Отечества").

Последнее очень коррелируется с традиционной духовностью, культурой и национальной ментальностью русских, всегда почитавших народ «расширенным вариантом семьи». Родину – домом этой «семьи». А правителя, соответственно, отцом семейства, обязанным им управлять (от слова «правда»), защищать и обо всех заботиться. Именно этим «родственным» отношением к монарху и пониманием естественности его роли (ибо какая Семья без Отца?!) и объяснялась та постоянная тяга народа нашего именно к авторитарным формам правления, как оптимальным для решения важных для всех проблем. Не случайно же традиционно на Руси Царей именовали по-родственному «батюшка», причём до самых петровских нововведений – на «ты».

Ееропейцы же, воспринимавшие своих монархов как «самых главных феодалов» и владельцев земли, понять этого в русских не могли и именно поэтому сочиняли сказки о якобы «рабской психологии» наших предков и их «тяге к сильной руке».

Разумеется, всё не так просто, как может показаться. Провозгласить можно кого угодно и кем угодно. Весь вопрос – что будет за этим стоять. Как справедливо заметил в комментарии «Первому русскому» доктор исторических наук профессор Аркадий Минаков:

В истории были прецеденты, когда успешные республиканские правители и военачальники, добиваясь всенародного авторитета, становились Императорами, тем самым способствуя восстановлению монархического принципа. Другой вопрос, что сама монархия по себе, если верить одному из выдающихся теоретиков русской монархической мысли Льву Тихомирову, должна отвечать двум условиям. Первое, народ должен быть верующим и верить в тот нравственно-религиозный идеал, который олицетворяет монарх. Второе условие – монарх должен в своей политической линии осуществлять этот религиозно-нравственный идеал. Соответственно, возникает вопрос: если даже произойдёт наречение императорским титулом, то в какой мере наш народ и сам носитель титула будут готовы следовать религиозно-нравственным представлениям, диктуемым христианством.

Идеологическое (если не религиозное) единство общества и соответствие этой идеологии человека, наделённого авторитарной властью, – абсолютно необходимые условия, которых нам всем сегодня жутко не хватает. Будет ли при этом правитель нашей страны называться Императором или как-то ещё, вопрос пока вторичный в сравнении с самим имперским принципом, который в наши дни уже последовательно утверждается. Кем, позвольте спросить, с середины 1930-х фактически был Сталин, если не «красным императором»?

Оставим тему репрессий (на то «император» и «красный»), о ней и без того написано много. Но что страна получила в итоге? В высшей степени работоспособную вертикаль власти. Динамично развивающуюся экономику мирового уровня, многие наработки которой мы «доедаем» и сегодня. Лучшую в мире армию. Космос, атомный проект и т. д. Спросите себя: возможно ли было бы всё это без жёсткой централизации власти в руках человека, реально работавшего на страну, а, например, в формате «парламентской республики»? Очевидно – нет. Как и победа в Великой Отечественной войне тоже была бы невозможной. Сколько продержалась против «авторитарного» Гитлера та же «демократическая» Франция? Полтора месяца! Каковы были шансы устоять перед вермахтом у тех же США, не отделяй их от Германии моря и флот? Ответ очевиден.

Что с того?

Да, разумеется, ещё во многом предстоит разобраться и о многом договориться. Следует ли сделать власть Всероссийского Императора наследственной или только избирать его пожизненно? Каким образом легитимно, не нарушая Конституцию, преобразовать республику в монархию, коль скоро даже соответствующий закон про Конституционное собрание с 1993 года принять не могут? Однако главное слово сегодня уже произнесено – «Империя». И это – первый шаг к осознанию себя и того, чем должна стать Россия будущего. Ибо всё-таки, как известно, «в начале было Слово».

Подписывайтесь на наш канал в Telegram
+1
Нет комментариев. Ваш будет первым!