Польша строит великую державу от моря до моря

16:36
/
50
/

Угу, на новый раздел напрашивается........

Изображение

Вероника Крашенинникова

Польша стала одним из главных ньюсмейкеров в последние месяцы — практически ни дня без новостей.

На днях стало известно, что с согласия Киева поляки размещают у себя резервный центр обработки данных Государственной налоговой службы Украины под предлогом «повышения эффективности» ведомства. Президент Анджей Дуда в интервью Bild заявил, что Польша передала Украине оружие на два миллиарда долларов, включая более 240 танков, почти 100 единиц бронетехники и оружия, боеприпасы и ракеты. На прошедшей неделе Польша анонсировала крупнейший контракт: Украина получит вооружений на 470 миллионов долларов, частично оплаченных Евросоюзом, а деньги пойдут на дальнейшее развитие польского ВПК, сообщил премьер-министр Матеуш Моравецкий. А в первые дни июня посол США в Польше Марк Бжезинский анонсировал строительство более чем ста военных объектов в ближайшие десять лет. Это заявление посол сделал вместе с министром обороны Польши Мариушем Блащаком при закладке первого камня для строительства склада вооружения в Повидзе, где размещена боевая батальонная группа США — и этот склад лишь первый из восьми. Склады, естественно, будут заполнены вооружениями.

Такая конкретика ложится на официальные заявления геостратегического характера: в начале мая президент Дуда обещал, что между Польшей и Украиной не будет границ и они будут «отстраивать совместно общее счастье и общую силу».

Характер и плотность новостей из Варшавы в отношении Киева говорит о том, что Польша вступила в активную фазу освоения Украины.

Для кого кризис, а для кого возможности, и Польша точно видит сегодняшнюю ситуацию в позитиве. У Варшавы появился уникальный шанс взять украинские земли под свой контроль в рамках концепции Междуморья. Это геостратегический проект по объединению под польским лидерством государств между Балтикой на севере и Черным и Адриатическим морями на юге. Идею сто лет назад предложил маршал Юзеф Пилсудский, и на протяжении века Польша пыталась реализовать свои амбиции в отношении Восточной Европы и Украины с Белоруссией.

Даже если эти устремления заканчивались неудачами, имперские химеры из прошлого все равно не дают жить спокойно сегодняшним польским национал-консерваторам.

Без внешнего содействия проект Междуморья не реализуем. Но неудивительно, что идея заинтересовала Соединенные Штаты: с Междуморьем Америка получает глубоко верного и обязанного ей регионального партнера в Восточной Европе, чьи имперские амбиции отлично укладываются в интересы США. Польша будет наращивать свою силу и влияние, поджимать и раздражать Россию с запада, заменяя своим антироссийским рвением «старую» ненадежную Европу.

В Америке термин Междуморье (Intermarium) появился в 2009 году в недрах аналитического агентства «Стратфор» в связи с поддержкой Польшей Грузии после грузинской авантюры 8 августа 2008 года. По данным «Викиликс», с 2009 по 2011 год Междуморье упоминалось в 394 электронных письмах. А с 2012 года «Стратфор» стал использовать понятие публично.

В 2015-м при президенте Обаме Междуморье начало реализовываться в формате «Будапештской девятки». А президент Трамп эвфемизмы отбросил и вернулся к Междуморью: для него национал-консервативная Польша была идеологическим оазисом в «либеральной» Европе и лучшей точкой входа на энергетический рынок, с которого требовалось вытеснить Россию. Вашингтон и Варшава запустили инфраструктурный проект «Инициатива трех морей», он же «Триморье», в частности для поставок американского сжиженного газа. При заявленном «социально-экономическом» характере Триморья, одним из архитекторов проекта был экс-главнокомандующий силами НАТО в Европе четырехзвездный генерал США Джеймс Джонс. По ходу обсуждалось и строительство военной базы «Форт Трамп», которая могла стать крупнейшей в Европе.

Так Междуморье стало общим польско-американским проектом. Тем более полезно Междуморье выглядит в комплексе с аналогичным и еще более масштабным неоосманским проектом Турции, который будет поджимать Россию с юга. Оба региональных центра движимы имперским реваншизмом и стремятся получить максимальную выгоду от передела Европы и Евразии, стартовавшего вместе со специальной военной операцией России на Украине.

Казалось бы, Киев должен сопротивляться таким прожектам. Польский и украинский национализмы в истории регулярно сходились в кровавых схватках — неужели Зеленский в этот раз добровольно ведет страну в жесткие польские лапы? Ибо Зеленский вторил Дуде в принципиальном вопросе: «Мы родные. И между нами не должно быть границ или барьеров. Украинский и польский народы ментально границы давно не разделяют». Он заявил это 22 мая вместе с новостью о том, что МИД Украины разрабатывает закон, который предоставит полякам особый статус и позволит занимать государственные посты. А необыкновенно теплые объятия Зеленского и Дуды в парламенте лишь подтверждают отсутствие стремлений к суверенитету.

Зеленский, когда хочет, может говорить с Западом бесцеремонно — так он требовал вооружений от западных лидеров и парламентов. Однако его грубости каждый раз были адресованы европейцам, а с Вашингтоном он говорит вполне уважительно. Там Зеленскому могли сказать: «Влад, сейчас ты у нас будешь делать Междуморье», пообещав пост наместника Польши на оставшихся украинских территориях.

«Кадры решают все» в любые времена, в любой системе. Кто в американском аппарате безопасности самый компетентный в польских делах, кто самый мотивированный? Конечно, человек по фамилии Бжезинский. Поскольку старый Збиг почил, дело перешло к его сыновьям, получившим от отца все необходимые знания и заряд.

В начале этого года на пост посла США в Польше прибыл младший сын Марк Бжезинский (1965 года рождения) — и в Варшаве он из Марка превратился в Марека. Верительные грамоты президенту Дуде посол Бжезинский вручил 22 февраля этого года — да, за два дня до старта военной операции. Марк работал в совете национальной безопасности еще во времена Билла Клинтона в 1999-2001 годы: в 34 года он уже взошел на пост директора по российско-евразийским делам и затем директора по делам Юго-Восточной Европы. Быстрой карьере удивляться не стоит: если твой отец возглавлял совет по нацбезопасности (при Картере, 1977-1981 годы), то куда еще идти сыну: его надежность и компетенции обеспечены. В 2008 году Марк Бжезинский женился на украинке Наталье Лопатнюк — такие союзы лишь добавляют личной мотивации в жизненной миссии.

Старший сын Збигнева Бжезинского Ян, 1963 года рождения, оказался в совете нацбезопасности сразу после института в 1986 году и далее пошел в военном направлении. В 1991-1993 годах он в Пентагоне, в департаменте планирования — там разрабатывается стратегия. В 2001-2005 годах Ян уже заместитель министра обороны по вопросам Европы и НАТО при президенте Джордже Буше. Между двумя постами в Пентагоне в 1993-1994 годы Ян Бжезинский — как это прекрасно! — «добровольный советник» правительства Украины, в частности СБУ, МИДа, Минобороны и парламента — все это в формирующие для современной Украины годы.

Малоизвестный факт из жизни семейства: супруга Збигнева и мать Яна и Марка по девичьей фамилии — Бенеш. Да, она внучатая племянница Эдварда Бенеша, президента Чехословакии в 1935-1948 годы (с 1938 по 1945-й президент в изгнании в Лондоне). Это он не стал участвовать в антигитлеровской коалиции с СССР и поплатился своей страной: в результате Мюнхенского сговора в сентябре 1938 года чехословацкие Судеты перешли к Третьему рейху, а потом было сокрушено и все государство.

И еще штрих к портрету. У президента в изгнании Бенеша был советник Джозеф Корбел. После войны он стал послом Чехословакии в Югославии, но когда в 1948 году страна перешла в советский лагерь, он отбыл в США как политический беженец. У Корбела была дочь по имени Мадлен. Впоследствии она стала той самой Мадлен Олбрайт.

Так формировалось восточноевропейское лобби в американской системе. Оно работало на протяжении всей холодной войны и продолжает работать сегодня, вне зависимости от партийной принадлежности президентов.

Вернемся в день сегодняшний. С внешней поддержкой Междуморья у Польши все в порядке, а как насчет внутренней ситуации? Радикальные антироссийские санкции вызвали резкое повышение цен: основные продукты — хлеб, молоко, мясо — подорожали более чем на 30%. Для обогрева правительство рекомендует гражданам собирать хворост.

Пока президенты Польши и Украины обнимаются, только каждый седьмой поляк готов согласиться для украинцев с такими же семейными и социальными пособиями, какие получают они сами. По данным ООН, Польша приняла более 3,5 миллиона беженцев, но польской щедрости едва хватило на три месяца: пособия отменяют, льготы на проезд забирают. Поляки отнюдь не считают украинцев «своими»: они заинтересованы в западно-украинских территориях, в экономической эксплуатации, использовании против России, но отнюдь не в украинцах как таковых. Очень высок бытовой шовинизм: исторический стереотип о поляках-господах и украинцах-холопах в сознании по-прежнему жив, даже если Зеленский заявляет, что «нынешняя ситуация невольно заставила Польшу и Украину забыть споры по поводу общего прошлого».

Аналогичным образом Западная Европа жестко эксплуатирует самих поляков: молодежь с хорошим образованием едет на неквалифицированные работы, а в Лондоне к польским слесарям — в какой-то момент все слесари в Лондоне были поляками — относятся с таким же пренебрежением, как они сами к украинцам. Но вместо того, чтобы побороться за более справедливый мир, Польша сама хочет стать такой же шовинистической метрополией для более слабых стран, как Украина.

Осенью 2023 года Польше предстоят парламентские выборы. В стране парламентско-президентская система, правящая национал-консервативная партия «Право и справедливость» (ПИС) по-прежнему под контролем основателя Ярослава Качиньского — а значит, и правительство в значительной мере. Между премьер-министром и президентом сейчас царит полный идеологический консенсус.

Но конкурентом национал-консерваторам может выступить проевропейский Дональд Туск, который был премьер-министром в 2007-2014 годы. В далеком 2009 году Туск даже заявлял, что отношения России и Польши лучше, чем когда-либо, — и это даже было правдой. Оппоненты его ненавидят: Туск для них предатель и «тайный немец» — он кашуб по национальности, а кашубы в давние времена онемечились. И когда в сентябре 2009 года президент Путин и премьер-министр Туск вдвоем, без переводчиков — говорили на немецком — прогулялись вдоль Балтийского моря, для национал-консерваторов это стало финальным подтверждением «сговора Туска с Путиным» и заодно того, что «он вместе с русскими сбил самолет над Смоленском».

Туск не сторонник имперского проекта, он выступает за сотрудничество с США в рамках НАТО и ориентируется на Брюссель, где был председателем Европейского совета в 2014-2019 годы. Еще одна демонстрация глубины противоречий внутри польской политики: когда Туска переутверждали на этот пост в 2017 году, был единственный голос против — от Польши. Если на парламентских выборах его Гражданская коалиция победит, в стране будет серьезный раскол.

Кризисные явления в экономике Польши нарастают, и, чтобы сохранить власть, правящие национал-консерваторы могут быть заинтересованы в обострении: во время военного кризиса не место выборам и другим демократическим механизмам. На ближайший год Польша точно не заинтересована в мире на Украине.

Итак, поглощение Украины Польшей перешло в активную фазу. Стоит полагать, что под польский контроль попадет вся оставшаяся часть Украины, которая не уйдет к России, где бы ни проходила граница — а не только Львовская область. По окончании специальной военной операции Россия окажется лицом к лицу с радикализированным украино-польско-американским и натовским военно-политическим союзом. На настоящий момент не видно предпосылок для того, чтобы этот союз согласился на мир, поэтому и впоследствии стоит ожидать регулярных бомбардировок восточных регионов и российских ответов на них в рамках конфликта низкой интенсивности. С другой стороны — внутренние проблемы Польши будут подтачивать стабильность и уменьшать аппетит для военных авантюр. Однако в сегодняшней ситуации возможны иррациональные действия, в частности чтобы заглушить проблемы внутри страны. Поэтому будущая западная граница России в ближайшие годы, по всей вероятности, останется «горячей».

Подписывайтесь на наш канал в Telegram
+4
Нет комментариев. Ваш будет первым!