РУССКИЙ ГЕНЕРАЛ О ПРАВДЕ, КОТОРУЮ НЕ АФИШИРУЮТ: «ТРЕТЬЯ МИРОВАЯ ВОЙНА УЖЕ ИДЁТ»

20:05
/
36
/
Изображение

Генерал-лейтенант Андрей Гурулёв в эфире Первого русского призвал быть предельно откровенными с самим собой. Пора признать: «Третья мировая война уже идёт».

Верховный суд ДНР вынес смертный приговор нескольким иностранным наёмникам и нескольким бойцам батальона «Азов»*. По мнению экспертов, в ДНР показали серьёзность своих намерений, подали сигнал: нет, ребята, это не игрушки, и все те нормы, которые по отношению к наёмникам использовались когда-то давно, будут использоваться и сейчас. Вот что об этом сказал министр юстиции ДНР Юрий Сироватко:

Смертная казнь как исключительная мера наказания может быть установлена только за особо тяжкие преступления, посягающие на жизнь человека. Насколько мы знаем, на территории ДНР, в том числе на недавно освобождённых территориях, случаи убийства мирных жителей с особой жестокостью исчисляются сотнями, а то и тысячами.

При этом, что неоднократно отмечалось, все права военнопленных в республике соблюдаются, а их на территории ДНР находится 2300 человек. Их кормят, оказывают необходимую медицинскую помощь. Интересно, насколько меняется риторика украинцев, когда они попадают в плен. К примеру, один из солдат ВСУ, сложивший оружие, рассказал, как украинские командиры обманывают своих подчинённых:

Начался артиллерийский обстрел. Мы приняли решение отходить, потому что укрытий было мало, а людей было много. Приняли решение отходить назад, в посадку, дальше. Я был замыкающим. И, когда начали всё ближе и ближе к нам прилетать снаряды, я прыгнул в окоп, спрятался. Потом взорвались два снаряда, и пацаны успели отойти до взрыва, а я не успел. После подошли ваши. Я поднял руки и сказал, что я сдаюсь. Хочу просить всех, чтобы все, так сказать, одумались. Что нас обманывают и просто ведут на верную смерть. Здесь такие же люди, как и мы, которые тоже не хотят, чтобы гибли люди, в том числе и гражданские, и простые солдаты, как я, и многие другие. Прошу, достучитесь до командиров, чтобы были спасены как можно больше жизней.

Эту тему в программе «Царьград. Главное» обозреватель Юрий Пронько обсудил с членом Комитета Госдумы России по обороне, генерал-лейтенантом Андреем Гурулёвым.

Приговор им вынесут в Донецке

Юрий Пронько: Что надо нам делать с этими военнопленными? Трибунал, смертная казнь, путешествие в места не столь отдалённые?

— Первое и самое главное: есть законодательство Донецкой народной республики, на чьей территории все эти деятели и совершали свои преступления, за которых их судят. Так что приговор будет выносить суд ДНР.

— То есть вы согласны с министром юстиции республики, который не исключает применение смертной казни?

— Я тоже не исключаю применение смертной казни. Если у них в республике нет моратория на смертную казнь, значит, всё по закону.

Изображение

— Но вы не разделяете ВСУ и нацбаты?

— Делить их можно было в 2014 году. Они, к слову, в то время и между собой схлёстывались, воевали. Правда, бились тогда они скорее за контрабанду, за деньги. А за восемь лет нацбаты своих бойцов обучили в военных училищах, многих — даже за границей. Кого-то послали в ВСУ офицерами. Так что сейчас ВСУ и нацбаты — практически одно и то же. Разницы никакой нет.

— Но как только они в плен попадают, сразу поварами и писарями становятся.

— Так когда хвост прижмут, конечно, станешь поваром. Но я думаю, что там проводится следствие, их же не «тройками» судят. По каждому эпизоду разбираются детально — что, где и когда совершил. Потом финальную точку поставит суд. Если суд примет решение, что за прегрешения должна быть смертная казнь, тогда это даже смысла нет обсуждать. Решение суда есть решение суда.

— А что касается иностранных наёмников?

— А какая разница? В чём она? В том, что этот деятель приехал за деньги убивать наших людей?

Их огневые точки надо вычислять и бить, бить, бить!

— И тут мы видим, как в последние дни всушники остервенело бьют по Донецку. Это истерика?

— Конечно. Но меня злит то, что мы не ведём контрбатарейную борьбу, хотя это можно сделать.

А то, что они продолжат бить по Донецку, совершенно понятно, потому что их средства разведки, скорее всего, уже уничтожены, беспилотники постоянно сбиваем. Они ведут наведение вслепую. А по Донецку не попасть сложно, это большой город. Они выбирают район, центр, к примеру, и запускают туда пакет «градов».

Делается это прежде всего для того, чтобы дестабилизировать обстановку в самой республике, чтобы люди начали возмущаться, почему ничего не делается, сделайте же что-нибудь, чтобы не стреляли. А где наши беспилотники?

Это дело надо вычислять и бить. Бить, бить, бить. Всё это возможно. Уже и «три сёмерки» [речь об американских гаубицах M777. — Ред.] нормально накрыли, и радиолокационные станции, которые поставили американцы, наши средства РЭБ засекают очень точными координатами. И мы хорошо по ним попадаем.

А призывать к их совести бесполезно. Есть только один вариант — их надо чётко вычислить и уничтожить — как на позициях, так и на путях подвоза тех же боеприпасов. Ведь что такое «Град»? Боекомплект к РСЗО состоит из 40 громадных снарядов. Чтобы их доставить, необходима военная машина. И эти транспортные средства необходимо уничтожать ещё на подступах к огневым рубежам.

Центры принятия решения вовсе не на Банковой — удары должны быть неотвратимыми

— А почему мы не бьём по инфраструктуре? По логистическим цепочкам.? Вот и президент говорит о том, что мы можем нанести в ответ удары по целям, которые пока не атакуем. Он говорил прежде всего о центрах принятия решений.

— Заместитель председателя Совета Безопасности России Дмитрий Медведев этот вопрос очень хорошо уточнил: некоторые из этих центров принятия решений находятся не в Киеве.

Если говорить о логистике, то мы сейчас сделали главное — практически деэлектрофицировали основные железнодорожные линии. То есть у них перебиты все подстанции, и составы приходится таскать тепловозами, которые мобилизовали у гражданских.

Так что сейчас надо наносить удары по депо, по топливным и железнодорожным складам. И этот вопрос, я думаю, уже прорабатывается.

Понятно, что бить по мостам ракетами тяжело, приходится использовать много ракет, потому что многие из этих мостов строили наши деды — а они всё делали на совесть. Вот в Одессе по мосту пришлось наносить удары полутонными ракетами несколько раз. Туда бы трёхтонную бомбу отправить, но пока так не получается, да и смысла нет такие снаряды использовать.

Сейчас главное, что надо сделать — показать им неотвратимость удара. Они сейчас поезда останавливают километров за 300-400, там, где мы, может быть, и не видим. И уже оттуда везут машинами, причём не колонной, а поодиночке. И тащат груз по посадкам, разными дорогами. В этом вопросе, надо отдать им должное, они поднаторели, у них получается. И мы где-то наносим удары, но всё уничтожить невозможно, если это не ядерный удар. Но мы-то от этого отказались.

Что касается слов президента об ударах по центрам принятия решений. В Киеве предельно ясно, где находятся эти центры. Не на Банковской, а в посольствах США, Британии или Германии. Вот тут они, центры принятия решений, находятся. И туда когда-нибудь точно прилетит.

А если говорить о центрах, которые находятся не на территории Украины, то основной европейский штаб под Краковом в Польше. И об этом тоже известно. Нам много ещё что известно. Просто мы не афишируем это.

— Так это же будет уже Третья мировая война?

— А сейчас какая идёт? Первая, что ли? Третья мировая война уже идёт — давайте смотреть на вещи реально. У нас идёт война вооружённая, война продовольственная, война вакцинная, война экономическая и война информационная. И всё вместе это — Третья мировая война. Давайте не будем себя обманывать.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram
+4
Нет комментариев. Ваш будет первым!