Взлет и падение террористического государства асассинов

Взлет и падение террористического государства асассинов

В статье «Низаритское государство асассинов» мы говорили о суннитах, шиитах, исмаилитах и низаритах, а также о Хасане ибн Саббахе, которому удалось создать своеобразное государство, федаи которого держали в страхе правителей и высших чиновников соседних стран. Сегодня мы продолжим этот рассказ.


Асассины и «Старцы горы»


Правителей низаритского государства часто называют «Старцами горы». Есть основания полагать, что этот «титул» был придуман крестоносцами, которые называли так только знакомых им шейхов сирийских низаритов. Об их персидских коллегах они мало что знали – в лучшем случае слышали, что они есть. Более того, и сам титул «Старец» был образован прибывшими а Палестину европейцами, как буквальный перевод слова «шейх» – старейшина.

Например, испанский раввин Вениамин Тудельский, посетивший Сирию в 1167 году, пишет о вожде сирийских низаритов:

«Шайх ал-хашишин известен как их старейшина, старец».

Разумеется, местные жители тут же доложили крестоносцам о страшных федаях низаритов, добавив к правде красочный вымысел. Да и сами крестоносцы, возвращаясь в Европу, не видели ничего дурного в том, чтобы добавить что-то и от себя, находя дома чрезвычайно благодарных слушателей.

О невероятной преданности федаев своему «Старцу» повествуется в ставшем невероятно популярном в Европе рассказе о визите Анри Шампанского в крепость сирийского шейха низаритов то ли в 1193, то ли в 1194 году. Первым его источником считается продолжение хроники Гийома Тирского. Тогда по сигналу вождя низаритов несколько человек якобы на глазах гостя прыгнули со стен крепости в пропасть.

Взлет и падение террористического государства асассинов

Асассин прыгает в пропасть на одной из современных иллюстраций

Многие современные исследователи полагают, что это переработка древней легенды об Александре Македонском, в которой есть похожий рассказ. Не была обойдена вниманием и широко распространенная среди местного мусульманского населения легенда о «райском саду», «гуриях» и хашшишинах, о которой рассказывалось в предыдущей статье.

Пришедшие в Палестину крестоносцы исказили слово «хашшишин», которое стало звучать, как assassins. Во французский язык (и в некоторые другие языки) оно вошло как синоним наемного убийцы – и стало «ложным другом переводчиков».

Вероятно, вы помните, что в фильме «Ангелы и демоны», снятом по роману Дэна Брауна, действует невесть откуда взявшийся асассин. На самом деле, этот персонаж к давно оставшимся в прошлом саббахитам не имеет и малейшего отношения – он просто высококвалифицированный «киллер», нанятый антигероем фильма.

В нашу страну слово assassins пришло из Франции, изменившись, согласно правилам русского языка, где в одном слове не может быть повторения двойных согласных – получилось «асассины».

Слухи о грозных федаинах «Старцев горы» оказались оружием даже более страшным, чем сами саббахиты. Многие исламские владыки, а за ними – и правители государств крестоносцев стали платить дань низаритским шейхам, чтобы обезопасить себя от удара кинжала убийцы, которым мог оказаться кто угодно. Известно, что к прибывшему в Акру французскому королю Людовику IX (Святому) явился посланник низаритов, который предложил ему «по примеру других государей» сделать подарок «Старцу горы». Можно сделать вывод о том, что практика таких «подарков» была в то время обычной, и потому этот визит удивления ни у кого не вызывал. Марко Поло утверждает:

«Скажу вам по правде, много царей и баронов из страха платили Старцу дань и были с ним в дружбе».

Первой жертвой федаев Хасана, как мы помним, стал визирь сельджукского султаната Низам аль-Мульк, убитый в селении Сахна, расположенном южнее современного Тегерана. Сохранилось имя убийцы – Бу Тахир Аррани, который подошёл к визирю под видом суфийского дервиша.

Взлет и падение террористического государства асассинов

Убийство Низам аль-Мулька исмаилитским федаи. Миниатюра рукописи XIV века

Кстати, имеется предание, известное как «История о трех товарищах». В ней говорится о трёх друзьях, которые в молодости учились в Нишапуре у одного наставника. Их имена – Омар Хайям, Низам аль-Мульк и… Хасан ибн Саббах. Они якобы поклялись, что первый достигший успеха в жизни будет помогать остальным. Таковым оказался Низам аль-Мульк, ставший визирем сельджукского султаната. Он назначил «стипендию» Омару, а вот с Хасаном его дальнейшие отношения не сложились.

На самом деле Низам аль-Мульк был принципиальным врагом исмаилитов и ещё в 1080-е гг. отдал приказ об аресте Хасана ибн Саббаха.

После расправы с этим визирем при жизни Хасана его федаями, как мы помним, были убиты ещё 49 человек. Но, возможно, список потенциальных жертв был длиннее, просто до кого-то из «приговоренных» добраться саббахитам не удалось.

Преемники Хасана ибн Саббаха


Основатель государства низаритов умер в 1124 году. Власть он передал не одному из своих сыновей, а совету из четырех ближайших сподвижников. Однако через несколько лет в живых из них остался лишь Кийа Бузург-умид, власть которого стала наследственной.

Политика террора была продолжена, и уже по приказу других шейхов-низаритов были убиты три халифа, шесть визирей, несколько десятков наместников областей и правителей городов, а также авторитетные среди мусульман духовные лица и великий персидский учёный Абу-аль-Махасин. Однако постепенно низаритское государство, созданное Хасаном ибн Саббахом, из самостоятельной, имеющей собственные идеи и принципы, политической силы превратилось в логово банальных рэкетиров и наемников. Услугами низаритских федаев активно пользовались и мусульмане, и христиане государств крестоносцев.

Шейхи низаритов пытались, правда, неудачно, убить знаменитого Салах ад-Дина и тут же брали у этого султана деньги за устранение его противников. Считают, что именно по его заказу был убит маркграф Конрад Тирский.

В 1192 году федаями низаритов был убит и правитель Иерусалимского королевства Конрад, восьмой маркиз Монферратский – двоюродный брат Фридриха Барбароссы, французского короля Людовика VII и Леопольда V Австрийского (в настоящее время Монферрат является частью итальянской провинции Пьемонт).

Конрад был атакован двумя асассинами на улице. Одного из нападавших охранники убили, второго удалось взять живым, но он умер под пытками, не сказав ни слова. По одной из версий, Конрад погиб на месте. По другой – был ранен, но остался жив, однако бежать удалось и одному из асассинов. Узнав, что Конрад выжил, федаин ночью пробрался во дворец, добил короля, а потом спокойно сдался охране.

Взлет и падение террористического государства асассинов

Так выглядит Конрад Монферратский на портрете Пико (написан в 1843 г.), который можно увидеть в Зале крестоносцев в Версале

Любопытно, что задержанный в Германии Ричард Львиное Сердце, помимо прочего, был обвинен в связях с асассинами, которые якобы по его заказу и убили Конрада. Дело в том, что Леопольд Австрийский был союзником Конрада Монферратского. А Ричард Львиное Сердце в качестве претендента на престол поддерживал Ги де Лузиньяна – своего вассала по владениям в Пуату. И Конрад был убит всего через 4 дня после официального избрания королем Иерусалима, что, действительно, выглядит очень подозрительно.

Цитировавшийся нами в первой статье Уильям Ньюбургский уверяет, что «Старец горы», узнав о том, что в убийстве Конрада обвинили Ричарда, отправил в государства крестоносцев письма следующего содержания:

«Поскольку мы слышали, что убийство маркиза Монферратского многими приписывается королю Ричарду Английскому, как будто бы мы предали его смерти по его проискам… мы объявляем истинность этого дела… Посему, мы пишем всем вам… что маркиз никоим образом не обрел свою смерть по замыслу короля, но на самом деле, поскольку он оскорбил нас, и будучи предупрежден, не смог исправиться, он погиб по справедливости, от рук наших лазутчиков, согласно нашей воле и по нашему приказу».

Но вряд ли английского каноника можно признать беспристрастным свидетелем по делу английского короля.

В связях с асассинами обвинялся и германский император Фридрих II Гогенштауфен, это стало одной из причин его отлучения от Церкви (одного из трёх).

В 1214 году федаинами был убит и сын князя Антиохии Раймунд.

Но была в Палестине сила, с которой не рисковали вступать в противостояние даже наследники Хасана ибн Саббаха. Жак де Витри, французский историк, участник V крестового похода, епископ Акры, а потом и кардинал, писал:

«Ассасины были в то время должниками Тамплиеров, платя им две тысячи безантов ежегодно, за то чтобы Тамплиеры не нападали на их земли».

Знакомый нам английский хронист-каноник Уильям Ньюбургский поясняет, почему страшные для всех остальных федаи в данном случае оказались бессильными:

«Старец горы знал, что ничего не добьется убийствами любого магистра этого ордена – ведь Тамплиеры сразу же выберут другого и будут жестоко мстить за убитого».

Порядки, заведенные Хасаном ибн Саббахом, стали размываться и разрушаться при внуке его преемника (Бузург-умида) – Хасане, который официально отменил на подвластной ему территории многие положения шариата, в том числе ежедневную пятикратную молитву, объявил необязательным соблюдение поста, разрешил употребление вина, занятия музыкой, песни и танцы. Себя же он объявил потомком Низара, сына ал-Мустансира, то есть фактически сокрытым имамом. Первоначальный аскетизм остался в прошлом, шейхи низаритов погрязли в роскоши. Государство, созданное Хасаном ибн Саббахом, теряло последние остатки прежней идейности и клонилось к упадку.

Ала ад-Дин Мухаммад, который был главой назаритов в 1221–1255 гг., перенес главную резиденцию из неприступного Аламута в более удобный для жизни, но в то же время хорошо укреплённый Маймун-Диз (Меймундиз), построенный между 1097–1103 гг.

Падение низаритского государства «Старцев горы»


Походы монголов поначалу не затронули крепостей низаритов, поскольку они располагались в стороне от больших городов и торговых путей. Однако сами низариты и обратили на себя внимание, когда их послы в Каракоруме доставили избранному Великим ханом Гуюку какое-то дерзкое письмо. Но Гуюк скоро умер и потому темник Эльджигей, получивший было приказ атаковать низаритские крепости, не успел ничего предпринять против них.

Но бандитское государство преемников Хасана ибн Саббаха уже так всем надоело, что жители Кухистана («Горная страна», регион Иранского нагорья между пустынями Деште-Кевир и Деште-Лут) пожаловались на низаритов новому Великому хану – Мунке. Тот приказал разобраться в ситуации, и в марте 1253 года сюда пришел отряд темника Кит-Буги. Его силы оказались слишком незначительными для штурма хорошо укреплённых крепостей. До подхода основной армии он успел захватить два города (Тун и Туршиз) и две крепости (Мизрин и Кемаль). Но 1 декабря 1255 года был убит заговорщиками имам низаритов Ала ад-Дин. Сменивший его Рукн ад-Дин скоро капитулировал, практически без сопротивления отдав свое государство монголам.

Итак, в 1256 году в Кухулистан вошли основные силы армии внука Чингисхана Хулагу.

Взлет и падение террористического государства асассинов

Хулагу во главе армии на средневековой персидской миниатюре

15 ноября 1256 года начался штурм резиденции последнего имама низаритов Рукн ад-дин Хуршаха, который продолжался 4 дня. Монголы понесли тяжёлые потери, но взять крепость так и не смогли.

Взлет и падение террористического государства асассинов

Осада Аламута армией Хулагу

Война Хулагу с низаритами могла затянуться на годы, если не на десятилетия, если бы 19 ноября Рукн ад-Дин сам малодушно не сдал монголам крепость Меймундиз. Более того, он отправил в другие твердыни гонцов с приказом о капитуляции. 40 крепостей тогда без боя покорились монголам, но продолжали сопротивляться Ламасар, Гирдкух и Аламут. Ламасар монголам удалось взять лишь через год, а Гирдкух и вовсе держался 20 лет. Представляете, как «увязли» бы в этой войне монголы, если бы так же сопротивлялись другие 40 крепостей низаритов?

Что касается Аламута, в нем уже долгое время находился выдающийся астроном, математик и философ Насир ад-дин ат-Туси, написавший в этой крепости ряд научных трудов. Именно он и способствовал сдаче Аламута монголам – уже 19 декабря 1256 года. После этого он стал советником и астрологом хана Хулагу.

В Аламуте была найдена обширная библиотека, в книгах которой разбирался сопровождавший Хулагу персидский историк Джувейни. Среди прочих, была найдена рукопись Сергузашт-и сейидна, в которой описывалась жизнь Хасана ибн Саббаха. Она стала одним из главных источников его собственных работ, посвященных истории государства низаритов.

Некоторые рукописи, рассказывающие об исмаилитских догмах и учении низаритов, признали настолько вредными, что они были сожжены. Вероятно, это может служить свидетельством высокого качества данных работ и их большой опасности в качестве пропагандистских материалов.

Забегая вперёд, скажем, что при Сефевидах Аламут служил местом ссылки противников этих шахов, затем был заброшен, а в 2004 году практически разрушен землетрясением.

Взлет и падение террористического государства асассинов

Руины Аламута. Вряд ли здесь нашлось бы место для «райского сада» с пресловутыми «гуриями»

Последний правитель низаритского государства Рукн ад-дин Хуршах был отправлен ко двору великого хана Мункэ в Каракорум. Однако скоро Хулагу доложили о том, какое «царство ужаса» он разрушил, и хан отправил вдогонку каравану с Хургахом нукеров, которые и прикончили этого имама асассинов.

Но в руках низаритов оставались ещё крепости в Сирии, которые монголы так и не смогли завоевать. И в июне 1272 года один из последних асассинов напал в Акре на английского принца Эдварда Длинноногого, но сам был убит в борьбе с ним. Тем не менее ему удалось ранить Эдварда в руку, рана загноилась и принц долго болел.

Взлет и падение террористического государства асассинов

Принц Эдвард борется с асассином. Рисунок Г. Доре

Но в 1273 году войска мамлюкского султана Египта Бейбарса захватили последнюю крепость низаритов.

Страшное государство, созданное Хасаном ибн Саббахом, перестало существовать, однако исмаилиты и низариты не исчезли и не рассеялись, как дым.

Часть исмаилитов переселилась в Индию – в основном в Бомбей, где они образовали общины «бохра», главой которых стал имам, имеющий титул Ага-хана. В настоящее время глава исмаилитов Индии считается одним из самых богатых людей в мире. Низариты образовали общину «ходжа», выходцем из которой был основатель Пакистана Мухаммад Али Джинна. К общине «ходжа» принадлежит и влиятельная пакистанская семья Бхутто, давшая стране первую женщину премьер-министра.

С XVIII века исмаилизм был признан как разновидность шиизма и в Иране.

Довольно крупные общины исмаилитов и низаритов появились в Кении, Танзании, исторической области Бадахшан, которая сейчас разделена между Таджикистаном и Афганистаном, и ещё примерно в 20 странах Азии и Африки. А теперь они живут уже и в Европе.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram
+3
Нет комментариев. Ваш будет первым!