Изображение
Kremlin.ru

Как известно, 19 августа 1991 года начались события, получившие название «августовского путча». Жители нашей страны тогда услышали аббревиатуру ГКЧП. Обращение к гражданам этого органа, созданного представителями уходящей в прошлое партноменклатуры, перемежалось трансляцией балета «Лебединое озеро».

Одни считают путч попыткой антиконституционного переворота, другие полагают, что как раз члены ГКЧП стремились сохранить СССР и все завоевания советской конституции.

Впрочем, очень возможно, что и сами путчисты были не конца убеждены в своей правоте. Чем иначе можно объяснить их очевидную неспособность действовать решительно, самоубийства некоторых членов ГКЧП, совершенные впоследствии, и, наконец, согласие принять амнистию от правительства, что автоматически означало и признание своей вины.

Только один из тех, кто был обвинен по делу ГКЧП, отказался быть амнистированным, потребовал суда над собой и был оправдан.

Это генерал армии Валентин Иванович Варенников. На момент августовских событий 1991 года он занимал пост заместителя министра обороны СССР.

Валентин Варенников, сын участника Гражданской войны Ивана Варенникова, был призван в армию в августе 1941 года, и тут же направлен в Черкасское пехотное училище. В октябре 1942 года лейтенанта Варенникова направили на Сталинградский фронт, где он стал командиром минометного взвода.

Он прошел всю войну, громил немцев в Сталинграде, форсировал Днепр, участвовал в операции «Багратион», брал Берлин. Варенников несколько раз был ранен, награжден четырьмя боевыми орденами.

В 1945 году Варенников, окончивший войну в звании капитана, участвовал в параде Победы. Легендарный маршал Жуков лично выбрал молодого офицера на должность начальника почетного караула, принимавшего Знамя Победы перед началом парада.

После войны В.И. Варенников остался в армии, окончил Военную академию Генерального штаба и занимал ряд высших командных должностей.

До 1979 года он командовал войсками Прикарпатского военного округа, затем служил в должности начальника Группы управления Министерства обороны в Афганистане, а с 1989 года В.И. Варенников – Главнокомандующий Сухопутными войсками – заместитель министра обороны СССР.

В состав ГКЧП, как известно, вошли вице-президент СССР Янаев, премьер-министр СССР Павлов, министр внутренних дел Пуго, министр обороны Язов, председатель КГБ Крючков, первый зампред Совета обороны Бакланов, председатель Крестьянского союза Стародубцев и президент Ассоциации госпредприятий и объектов промышленности Тизяков.

Варенников в составе ГКЧП не был, однако он был в числе тех, кто всецело содействовал его работе и целям. Еще в июле 1991 года он подписал известное «Слово к народу», содержавшее критику действий руководства страны, которые, по мысли подписантов, вели СССР к распаду и гибели. О том, чем он занимался в августовские дни, сам Варенников впоследствии в одном из интервью рассказывал так: «Я как человек, который принял участие в активной поддержке ГКЧП отвечал за два вопроса. Это Крым — беседа с Горбачевым, и Украина — создание там благоприятных условий… Я должен был вылететь в Киев, имея в виду, что на Украине была сложная ситуация в связи с тем, что там голову поднимал национализм. Я должен был обеспечить порядок, чтобы экстремистские организации не взбудоражили там обстановку, и не было бы кровопролития. Я это и сделал».

Просуществовал ГКЧП, как известно, всего несколько дней, с 18 по 21 августа. Целей своих эта структура не добилась и была побеждена митинговой стихией, охватившей Москву.

Аресты путчистов начались уже 22 августа и продолжались до 29 числа. Сначала были арестованы Крючков, Язов и Тизяков, на следующий день, 23 числа – Янаев, Стародубцев и Павлов. Бакланова взяли в ночь на 24 августа. И тогда же начались аресты людей, не входивших в ГКЧП, но сотрудничавших с ним. В числе прочих это замначальника 9-го управления КГБ Генералов, первый заместитель Крючкова Грушко, а также и Варенников.

Пуго покончил с собой 22 августа.

Следствие тянулось до декабря 1992 года, а первое заседание суда состоялось 14 апреля 1993 года. Большую часть времени до суда подследственные провели в «Матросской тишине», однако, незадолго до начала суда все были отпущены под подписку о невыезде.

Суд шел долго и с перерывами, подсудимые и их адвокаты всячески затягивали процесс, занимались отводами, внезапно ложились в больницу (впрочем, учитывая преклонный возраст большинства из них, надо полагать, что они и в самом деле неважно себя чувствовали). Из-за процедурных проволочек к оглашению обвинительного заключения удалось приступить лишь через полгода после начала процесса – в октябре 1993 года. Затем начались допросы подсудимых, вновь прерываемые внезапными заболеваниями бывших путчистов. Наконец 23 февраля депутаты Госдумы приняли Постановление о политической и экономической амнистии. В число амнистированных были включены как путчисты, так и участники событий октября 1993 года.

1 марта 1994 года на заседании суда всем обвиняемым по делу ГКЧП (12 человек) было объявлено об амнистии. Амнистию приняли все, кроме Варенникова.

Генерал отказался от амнистии по очень простой причине – это означало бы признание себя виновным. Участник боев за Сталинград и штурма Берлина, знаменосец Победы никак не мог счесть себя виновным в измене Родине, в чем его обвиняли по ст. 64 УК СССР. Поэтому Валентин Иванович потребовал суда над собой.

Так и случилось, что единственным подсудимым во втором судебном процессе по делу ГКЧП стал человек, который членом ГКЧП даже не был. В обвинительном заключении было сказано, что в памятном августе замминистра обороны, главком Сухопутных войск Варенников, руководил действиями военных округов на Украине и оказывал давление на руководство этой республики, настаивая на введении режима чрезвычайного положения в западных областях. Вменялось генералу и участие в разработке плана штурма здания Верховного Совета России и задержания президента России Ельцина.

Показания свидетелей и линия защиты сводились к одному: никаких признаков измены Родине в этих действиях генерала не было. Напротив, Варенников выступал за целостность СССР и стремился сохранить суверенитет и мощь своей страны. О какой измене может идти речь?

Примечателен тот факт, что одним из тех, кто свидетельствовал против Варенникова, был Горбачев. В своих воспоминаниях об этом процессе, Варенников писал о том, как он задал Горбачеву вопрос: «Обязан ли он был выполнять постановления Верховного Совета СССР?». И когда экс-президент с неохотой ответил: «Да, обязан», Варенников спросил: «А почему же вы не выполнили постановление Верховного Совета от 23 ноября 1990 года, где говорилось о чрезвычайном положении в стране? Вы, как президент, обязаны были принять адекватные меры». На этот вопрос ответа не последовало.

Процесс завершился оправданием Валентина Ивановича Варенникова, поскольку в его действиях не было усмотрено состава преступления. В приговоре было сказано: «Мотивами и целью содеянного были не корыстные побуждения или иная личная заинтересованность, а сохранение государства, что соответствовало воле народа, высказанной на референдуме 17 марта 1991 года».