Потери населения СССР в Великой Отечественной войне. Фальсификации комиссии АДХ

Потери населения СССР в Великой Отечественной войне. Фальсификации комиссии АДХ

В День памяти и скорби 22 июня 2022 года решил вынести на широкую аудиторию одну из четырёх своих тем, посвящённых количеству «людских потерь сторон в Великой Отечественной войне».


Цифры по этой проблематике размещались на других информационных ресурсах, однако лишь в данной статье приобрели свои окончательные числовые значения и идентификацию конкретных значений. В подобном завершённом виде статья размещается впервые для широкой аудитории и, не думаю, что она имеет аналоги на полях интернета в плане детализации статей баланса комиссии АДХ.

АДХ — аббревиатура, принятая историческим сообществом для обозначения Яковлевской комиссии либеральных демографов, работавшей над пересмотром жертв Великой Отечественной войны в 1989-90 году. Абревиатура принята по первым буквам их фамилий — Андреев, Дарский, Харькова.


Я отказался от планов размещения полной аналитики и приведу лишь окончательные результаты.

Во-первых, все четыре темы слишком объёмные, и не для формата форума.

Во-вторых, не вижу смысла размещать информацию в интернете, где на первых позициях в поисковике по тематике людских потерь в Великой Отечественной войне находятся опусы откровенных прозападных антисоветчиков, а мои размышления в лучшем случае окажутся на десятитысячной позиции.

В-третьих, любые усилия и время должны оплачиваться, а это уже вопрос о том, существует ли в обществе запрос на выявление истины по данной проблематике. Ушло то поколение, которое своими жизнями заплатило за право на выживание и сохранение СССР, а на смену ему пришли те, кто за три четверти века не удосужились определить цену Победы, полностью передав инициативу в этой области прозападным псевдоисторикам.

Статья состоит из четырёх глав, которые поделены на части, а части – на блоки. Она касается официальных 26 613 000 «Жертв войны», принятых на государственном уровне. Тема рассчитана на вдумчивых и внимательных читателей, предпринимавших усилия по выяснению правды в данном вопросе. Безусловно, она будет интересна и тем, для кого ветераны войны являются отцами и дедами, а не некими абстракциями людьми с выцветших фотографий времён войны. Полагаю, что она и для людей, предпочитающих точность в этом вопросе.

Итак, приятного вам чтения.

Глава 1. Закрытые архивы сталинской эпохи


В этой главе изложены закрытые архивы сталинской эпохи, за которые общество бьётся последние 32 года, начиная с оглашения М. С. Горбачевым официальных цифр – 26 613 000 «Жертв от войны», 9 мая 1990 года.

Часть 1. Закрытые архивы МО


Общий объем этих архивов составляет 12 257 300 граждан СССР, вошедших в демографические потери 26 613 000 «Жертв от войны». Это число нужно разделить на две части – на потери военнослужащих РККА и войск НКВД и потери военизированных соединений СССР. Каждая часть имеет три блока, и я их предоставляю ниже.

Все потери военнослужащих РККА и войск НКВД из числа официальных демографических 26 613 000 «Жертв от войны» составляют 10 595 900 человек.

Никаких 13,6 млн погибших и пропавших без вести военнослужащих РККА и войск НКВД, что усиленно продвигал «Мемориал», и близко нет. Как видим, это число завышено практически ровно на 3 миллиона.

С другой стороны, данное число значительно превышает Кривошеевские 8 668 400 потерь.

Во-первых, Кривошеев занизил количество военнопленных с реальных 5 403 700 до 4 071 000 военнослужащих (Кривошеевские 4 559 000 за минусом 488 000 реальных пропавших без вести). За счёт этого произошло уменьшение умерших в плену с реальных 2 628 000 до 1 295 300 (Кривошеевские 1 783 300 за минусом 488 000 реальных пропавших без вести).

Во-вторых, в эту цифру не включены 34 400 погибших из повторно призванных бывших военнопленных, 114 200 погибших в партизанских отрядах и 446 200 погибших и казнённых коллаборационистов. С учётом этих поправок и получается конечное значение потерь военнослужащих РККА и войск НКВД размером в 10 595 900.

Потери в 10 595 900 военнослужащих РККА и войск НКВД, в свою очередь, можно разделить по следующим трём блокам.

Блок 1. «Погибшие военнослужащие РККА и войск НКВД»


Постатейные потери составили:

– 6 885 100 – официально учтённые Кривошеевым военнослужащие РККА и войск НКВД;

– 488 000 – реальные пропавшие без вести военнослужащие РККА и войск НКВД, в делах которых комиссией Кривошеева не выявлено никакой информации о попадании в плен, участии в партизанском движении, об отказе возвращаться на родину из союзнической зоны ответственности (эмигранты в последующем), из органов репатриации о возвращении на родину;

– 114 200 – военнослужащие РККА и войск НКВД, погибшие в партизанском движении, в том числе партизаны-националисты;

– 34 400 – погибшие военнослужащие РККА и войск НКВД из числа 250 400 освобождённых военнопленных и повторно призванных во время войны (во время!).

В балансе Кривошеева 114 200 погибших в партизанских отрядах спрятаны под статьёй 206 000 «Отчислено по разным причинам», а 34 400 погибших из повторно призванных бывших военнопленных входят в статью 11 944 100 безвозвратных потерь (см. главу «Численность и убыль», таблица 132).

Блок 2. «Военнослужащие РККА и войск НКВД, умершие в плену»


Общее число умерших в плену и их распределение по странам следующее:

– 2 601 000 в немецком;
– 19 000 в финском;
– 8 000 в румынском.

Блок 3. «Военнослужащие коллаборационисты»


446 200 – военнослужащие РККА, попавшие в немецкий плен, вступившие в вермахт и СС, в боевые соединения вне вермахта, в полицейские формирования на оккупированной территории и погибшие в ходе боевых действий с Красной Армией, партизанами СССР и Европы, нашими союзниками, а также пленённые в рядах противника и казнённые по решению военного трибунала.

Наверняка многие приходили в шок от Кривошеевских 135 000 расстрелянных по суду военного трибунала, которых либералы лихо приписали к якобы жестокости органов НКВД и СМЕРШ. Однако осужденных и расстрелянных за военные преступления непосредственно из рядов РККА (из рядов!) здесь буквально от двадцати до тридцати тысяч, а более ста тысяч – это пленённые в рядах противника военнослужащие коллаборационисты и в дальнейшем расстрелянные по решению военного трибунала в 1942–1944 годах.

И лишь примерно с лета 1944 их начали направлять в спецлагеря НКВД, с последующим осуждением солдатского и сержантского состава на поселения, а офицеров – в ГУЛАГ.

Так вот, свыше ста тысяч из 135 000, расстрелянных по приговору военного трибунала, входят не в Кривошеевские 6 885 100 погибших, а в закрытый архив 446 200 «Погибших и казнённых коллаборационистов».

Этот архив в балансе Кривошеева, наряду с закрытым архивом 180 000 «Не выданных союзниками», спрятан под подставными: статьёй 436 600 «Направлено в места заключения» и статьёй 250 400 «Передано на укомплектование частей Войска Польского, чехословацкой и румынской армии».

Что касается выдавленных осужденных, то они действительно были в таком количестве, и перемещены Кривошеевым в статью 206 000 «Отчислено по разным причинам» и в статью 11 944 100 безвозвратных потерь, а «переданные на укомплектование союзных армий» уже учтены в статье 11 390 600 «В строю»: см. главу «Численность и убыль», таблица 132.

Второй частью закрытых архивов МО являются демографические потери военизированных соединений СССР. Это вольнонаёмный состав, который входит в общеизвестные Кривошеевские 34 476 700 «Мобилизованных», а также народное ополчение и партизаны, которые не входят в вышеуказанное число мобилизованных.
Общие демографические потери, в официальных 26 613 000 «Жертв от войны», составили 1 661 400 человек.

Военизированные соединения также нужно разделить на три блока, рассмотрим их по отдельности.

Блок 4. «Работники гражданских ведомств, выделенные для обеспечения нужд армии»


Вольнонаёмный состав набирался из следующих отраслей экономики:

– работники автомобильного и железнодорожного транспорта;
– служащие речного и морского гражданского флота;
– работники Министерства здравоохранения и связи;
– работники Министерства гражданского строительства;
– работники банно-прачечных хозяйств, швейных мастерских.

Попытки приписать потери этих соединений к мирным потерям – неуместны. Существовали приказы по гражданским ведомствам о выделении своих работников, велся учёт, и граждане становились на довольствие НКО. Всё это лежит в закрытых архивах МО. Кто же это такие?

Это те, кто доставлял военнослужащих, технику и боеприпасы в прифронтовую зону автомобильным и железнодорожным транспортом.

А также те, кто доставлял морским путем военные грузы и увозил раненых из осаждённой Одессы и Севастополя, переправлял на правый берег Волги военнослужащих в Сталинграде, осуществлял доставку ленд-лиза Северным морским путём. Сколько их, экипажей гражданских судов, ушедших на морское дно?

Плюс те, кто лечил раненых военнослужащих до последнего момента, отказался их оставить и был расстрелян в безлюдных лесных массивах и оврагах. Другие оказывали медицинскую помощь в маршевых колоннах, в сборно-пересыльных пунктах немецких армий, и сколько, благодаря им, выжило пленённых военнослужащих?

И те, кто до последнего поддерживал столь нужную связь в сорок первом и оставался на рабочем месте, когда в город уже входили немецкие части. Это работники гражданского строительства, которые под налётами немецкой авиации продолжали строительство оборонительных рубежей (Карбышев).

Шестьдесят процентов из всех пленённых в сорок первом умрут за колючей проволокой и под открытым небом до 1.02.1942, прежде чем их разместят в немецких лагерях для военнопленных.

Демографические потери вольнонаемников составили 464 000 + х умерших в плену, из них 464 000 по состоянию на 1.05.1944 и неизвестное число х, умерших до освобождения из плена. Ещё примерно 100 000 погибло от огневого воздействия противника, умерло в госпиталях от ранений, умерло по болезни.

В балансе Кривошеева вольнонаёмники размещены в двух статьях – выжившие в статье 403 200 «В формированиях гражданских ведомств, состоящих на довольствии Наркомата обороны», а их потери в статье 1 174 600 «Направлены на укомплектование войск и органов НКВД, специальных формирований других ведомств»: см. главу «Численность и убыль», таблица 132.

Блок 5. «Народное ополчение сорок первого»


Бойцы народного ополчения получали оружие, ставились на довольствие и учёт, данные по ним также лежат в архивах МО.

Комплектовать их старались, в отличие от фольксштурма, по штатам, близким к стрелковой дивизии РККА. Тем не менее вооружение данных соединений оставляло желать лучшего. Но, в противоположность военнослужащим РККА, они в буквальном смысле защищали свои города, и Родина была непосредственно за их спинами. Соответственно, они обладали большей мотивацией.

Непосредственное участие в боевых действиях, по моим расчетам, приняли около 1 300 000 ополченцев, которые были набраны из следующих структур:

1 000 000 – непосредственно само ополчение городов и прилегающих сел;

250 000 – бойцы истребительных батальонов (1 350 000 батальонов из 1 700 сформированных, общей численностью 315 000 человек, были отправлены на передовую);

50 000 – батальоны местной милиции и местной ПВО крупных городов.

Демографические потери составили примерно от 300 000 до 400 000 погибшими в боевых действиях, умершими от ранений и заболеваний, а также примерно 390 000 умершими в плену из общего количества пленённых в 528 200 человек.

Блок 6. «Партизаны и подпольщики»


Из 1 млн участников этих соединений демографические потери составили примерно 492 000 человек, из которых 114 200 – военнослужащие РККА и органов НКВД, которые уже учтены выше. Соответственно, примерно 378 000 граждан СССР, не военнослужащих, отдали свои жизни в борьбе с противником на оккупированных территориях.

Таким образом, подводя итог по первой части, закрытые архивы МО содержат данные демографических потерь на 10 595 900 военнослужащих РККА, войск НКВД и 1 661 400 вольнонаёмников, ополченцев, партизан и подпольщиков.

Часть 2. Закрытые архивы чрезвычайной государственной комиссии (ЧГК), жертвы блокадного Ленинграда, архивы отдела миграции


Данная комиссия была организована советским руководством осенью 1942 года, она приступила к работе на освобождённых территориях и действовала до 1947 года. Она вела учёт преднамеренно уничтоженных граждан на территории СССР, вывезенных и уничтоженных в концлагерях Европы, умерших от болезней из числа угнанных на работы в Германию, погибших от боевых действий в населённых пунктах, а также пропавших без вести.

В данные ЧГК не вошли 658 000 жителей блокадного Ленинграда, умерших от голода, холода и артобстрелов, поскольку учёт производился только по оккупированным территориям.

В 1969 году Руденко, который был главным обвинителем на Нюрнбергском процессе, озвучил конечное число жертв мирных граждан в 6 844 531 человек.

Однако аналитический расклад этого числа доказывает, что оно состоит из трёх блоков – данных комиссии ЧГК, жертв блокадного Ленинграда и вынужденной эмиграции. Предоставляю эти три блока вам.

Блок 1. «Данные ЧГК»


Данные ЧГК включают 5 256 100 человек, которые вобрали в себя все виды потерь с оккупированных территорий:

– погибших от огневого воздействия противника и советской стороны в ходе боевых действий (артобстрелы, авианалёты);

– преднамеренно уничтоженных противником на оккупированной территории (в карательных акциях против партизан в сельской местности; в облавах против подпольщиков в городской местности и последующих показательных расстрелах за уничтоженных солдат вермахта и проведённые диверсионные акты);

– вывезенных и уничтоженных в концлагерях евреев, партактива;

– умерших от болезней из числа угнанных на работы в Германию, включая из числа 150 000 ранее угнанных граждан, возвращённых немцами домой по причине возникших хронических заболеваний;

– умерших граждан за время репатриации в СССР.

Блок 2. «Жители блокадного Ленинграда»


Официальное количество составляет 658 000 жителей, однако на Пискаревском кладбище зафиксировано большее количество. При этом нужно учитывать, что там происходили захоронения как ополченцев города, защищавших подступы к городу до января 1943 года, так и умерших естественной смертью граждан.

При всей своей либеральности, комиссия АДХ учла именно 658 000, которые распределились следующим образом:

– 642 000 от голода и холода;

– 16 000 от артобстрелов.

Блок 3. «Архивы отдела миграции»


По выявленным фальсификациям комиссии АДХ их оказалось 930 400, которые, по моим расчетам, распределились следующим образом:

– примерно 170 000 советских немцев и румын, принявших за время оккупации немецкое и румынское гражданство;

– около 760 000 составляет дисбаланс по обмену населения при установлении новой послевоенной границы между СССР и Польшей от 16 августа 1945 года, то есть выехавших поляков с территории СССР оказалось больше на 760 000 человек, чем прибывших украинцев и белорусов с территории Польши.

Часть 3. Открытые архивы отдела репатриации


Помимо вынужденной эмиграции, была, если так можно выразиться, и добровольная эмиграция. Это военнослужащие коллаборационисты и граждане коллаборационисты, члены их семей, а также освобождённые из лагерей военнопленных военнослужащие РККА и угнанные граждане на работы в Германию, не пожелавшие возвращаться домой.

Союзники весьма избирательно возвращали наших граждан. «Западников», то есть граждан с присоединённых территорий по пакту Молотова-Риббентропа не выдавали изначально. Что касается «восточников», граждан СССР в границах на 23 августа 1939 года, то поначалу их выдавали в обязательном порядке. Однако с лета-осени 1945 и в отношении «восточников» вступил в действие принцип добровольности, но при наличии хорошего образования и дефицитных специальностей. По всей видимости, борьба за умы началась уже на том этапе, как и возникновение широкой, диссидентской прослойки в научном сообществе.

Добровольная эмиграция достаточно подробно описана в статьях историка Виктора Земскова, которого я считаю профессионалом по данной тематике. Общее количество по части 3 составило 451 561 человек, которые распределились по категориям следующим образом:

~241 600 – граждане, которые приветствовали немецкую администрацию, сочувствовали или активно сотрудничали с ней, не пожелали остаться при советской власти и ушли с отходящими немецкими частями, в том числе члены семей коллаборационистов, а также граждане, угнанные на принудительные работы в Германию и не пожелавшие возвращаться в СССР;

~30 000 – граждане СССР, вступившие в вермахт и СС, в боевые соединения вне вермахта и полицейские формирования, которые были пленены союзниками на Западном фронте или успели отойти с Восточного фронта;

149 400 – военнослужащие РККА, вступившие в вермахт и СС, в боевые соединения вне вермахта и полицейские формирования, которые были пленены союзниками на Западном фронте или успели отойти за линию разграничения с Восточного фронта;

30 600 – освобождённые военнослужащие РККА из лагерей в зоне ответственности союзников и не пожелавшие возвращаться в СССР.

Число 451 561 более чем на 3/4 состоит из уроженцев Западной Украины, Западной Белоруссии и Прибалтики.

Привожу цитату Виктора Земскова о происхождении этого числа в 451 561 эмигрант:

«По данным на 1 января 1952 года, ведомство Ф. И. Голикова определяло численность так называемой «второй эмиграции» в 451 561 человек (в это число не вошли бывшие советские немцы, ставшие гражданами ФРГ, бессарабцы и буковинцы, принявшие румынское подданство, и некоторые другие), среди которых было 144 934 украинца, 109 214 латышей, 63 401 литовец, 58 924 эстонца, 31 704 русских, 9 856 белорусов и 33 528 прочих. Среди украинцев и белорусов преобладали выходцы из западных областей Украины и Белоруссии. «Вторая эмиграция» более чем на 3/4 состояла из «западников» и менее чем на 1/4 – из «восточников».

Прошу обратить внимание, что общая сумма эмиграции 930 400 граждан из части 2 и 451 600 граждан из части 3, составляет 1 382 000 человек. Поскольку «по последним уточнённым данным историков эмиграция составила около 1,4 млн», то к моим данным, если таковые историки будут читать эту статью, стоит присмотреться более пристально.

Часть 4. Погибшие граждане коллаборационисты


Военнослужащие коллаборационисты учитывались и вошли в число 12 257 300 «Закрытых архивов МО», а вот граждане коллаборационисты туда не вошли. Скорее всего, они проходили по архивам НКВД и МГБ. Да и на довольствие НКО (народного комиссариата обороны) не ставились, поскольку, в отличие от военнослужащих РККА, изначально присягали врагу и призывались в ряды противника.

Общее число таких граждан рассчитано мною на основе баланса коллаборационистов, который имеет следующую структуру:

– 284 042 пленённых военнослужащих и 55 576 граждан СССР в рядах противника;

– 444 100 военнослужащих РККА и 86 900 граждан СССР, погибших в рядах противника и казнённых по приговору военного трибунала (446 200 без 2 106 военнослужащих диверсантов, подготовленных Абвером);

– 273 400 военнослужащих РККА и 56 000 граждан СССР, дезертировавших из соединений противника, а также не выданных союзниками и эмигрировавших впоследствии.

Эти 86 900 граждан коллаборационистов включены мною в демографические 26 613 000.

А теперь подведем итог по общей сумме в главе 1:

12 257 300 по части 1,
плюс
6 844 500 по части 2,
плюс
451 600 по части 3,
плюс
86 900 по части 4.
Итого 19 640 300.

Вот это число и определяет размер закрытых архивов сталинской эпохи, которые и должна была обнародовать в 1990 году комиссия АДХ – Андреев, Дарский, Харькова. Как вы увидели, даже в этом числе прямые военные и мирные потери составили лишь 17 725 300 (12 257 300 без 446 200 погибших военнослужащих коллаборационистов), а остальные 1 915 000 человек – это погибшие коллаборационисты и эмиграция.

Тем не менее в архивах сталинской эпохи они были учтены, что и составило хрущевские «около 20 млн граждан».

Глава 2. Естественная и повышенная смертность населения


Комиссия АДХ декларировала, что в её данные входят и прямые потери от войны, и эмиграция, и повышенная смертность. Остальные 6 973 000 граждан СССР, входящих в официальные 26 613 000 «Жертв войны» – это и есть якобы повышенная смертность населения СССР, рассчитанная комиссией АДХ балансовым способом за период с 22.06.1941 по 31.12.1945 года.

Сейчас я приведу только одно из трёх ювелирных совпадений, которые опровергают достоверность данных комиссии АДХ, в том числе принятые на государственном уровне 26 613 000 «Жертв войны».

Внимательно наблюдайте за следующими тремя действиями.

Действие 1.
Итак, если кратко подытожить данные комиссии АДХ, то они выглядят следующим образом:

26 613 000 «Жертв войны»,
плюс
11 927 000 естественной смертности среди граждан на всей территории СССР с 22.06.1941 по 31.12 1945, родившихся до войны.
Итого 38 540 000 убыли населения СССР за период с 22.06.1941 по 31.12.1945 года.

Действие 2.
Комиссия АДХ обнародовала уровень ежегодной смертности в 4 200 000. Сама же комиссия озвучила период расчёта этой смертности в 4,5 года, с середины 1941 по конец 1945. Историк Виктор Земсков взял и перемножил эти данные:
4 200 000 * 4,5 = 18 900 000 смертности за период 4,5 года.

Моё отличие от Земскова состояло в том, что я имел полный аналитический расклад всех четырёх частей из главы 1 и общее число 19 640 000 закрытых архивов сталинской эпохи. Поэтому я проделал то же самое действие 2.

Действие 3.
38 540 000 убыли населения СССР за период с 22.06.1941 по 31.12.1945 года,
минус
18 900 000 смертность населения за период с 22.06.1941 по 31.12.1945 года.
Итого 19 640 000!

Здорово, не правда ли? Это говорит о том, что закрытые архивы сталинской эпохи определены мною предельно точно. Также это говорит о том, что 11 927 000 естественной смертности среди граждан, родившихся до войны, исключены, а 6 973 000 смертности вошли в 26 613 000 «Жертв от войны».

Что касается дополнительных 6 973 000 смертности, то они представляют собой следующие данные:

– 2 644 000 повышенная смертность населения среди граждан, родившихся до войны (нет подлога, поскольку повышенная смертность включена комиссией АДХ в 26 613 000 «Жертв от войны»);

– 835 000 повышенная смертность среди 14 976 детей, родившихся во время войны (нет подлога, поскольку повышенная смертность включена комиссией АДХ в 26 613 000 «Жертв от войны»);

– 3 049 000 естественный уровень смертности среди 14 976 детей, родившихся во время войны (прямой подлог, поскольку естественная смертность якобы исключена комиссией АДХ из 26 613 000 «Жертв от войны»);

– 445 000 подставное значение, призванное увеличить расчетное значение комиссии АДХ;

– 835 000 повышенной смертности – до Берабеновских в 1 280 000, на которого комиссия АДХ ссылается как на авторитетного западного исследователя (прямой подлог).

Глава 3. Компоновка данных комиссией АДХ


Если вы ознакомитесь с трудом комиссии АДХ, главой 8 (нажмите на 10.8 МБ, скачивание бесплатно), то не обнаружите тех статей, которые привёл Кривошеев в главе «Потери гражданского населения», в таблице 118.

После заявлений комиссии АДХ, что они солидарны с «Мемориалом» относительно 13,6 млн погибших и пропавших без вести военнослужащих РККА, Кривошеев, не согласный с этим, по всей видимости, принудил комиссию АДХ к постатейной раскладке.

Рассмотрим её:

преднамеренно истреблено – 7 420 379;
погибло на принудительных работах в Германии – 2 164 313;
погибло от преднамеренно жестоких условий оккупационного режима
(голод, инфекционные болезни, отсутствие медицинской помощи и т. п.) – 4 113 000;
Итого 13 684 692.

Я подкорректировал округлённое Кривошеевское значение с 4 100 000 до 4 113 000, с учётом точных данных комиссии АДХ. Более того, 26 613 000 «Жертв от войны» я разделил на два блока по смыслу – блок «Повышенной смертности» и «Блок насильственной смертности».

А теперь смотрите, что реально вошло в статьи, указанные Кривошеевым.

1. «Блок повышенной смертности»


4 113 000 «Погибло от преднамеренно жестоких условий оккупационного режима (голод, инфекционные болезни, отсутствие медицинской помощи и т. п.), а именно:

– 2 644 000 – повышенная смертность населения среди граждан, родившихся до войны и умерших в период с 22.06.1941 до 31.12.1945 года;

– 86 900 – граждане коллаборационисты, вступившие в вермахт и СС, в боевые соединения вне вермахта, в полицейские формирования на оккупированной территории и погибшие в ходе боевых действий с Красной Армией, партизанами СССР и Европы, нашими союзниками, а также пленённые в рядах противника и казнённые по решению военного трибунала»;

– 451 600 граждан, не выданных союзниками и эмигрировавших в страны Европы и обеих Америк (примерно 241 600 граждан, которые приветствовали немецкую администрацию, сочувствовали или активно сотрудничали с ней, не пожелали остаться при советской власти и отошли с отходящими немецкими частями, в том числе члены семей коллаборационистов, а также граждане, вывезенные на принудительные работы в Европу и не пожелавшие возвращаться в СССР;

примерно 30 000 граждан СССР, вступивших в вермахт и СС, в боевые соединения вне вермахта и полицейские формирования, которые были пленены союзниками на Западном фронте или успели отойти с Восточного фронта;

149 400 военнослужащих РККА, вступивших в вермахт и СС, в боевые соединения вне вермахта и полицейские формирования, которые были пленены союзниками на Западном фронте или успели отойти за линию разграничения с Восточного фронта;

30 600 – освобождённые военнослужащих РККА из лагерей в зоне ответственности союзников и не пожелавших возвращаться в СССР);

– 930 400 вынужденной эмиграции (примерно 170 000 советских немцев и румын, принявших за время оккупации немецкое и румынское гражданство;

примерно 760 000 составляет дисбаланс по обмену населения при установлении новой послевоенной границы между СССР и Польшей от 16 августа 1945 года, то есть выехавших поляков с территории СССР оказалось больше на 760 000 человек, чем прибывших украинцев и белорусов с территории Польши).

Оценили? Здесь только 2 644 000 повышенной смертности имеют право находиться, а остальные 1 915 000 являются откровенным подлогом. Это сплошная эмиграция, в том числе, с учётом 86 900 присягнувших врагу и погибших на стороне Третьего рейха.

Вот таким образом комиссией АДХ спрятана вся эмиграция.

2. «Блок насильственной смерти»


Блок насильственной смерти имеет размер ровненько 22 500 000. Почувствовали подгонку от комиссии АДХ? Я округлю все значения до ста, поскольку подушная точность здесь уже не имеет значения.

2 164 300 – «Погибло на принудительных работах в Германии» (по факту это первое число двойного назначения, смысл которого объясню ниже);

7 420 400 – «Преднамеренно истреблено», а именно:

– 2 164 300 второе число двойного назначения, смысл которого объясню ниже;

– 5 256 100 – данные комиссии ЧГК, которые включают все виды потерь с оккупированных территорий, а именно:

– погибших от огневого воздействия противника и советской стороны в ходе боевых действий (артобстрелы, авианалёты);

– преднамеренно уничтоженных противником на оккупированной территории (в карательных акциях против партизан в сельской местности; в облавах против подпольщиков в городской местности и последующих показательных расстрелах за уничтоженных солдат вермахта и проведённые диверсионные акты);

– вывезенных и уничтоженных в концлагерях евреев, партактива;

– умерших от болезней из числа угнанных на работы в Германию, ввключая из числа 150 000 ранее угнанных граждан, возвращённых немцами домой по причине возникших хронических заболеваний;

– умерших граждан за время репатриации;

– 658 000 жителей блокадного Ленинграда;

– 12 257 300 – «Закрытые архивы МО», которые содержат потери по военнослужащим РККА, войскам НКВД, вольнонаемникам, ополченцам, партизанам и подпольщикам, и подробно изложенные в главе 1 данной статьи.

В принципе, всё верно, и остаётся разобраться с двумя подставными значениями 2 164 300, которые в сумме составляют 4 328 600.

Комиссия АДХ использовала фальсификационный приём, который впервые применил Мюллер-Гиллебранд в своей книге «Сухопутная армия Германии 1933–1945», а в 1998 году и Рюдигер Оверманс.

Данный приём заключается в том, что очень большую фальсификацию по размеру авторы делят ровно пополам и прячут под разными статьями баланса.

Такой манёвр позволяет надёжно спрятать фальсификацию, поскольку, во-первых, нужно ещё догадаться, что она поделена на две части, а во-вторых, понять, под какими статьями баланса эти части спрятаны. Именно по этой причине историки, лишённые аналитического и критического мышления в основной своей массе, и «плавают» до сих пор в тематике «Людских потерь сторон во Второй мировой войне».

Итак, что собой представляет число 4 328 600? Данное число я округлил для до 4 329 000, а 2 644 400 – до 2 644 000 для простоты восприятия всего баланса.

Подставные числа в сумме составляют число 4 329 000, которое имеет следующее реальное содержание:

– 835 000 – повышенная смертность среди 14 976 детей, родившихся во время войны (нет подлога, поскольку повышенная смертность включена комиссией АДХ в 26 613 000 «Жертв от войны»);

– 3 049 000 – естественный уровень смертности среди 14 976 детей, родившихся во время войны (прямой подлог, поскольку естественная смертность якобы исключена комиссией АДХ из 26 613 000 «Жертв от войны»);

– 445 000 – подставное значение, призванное увеличить расчетное значение комиссии АДХ;

– 835 000 повышенной смертности – до Берабеновских 1 280 000, на которого она же ссылается как на авторитетного западного исследователя (прямой подлог).

Как видите, лишь 835 000 повышенной смертности среди детей, родившихся во время войны, имеет место. Остальные 3 049 000 + 445 000 = 3 494 000 являются откровенным подлогом.

Подводя итог данной главы, мы можем оценить общий размер подлога, который был осуществлен комиссией АДХ в обоих блоках в размере 1 915 000 + 3 494 000 = 5 409 000 граждан.

С учётом этого, переходим к заключительной главе 4.

Глава 4. Какое число потерь от войны должно быть принято на государственном уровне?


Подводя итог первых двух глав, мы можем определить, что должно входить в официальное понятие «Жертв от войны».

Посчитаем его:

11 811 100 – прямые военные потери военнослужащих РККА, войск НКВД, вольнонаемников, ополченцев, партизан и подпольщиков (12 257 300 за минусом 446 200 погибших и казнённых военнослужащих коллаборационистов)
плюс
5 914 100 – прямые потери мирных граждан (5 256 100 на оккупированных территориях и 658 000 жителей блокадного Ленинграда),
плюс
3 479 000 косвенные потери мирных граждан в виде повышенной смертности относительно естественного уровня в мирное время на всей территории СССР (2 644 000 среди родившихся до войны и 835 000 среди родившихся во время войны, за период с 22.06.1941 до 31.12.1945 года).
Итого 21 204 000 (округлил до ближайшей тысячи).

Разница между официальными 26 613 000 «Жертв от войны» и реальным числом 21 204 000 «Жертв от войны», скрытая комиссией АДХ – это 533 000 погибших коллаборационистов, 1 382 000 эмиграции, откровенных подлогов в виде 3 049 000 естественной смертности среди родившихся во время войны и подставного значения в 445 000.

И последнее любопытное совпадение.

Если мы поделим 26 613 000 «Жертв от войны» на прямые военные и мирные потери в размере 17 725 300, то получим ровненько коэффициент 1,5 (полтора). Ведь все страны Европы учитывали только прямые военные и мирные потери, без повышенной смертности и эмиграции.

Если российское общество сохранило самоуважение, то оно должно инициировать процесс пересмотра официальных 26 613 000 «Жертв от войны» в меньшую сторону.

Если этого не произойдёт, то огромная ценность данной статьи состоит в том, что она постатейно, с точностью до ста человек, раскрывает закрытые архивы сталинской эпохи –– данные МО, данные комиссии ЧГК, данные отдела Репатриации и данные отделов миграции в размере 19 640 300 граждан СССР. Это и соответствовало хрущевским «около двадцати миллионов».

Подписывайтесь на наш канал в Telegram
0
Нет комментариев. Ваш будет первым!