«Народное вооружение» в Отечественной войне

«Народное вооружение» в Отечественной войне

Московские ополченцы в боях на Старой Смоленской дороге. Художник В. Келерман. 1957 г.


Призыв к народу


Манифест императора Александра I о защите Отечества и создании народного ополчения стал первым официальным документом, который извещал народ России о нападении Франции и начале войны. Текст был подготовлен государственным секретарем адмиралом А. С. Шишковым и подписан Александром Павловичем 6 июля 1812 года в лагере 1-й Западной армии в районе Полоцка. 10 июля манифест отпечатали в типографии Правительствующего Сената в Санкт-Петербурге.

Обращаясь к подданным, царь выражал уверенность в конечной победе и «твердую надежду на храброе наше воинство» и извещал о том, что счел «собрать внутри государства новые силы, которые… составляли бы вторую ограду в подкрепление первой и в защиту домов, жен и детей каждого и всех». Документ содержал призыв «ко всем сословиям и состояниям духовным и мирским… единодушным и общим восстанием содействовать противу всех вражеских замыслов и покушений».

Обязанность по формированию ополчения Александр возлагал на дворян, которым предписывалось «сводить поставляемых ими для защиты отечества людей, избирая из среди самих себя начальника над оными». В манифесте было воззвание к жителям «Первопрестольной столицы нашей Москвы» с призывом выступить зачинателями этого «народного вооружения».

Сразу после публикации манифеста в губерниях прошли внеочередные дворянские собрания, на которых определили численность и состав губернских ополчений, избраны начальники и командиры частей.

18 (30) июля 1821 года вышел Манифест «О составлении временного внутреннего ополчения», который ограничил повсеместный созыв земских ополчений 16 центральными губерниями, которые примыкали к военному театру. Первый округ (Московская, Тверская, Ярославская, Владимирская, Рязанская, Тульская, Калужская, Смоленская губернии) должен был прикрыть Москву. Второй округ (Петербургская и Новгородская губернии) обеспечивал «охранение» столицы. Третий Поволжский округ (Казанская, Нижегородская, Пензенская, Костромская, Симбирская и Вятская губернии) служил резервом. Остальным губерниям предписывалось оставаться «без действия», пока нет в этом необходимости.

«Народное вооружение» в Отечественной войне

Манифест императора Александра I о сборе внутри государства земского ополчения. 6 (18) июля 1812 г.

Формирование второй «ограды» (армии)


Общее руководство формированием ополчений осуществлял Особый комитет при государе, в который входили генерал от артиллерии А. А. Аракчеев, министр полиции генерал-лейтенант А. Д. Балашов и государственный секретарь вице-адмирал А. С. Шишков. Начальников трёх округов назначал сам император: Московский округ – московский военный генерал-губернатор, генерал от инфантерии Ф. В. Ростопчин; Петербургский округ – генерал от инфантерии М. И. Кутузов (Голенищев-Кутузов), с 27 августа – генерал-лейтенант П. И. Меллер-Закомельский; Поволжский округ – генерал-лейтенант П. А. Толстой.

Всё остальное руководство ополчений избиралось местным дворянством и представлялось на высочайшее утверждение. Отставные офицеры поступали в земское войско с прежним чином, а гражданские чиновники теряли один из своих классных чинов по Табелю о рангах. Дворян из отставных унтер-офицеров определяли на должности урядников (унтер-офицеров). Ополчения подлежали роспуску «по изгнании неприятеля из земли нашей».

Каждый помещик должен был в установленные сроки представить в ополчение определенное число снаряженных и вооруженных ратников из своих крепостных. Отбор ратников проводили дворяне или крестьянские общины по жребию. Ратники губернских ополчений объединялись в полки конных и пеших казаков (под казаками подразумевались легковооруженные конные или пешие воины), а также пеших егерей. Пешие полки делились на батальоны, батальоныи – на сотни и десятки. Конные полки – на сотни, сотни – на десятки. В Смоленщине уездные ополчения во главе с тысячными начальниками делились на «пятисотни», сотни и полусотни.

Военное министерство оказывало помощь в обучении ратников, их вооружении, выделяя его из своих арсеналов. Военная подготовка ратников проходила по сокращенной программе обучения рекрута. Обучали ополченцев офицеры и нижние чины из армейских и казачьих частей. Ополчения испытывали нехватку огнестрельного оружия, боеприпасов и снаряжения, так как основные запасы шли в действующую армию и на формирование резервных регулярных частей. Поэтому большая часть ополчений, кроме Петербургского, была вооружена в основном холодным оружием – пики, рогатины и топоры. К декабрю 1812 года ратникам из военных арсеналов и заводов передали 49 тыс. ружей.

В губерниях проводился сбор запасов на ополчение сроком на три месяца. В дальнейшем ратников должно было обеспечивать государство. Командирам, офицерам жалованье не полагалось, они служили «из усердия Отечеству». Но малоимущим дворянам полагалось пособие для снаряжения. Обмундирование ополченцев состояло из суконного кафтана, шаровар, рубахи, сапог и фуражки с латунным крестом и надписью на ней «За веру и царя».

Министерство финансов контролировало хранение и распределение средств, собранных на ополчение. 25 июля (6 августа) 1812 года император Александр утвердил доклад Синода, по которому Русская церковь выделила 1,5 млн рублей на организацию Петербургского и Московского ополчений. Всех «мирян» и священнослужителей призывали к пожертвованиям.

Основная часть пожертвований на ополчение поступила не от частных лиц, а от сословий и социальных групп. Средства вносилась в обязательном порядке. Дворянство, купечество, мещане, ремесленники, крестьянские общества на своих собраниях определяли общую сумму сбора и делали её раскладку по членам своего сословия в зависимости от их состояния.

Всего по всей России собрали около 100 млн рублей. К примеру, в 1812–1814 гг. казна на армию потратила 157 млн рублей.

«Народное вооружение» в Отечественной войне

М. И. Кутузов – начальник Санкт-Петербургского ополчения. Художник С. Герасимов

«Народное вооружение»


Чрезвычайные обстоятельства, связанные с отходом армии к Москве, заставили царское правительство придать более широкий размах формированию «народной» армии. Кроме земских ополчений, появляются казачьи. В малороссийских губерниях сформировали 22 казачьих полка и два земских ополчения (Полтавское и Черниговское) общей численностью более 70 тыс. человек. Бугские казаки (Херсонская губерния) снарядили дружину из 500 воинов. Донские казаки сформировали 22 полка численностью свыше 12 тыс. человек. К ним присоединились 4 полка «служивых казаков».

На территории Оренбургского губернаторства от Башкиро-мещерякского иррегулярного войска, Оренбургских и Уральских казачьих войск были собраны 24 полка общей численностью 13 тыс. человек. В Лифляндии сформировали «конную милицию» – 2 тыс. человек. Её затем переформировали в казачий полк штатной численностью 800 человек. Из ямщиков тракта Петербург – Москва создали Тверской-Ямской казачий полк численностью около 800 человек.

Также по инициативе дворян формировали временные части – полки, эскадроны и отряды. Так, на свои средства в Московском ополчении собирались 1-й егерский тайного советника Н. Н. Демидова и 1-й пеший действительного камергера князя П. П. Гагарина полки; в Херсонской губернии – эскадрон помещика В. П. Скаржинского. В Смоленской губернии семья отставного генерал-майора Д. Е. Лесли сформировала из своих дворовых и крепостных крестьян «конную сотню братьев Лесли Смоленского ополчения».

Кроме того, в Петербурге, Москве и Прибалтике формировались «волонтерные» полки и отряды, куда вербовали людей «из лиц свободного состояния» – дворян, чиновников, мещан, купцов и учащейся молодежи. В столице набирали 1-й петербургский волонтерный казачий полк под началом отставного поручика графа Ф. М. де Оливера (Оливейра), а затем – полковника А. А. Яхонтова, и 2-й петербургский волонтерный казачий полк «Александрийский» отставного штабс-капитана барона К. К. фон Боде. В Москве формировали Московские казачьи графов М. А. Дмитриева-Мамонова и П. И. Салтыкова полки; в Прибалтике – «Курляндский корпус вольных конных и пеших егерей» и «Волонтерную казачью сотню».

«Народное вооружение» в Отечественной войне

Егерь, пеший и конный казаки Тверского ополчения. Раскрашенная литография П. Ферлунда 2-го по рисунку П. Губарева. Середина XIX в.

Также, кроме земских ополчений в уездах, городах, селениях, которые примыкали к военную театру, формировали «кордоны» или «ополчения охранителей». Их создавали местные власти, дворянство, городские и крестьянские общины с целью самообороны и поддержания порядка. Так, в Киеве охранял порядок конный полк численностью около 1 тыс. человек. В Риге сформировали из горожан 8 рот.

«Народное вооружение» позволило правительству в короткие сроки мобилизовать на войну большие людские и материальные ресурсы. В три ополчения (16 губерний) было набрано свыше 200 тыс. ратников. Из них сформировали 74 пеших полка, 2 батальона, 9 бригад (28 дружин), 13 конных полков и 3 сотни. В других губерниях и областях (включая Малороссию и Дон) набрали ещё более 100 тыс. человек, составивших 16 пеших полков и один батальон, 88 конных полков и 3 эскадрона.

Всего в 1812 году в ополчении находилось более 300 тысяч человек. Это была настоящая вторая армия, подкреплявшая первую – регулярную.

Смоленские ратники дрались у Красного и за Смоленск. В Бородинской битве, которая стала решающей в войне, участвовало около 28 тыс. ратников Смоленского и Московского ополчений. Ополчения были резервом для частей действующей армии. В частности, ополченческие казачьи полки значительно усилили лёгкую кавалерию армии и сыграли большую роль в «малой войне» и преследовании французской армии.

Тверские, ярославские, владимирские, рязанские и другие ратники защищали свои губернии от вражеских фуражиров и мародёров и атаковали французские коммуникации. Ополчения закрывали дорогу на Петербург и Брянск с его военными предприятиями. Ополчения помогли корпусу генерала П. Х. Витгенштейна освободить Полоцк, преследовали отступающие войска Великой армии. Также ратники несли службу в тыловых гарнизонах, и обозе, охраняли коммуникации и пленных, ухаживали за больными и ранеными и т. д.

После завершения боевых действий на территории России все земские ополчения, кроме Владимирского, Тверского и Смоленского, участвовали в заграничных походах русской армии 1813–1814 гг. Весной 1813 года были распущены Московское и Смоленское, а к концу 1814 года – все остальные ополчения.

В этом отношении нынешнему правительству РФ, в условиях быстрого приближения столкновения с блоком НАТО, стоит поучиться у властей Российской империи, которые оказались в схожих условиях (война с «евросоюзом» имени Наполеона). Пора уже вспомнить про опыт пращуров – «Вставай, страна огромная»!

«Народное вооружение» в Отечественной войне

Ополченцы в 1812 г. Художник И. Архипов. 1982 г.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram
+3
Нет комментариев. Ваш будет первым!