Герой Балтики

Герой Балтики



Петра Денисовича Грищенко называют легендарным подводником. Подводная лодка Л-3 «Фрунзевец» под его командованием с первых дней Великой Отечественной войны воевала на Балтике. За годы войны на её счету 28 побед. Лодка была удостоена звания «гвардейской». На личном счету капитана 1-го ранга 18 побед – потопленных транспортов и боевых кораблей противника. Боевая рубка гвардейской субмарины находится в Парке Победы на Поклонной горе.

Отвечает на вопросы президент Фонда памяти Преподобной Евфросинии Московской Леонид Витальевич Гущин.

– Леонид Витальевич, были ли вы лично знакомы с прославленным подводником?

– Да, мне, можно сказать, повезло: я был тогда ребенком и со своим отцом неоднократно бывал в гостях у Петра Денисовича. Многочисленные рассказы о боевых походах (а Петр Денисович обладал даром превосходного рассказчика – недаром он, как писатель-маринист, был принят в Союз писателей) остались у меня в памяти.

Например, о труднейшем переходе лодки из Кронштадта в самое логово врага, в Померанскую бухту, на меридиан Берлина, чтобы обеспечить символический налет нашей авиации на столицу Третьего рейха. В этом походе было одержано пять побед: были потоплены вражеский танкер, три транспорта и миноносец.

Экипаж торжественно встречали в Кронштадте. Среди тех, кто встречал, был известный писатель Александр Фадеев, который сказал, что победа Л-3 – «балтийский почерк». Кстати, торжественную встречу подводников запечатлел на картине художник Трескин. Картина хранится в запасниках музея Вооруженных сил России.

А ещё политуправление ВМФ выпустило специальный плакат-листовку (художник П. Мальцев) со стихами поэта А. Жарова:

«Балтийский командир решительный, умелый,
Подводник Грищенко бьёт метко по врагам.
Его закон: идти в атаку смело
И не пускать фашистов к нашим берегам».


– Известно, что подвиги командира Грищенко и членов экипажа его подводной лодки привлекали внимание многих литераторов. Кого именно?

– Да, об этих подвигах писали наши известные писатели и поэты. Ольга Берггольц («Песня о подводной лодке»), А. Зонин, А. Фадеев, А. Штейн, В. Вишневский, А. Крон. Легендарный командир не раз служил прототипом героев произведений прославленных художников слова. Например, главный герой Платонов в драме А. Штейна «Океан»; в книге писателя-мариниста А. Зонина «Походный дневник. Боевое плавание Л-3 в августе-сентябре 1942 года»; главный герой романа А. Крона «Дом и корабль».

– Как воспринимало начальство боевые успехи Л-3 и её командира?

– Высокую оценку П. Д. Грищенко дал бывший в те годы командующий ДКБФ адмирал В. Ф. Трибуц (воспоминания В. Ф. Трибуца «Подводники Балтики атакуют»). Подвиги капитана 1-го ранга Грищенко (в 1941–1943 годах) не сходили со страниц флотской и армейской прессы. Без преувеличения, в тот период он был одним из самых известных командиров на флоте и в блокадном Ленинграде.

Подвиги П. Д. Грищенко широко освещены в научной, мемуарной и популярной литературе. Командир Л-3 награжден двумя орденами Ленина, двумя орденами Красной Звезды, орденом Красного Знамени, двумя орденами Великой Отечественной войны и многими медалями.

– А почему он не был удостоен звания Героя Советского Союза?

– Это очень сложный вопрос. Возможно, неуживчивый характер Грищенко, его прямота, неумение быть дипломатом в оценке своих непосредственных начальников сыграли свою роль.

После окончания Великой Отечественной войны Грищенко был несколько раз официально представлен к званию Героя (по ходатайству Совета ветеранов ДКБФ, Главкома ВМФ). Все эти ходатайства так и не были удовлетворены.

Заголовки публикаций о Грищенко (в центральных изданиях) говорят сами за себя: «Тайна наградного листа», «А героем не признают», «Полвека не признают героем», «Неизвестные герои Великой войны», «Народ считает их героями». Но мы не теряем надежды, что почетное звание будет (посмертно) присвоено.

– Насколько известно, подводная лодка Л-3 за годы Великой Отечественной войны не получила и царапины, хотя ситуации были тяжелейшими. Как Вы думаете, лодка была «заговоренной»?

– Конечно, дело не мистике, а в высоком мастерстве командира, а иногда – и в его интуиции. Безусловно, и в слаженности, боевой выучке экипажа, дружбе и сплоченности.

А ещё – в доверии и любви к командиру, которого все члены экипажа уважительно называли «батей».

После войны, уже через много лет стало известно, что в личном сейфе командира все дни и месяцы боевых походов хранилась Библия. Господь оберегал воинов.

– Как складывалась судьба П. Д. Грищенко после Великой Отечественной войны?

– В 1943 году П. Д. Грищенко вступил в новую должность – начальника противолодочной обороны флота. В послевоенные годы Петр Денисович защитил кандидатскую диссертацию, преподавал как доцент в высших учебных заведениях в Ленинграде и Риге, командовал факультетами, кафедрами, был заместителем начальника подводного училища в Риге; занимался научно-исследовательской работой в НПО в Ленинграде, разрабатывал проекты атомных лодок.

П. Д. Грищенко был и незаурядным писателем-маринистом, автором двух монографий, учебников по истории и тактике подводного плавания, которыми пользуются моряки и поныне. Популярность у читателей заслужили очерки и книги, рассказывающие о флотской службе, о боевых походах Л-3: «Мои друзья-подводники», «Соль службы», «На минном заградителе Л-3», «Схватка под водой».

В «Воениздате» вышли книги о П. Д. Грищенко, автор которых – контр-адмирал Г. Г. Костев, который почитал легендарного командира как своего учителя: «Герой Балтики», «18 побед командира Л-3».

В 2017 году кинокомпания «Родина» создала документальный фильм о Грищенко – «Неустрашимый. Подводная война командира Грищенко». Фильм, созданный И. Н. Мисановой, несколько раз транслировали по федеральным телеканалам.

В Санкт-Петербурге на здании школы № 509, где действует музей экипажа Гвардейской подводной лодки Л-3, открыта памятная доска «Герою Великой Отечественной войны Петру Денисовичу Грищенко» на улице, названной его именем.

Мне кажется, что было бы в высшей степени справедливо присвоить посмертно П. Д. Грищенко звание Героя России, которое он, безусловно, заслужил. Ведь признание его заслуг нужно не ему, умершему, упокоенному на Троекуровском кладбище в Москве, а нам, живущим.

Подвиг, независимо от того, когда он совершен, есть достояние народа. Об этом писали и пишут моряки, ученые, журналисты и в старейшем русском журнале «Морской сборник», и в различных альманахах, и в журнале «Армейский сборник» (журналисты В. Шигин, Л. Горовой, И. Чефонов).

Подписывайтесь на наш канал в Telegram
+5
Нет комментариев. Ваш будет первым!