Изображение

Михаил Горбачёв и Борис Ельцин – два непримиримых противника в борьбе за верховную власть в СССР, еще в начале своей политической карьеры шли похожими путями и даже имели общего покровителя в лице высокопоставленного партийца, будущего генерального секретаря ЦК партии Юрия Андропова. Благодаря Андропову Горбачёв и Ельцин почти одновременно получили «путевку в жизнь» после организованного им знакомства с Леонидом Ильичом Брежневым, которому они оба по-своему сумели угодить.

«Царь овец»

По воспоминаниям самого Михаила Горбачёва, первую встречу с Брежневым ему организовали в сентябре 1978 года в Ставропольском крае, на станции «Минеральные воды», где Леонид Ильич сделал остановку по пути в Баку. В «смотринах» также принимали участие Юрий Андропов и Константин Черненко – оба на тот момент уже были крупными партийными «шишками», которым после Брежнева поочередно предстояло стать предшественниками Михаила Горбачёва на посту генерального секретаря. Сам же Горбачёв в то время возглавлял Ставропольский край и сумел понравиться Андропову, питавшему особую слабость к курортам Северного Кавказа.

Несмотря на то, что личное знакомство с Брежневым Горбачёв потом в воспоминаниях называл «странным», Михаилу Сергеевичу все же удалось произвести благоприятное впечатление и на него – впоследствии Леонид Ильич имел с Горбачёвым несколько личных бесед, посылал ему поздравительные телеграммы и даже удостоил необычным прозвищем: «царь овец». Об этом интересном факте пишет Александр Островский в своей книге «Кем поставлен Горбачёв?».

Современному человеку, да еще с багажом знаний о том, к чему в результате привело страну правление Михаила Горбачёва, такое прозвище наверняка покажется обидным. Но скорее всего Леонид Ильич не подразумевал под ним ничего плохого. Дело в том, что в тот период именно Ставрополье было одной из главных советских житниц и в особенности славилось масштабами своей «овечьей империи» в десять миллионов голов, производившей 27% всей тонкорунной шерсти в РСФСР.

Как утверждают биографы, Брежнев приветствовал инициативы Горбачёва по орошению Ставропольского края и в целом был доволен его деятельностью на занимаемом посту первого секретаря крайкома. В то же время, согласно утверждению ветерана госбезопасности, автора книги «Переосмысление. Историческое попурри» Анатолия Терещенко, Михаил Горбачёв был повинен в массовой гибели ставропольского скота из-за строительства кошар с бетонными полами. Он сумел выкрутиться из затруднительного положения лишь за счет все того же покровительства Юрия Андропова и своей полной лояльности по отношению к высшему руководству партии.

«Непримиримый борец»

Что же касается Бориса Ельцина, то он удостоился высочайшей аудиенции еще раньше Горбачёва – осенью 1976 года. В то время Юрий Андропов поручил Горбачёву, Рыжкову и Лигачеву подготовить список первых секретарей областных партийных организаций, которые, по их мнению, более всего подходили для выдвижения в высшие органы партийной и государственной власти. Борис Ельцин в то время был всего лишь вторым секретарем Свердловского обкома партии. Однако он сумел обратить на себя внимание начальства благодаря своей энергии и харизматичному имиджу непримиримого борца с привилегиями.

Первый секретарь Свердловского обкома партии Я.П. Рябов, как раз в то время получивший повышение до секретаря ЦК, уверенно рекомендовал Бориса Ельцина в качестве своего преемника. Юрий Андропов, прежде даже не слышавший имени Бориса Ельцина, всерьез заинтересовался: Свердловская область, будучи важнейшим центром Уральского края, могла быть возглавлена только очень надежным человеком, получившим одобрение КГБ и Министерства обороны СССР.

Срочно вызванный в Москву, Борис Ельцин был представлен Андропову лично, а затем также И. Капитонову, А. Кириленко и М. Суслову. Наконец дошла очередь и до самого Брежнева: «Так вот кто в Свердловской области решил захватить власть!» – добродушно пошутил Леонид Ильич, отнесшийся к представленной ему кандидатуре весьма благосклонно. После этого 2 ноября 1976 года на заседании областного комитета партии Борис Ельцин был избран Первым секретарем обкома. Так, практически одновременно, с одобрения одних и тех же партийных бонз, два непримиримых конкурента – Михаил Горбачёв и Борис Ельцин начали свой «путь наверх», к своему невероятному взлету и горькому падению.