Над Европой гаснут огни

22:14
/
65
/

Европа столкнулась с ужасающей перспективой — нормированием потребления газа, пишет Spiked. Автор статьи считает, что предложенный Еврокомиссией план направлен исключительно на спасение Германии, а разговоры о «солидарности» — не более чем пустая болтовня.

Изображение

Новый план ЕС по обязательному нормированию газопотребления наводит ужас

Фрейзер Майерс (Fraser Myers)

27 стран-членов ЕС — современные, развитые индустриальные экономики, одни из самых богатых в мире — могут начать нормировать потребление энергоресурсов. На этой неделе на чрезвычайном саммите они согласились на предложение Еврокомиссии о суровом сокращении использования газа на 15% в ближайшие восемь месяцев. С августа 2022 года по март 2023-го по всей Европе — в буквальном смысле — будут гаснуть фонари.

К этому решению европейцев подстегнула перспектива ограничения или даже полного отключения поставок из России. По словам председателя Еврокомиссии Урсулы фон дер Ляйен, даже такой, самый худший, кошмарный сценарий вполне вероятен. Ранее в этом месяце европейских лидеров бросило в дрожь, когда трубопровод «Северный поток–1», по которому Россия поставляет газ Германии, был закрыт на десять дней на ремонт. Они перепугались, что он не откроется вовсе.

Суровый план ЕС разработан для того, чтобы Европа смогла пережить зиму, если русские пойдут на этот немыслимый шаг и окончательно перекроют вентиль. Если кризис усугубится, добровольные сокращения могут стать обязательными. Не избираемые технократы из Еврокомиссии также изучали возможность применения чрезвычайных протоколов, по которым страны лишатся права вето по этому вопросу, а мнение Европарламента учитываться не будет.

В преддверии саммита на этой неделе Politico сообщал, что европейские правительства «просят отказаться от права на энергетический суверенитет» — и это самый радикальная узурпация власти в истории Брюсселя. А для некоторых стран — которые не связаны с ЕС газовыми сетями и электросетями — этот шаг был именно что узурпацией. Европейские страны столкнулись с разрушительными сокращениями энергии — сначала по внутренним причинам, а теперь и, в перспективе, введенными Брюсселем.

Но брюссельские пропагандисты преподносят катастрофу с нормированием как «солидарность» и «единство» ЕС в действии. Или, как восторженно выразился зампред ЕК Франс Тиммерманс, роскошную возможность для европейцев стать «хозяевами собственной энергетической безопасности этой и следующей зимой». Все это — болтовня из зазеркалья.

Безумие происходящего сложно преувеличить. Все это не стоит путать со смелым и самоотверженным шагом по введению санкций против Москвы за ее ужасную операцию на Украине. ЕС еще в марте договорился ограничить импорт газа из России на две трети, а в мае — запретить 90% импорта нефти. Нет, этот план призван просто «срезать» потребление газа, откуда бы он ни шел. Он призван сократить «спрос» — вместо того, чтобы наладить предложение.

В опасной зависимости от российского газа находится вся Европа — в прошлом году общий объем импорта составил 40% — но главную обеспокоенность вызывает Германия. Берлин действительно крупнейший импортер природного газа, и 55% в прошлом году ему поставила Россия. В сущности, план разработан для того, чтобы спасти Германию.

Германия уже вынуждена идти на кардинальные сокращения в использовании энергии. Городские советы снижают яркость или вовсе отключают уличные фонари и даже светофоры. Крупные владельцы недвижимости и жилищные кооперативы начали снижать уровень отопления жильцам и ограничивать подачу горячей воды. Некоторые местные власти подумывают о том, чтобы открыть «теплые помещения», где могли бы зимой собираться и греться пожилые люди.

Даже самый расхваленный сектор экономики, немецкая промышленность — и та стоит на краю пропасти. Германия переживает торговый дефицит впервые за 30 лет. Лидеры профсоюзов опасаются коллапса целых отраслей. Министр экономики от «Зеленых» Роберт Хабек предупредил об угрозе кризиса «в духе Lehman Brothers», «во́лны» от которого могут пойти по всей экономике. Глава МИД Германии даже сказала, что этой зимой правительство может быть «занято» работой с «народными восстаниями» (потом, правда, от этих слов она отказалась).

Таким образом, Германия, очевидно, находится в глубоком кризисе. И через ЕС Берлин просит (или силой принуждает) своих европейских соседей взять часть удара на себя.

Некоторые европейские государства быстро смекнули, что речь, по сути, идет об энергетической помощи для Германии. Той самой Германии, которая в ходе долгового кризиса еврозоны в 2010 году настояла, что оказавшиеся в долгах страны могут винить в этом только самих себя и свою расточительность. Им оказали помощь, но при задействовании мер суровой экономии и проведения так называемых структурных реформ, которые буквально разорили страны южной Европы. Греция, Италия и Испания так и не смогли восстановиться до предкризисного состояния. На прошлой неделе министр энергетики Испании высказалась против предложений ЕК следующим образом: «В отличие от других стран [т.е. Германии], с точки зрения энергетики мы жили по средствам». К Испании присоединился ряд других южноевропейских стран, которые публично высказались против планов о нормировании энергии. Однако министр Тереза Рибера признала, что, как бы она ни протестовала, ключевые предложения, в сущности, — уже свершившийся факт. В конце концов, Берлин в Брюсселе, как правило, главный. На прошедшем на этой неделе заседании совета, южная Европа хоть и смогла добиться некоторых уступок, против плана проголосовала одна лишь Венгрия.

И, надо сказать, «ворчание» южан здесь, конечно, оправдано. Немецкий кризис — не просто неудачное стечение обстоятельств. Германия допустила ряд стратегических ошибок длиною в десятки лет — и некоторые из них непростительны и совершенно необъяснимы.

Как и многие другие в ЕС, Берлин неверно просчитал намерения России. Даже когда путинские танки массово съезжались к границе с Украиной, Германия продолжала настойчиво продвигать работу по «Северному потоку – 2», по которому планировала импортировать из России треть своего газа в следующее десятилетие. Стремление полагаться на газ, идущий по трубам, также говорит о том, что — в отличие от Нидерландов или Франции — у Германии нет инфраструктуры для импорта СПГ, которая позволила бы получать газ от более широкого круга государств.

И, как и многие другие страны, Германия предприняла попытку катастрофического перехода на свободную от угля энергетику. Проблема прерывистости, которая сопровождает возобновляемые источники, создает огромные пробелы, которые нужно как-то заполнять, когда ветер не дует и солнце не светит. Таким образом и возникает зависимость от газа.

Но больше всего озадачивает отказ Берлина от ядерной энергии. Углеродных выбросов от нее нет, но в немецком «зеленом» истеблишменте ее все равно боятся и ненавидят. «Зеленое» мышление настолько крепко овладело немецким политикумом, что правительство, похоже, решило не продлевать срок службы своих АЭС — даже в условиях кризиса, который случается раз в сто лет; и даже при необходимости просить «солидарности» у других стран в вопросе нормирования.

Грядущие ограничения — совсем не признак европейской мощи и солидарности. Это иррациональная и опасная реакция на назревающий кризис, который грозит затянуться на десятки лет. Множество простых европейцев останутся замерзать.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram
0
Нет комментариев. Ваш будет первым!