«Стоять и умирать»! Битва под Островно

«Стоять и умирать»! Битва под Островно



Вторжение


В ночь с 11 на 12 (23–24) июня 1812 года Великая армия Наполеона форсировала Неман. Переправа 220 тысяч солдат Великой армии под Ковно заняла четыре дня. Сопротивления со стороны русских не было. Наполеон планировал обойти, принудить к решительному сражению и разгромить основные силы противника у границы. 16 (28) июня без боя была занята Вильна.

Разведка сообщила Наполеону в Вильно, что главные силу русских отходят на северо-восток, также крупные силы противника расположены на юге. Французский император двинул против 1-й русской армии кавалерию Мюрата (1-й, 2-й и 3-й кавалерийские корпуса), 2-й корпус Удино и 3-й корпус Нея. Против Багратиона был выделен 1-й корпус Даву.

Стоит отметить, что в Великой армии почти сразу же начались проблемы, которые вскоре могли перерасти в кризис и катастрофу (что и произошло в дальнейшем). Так, коммуникации быстро растягивались, войска уставали, солдаты отставали от своих частей, становились дезертирами и мародерами, сколачивались в интернациональные банды. Армия быстро растворялась на просторах России. Расчёт на пополнение запасов за счёт русских не оправдался. Русские войска, уходя, уничтожали склады, припасы. Из-за нехватки фуража начался падёж лошадей. Мотивация части войск, особенно германских и итальянских, была низкой. Большая армия была сильна, но лишилась традиционных для раннего Наполеона быстроты и маневренности. Французскому императору пришлось отказаться от идеи быстрого преследования и окружения 1-й армии, ограничившись планом окружения 2-й армии. Группировка Даву усиливается.

Наполеон простоял в Вильно 18 дней. С одной стороны, он надеялся на предложение царя Александра о мире. С другой, нужно было разработать новый план. Разгромить русских в одном генеральном сражении в районе Вильны не удалось. Русские отказались от боя и отступили. Также нужно было создать тыловую базу для дальнейшего наступления, подтянуть войска. 20-дневный запас провианта и фуража, взятый с собой, закончился. Местных средств для пополнения запасов было мало. Срочно пришлось создавать склады в Ковно, Олите, Гродно, Вильге и других местах. Перевозить запасы из Варшавы, Пултуска, Модлина, Торна и других городов. Однако для этого дела требовались ресурсы, время и войска (малые гарнизоны, охрана на коммуникациях и т. д).

Не смог Наполеон создать прочную базу в Литве. Он хотел получить там людей и провиант для войны. Было создано временное литовское правительство – «Комиссия Великого княжества Литовского». Временное правительство сразу получило задачу создать 5 пехотных и 4 кавалерийских полка. Не получилось. Крестьяне отказались от дополнительных поборов, начали народную войну. Они не выполняли указания властей, нападали на имения и французских фуражиров. Литовским дворянам самим пришлось просить военной защиты от Комиссии, было не формирования литовских полков. Кроме того, когда появились первые известия о неудачах французских войск, то пыл литовских дворян по созданию Великого княжества угас. Это заставило Наполеона создать в Литве свою военную администрацию во главе с генерал-губернатором Гогендорпом.

«Стоять и умирать»! Битва под Островно

Русская кампания 1812 года. Рисунок 1896 года

Отступление 1-й армии


Российский император Александр Павлович получил известие о переправе французской армии в имении Беннигсена, где был устроен бал. Войска 1-й армии Барклая-де-Толли, которая была расположена от Балтики до Лиды, получили приказ сосредоточиться у Свенцян. 2-я армия Багратиона и корпус Платова должны были перейти в наступление и нанести удар во фланг и тыл армии неприятеля. Правда, как Багратион с 45-тысячной армией мог разбить врага, который имел в два раза превосходящие силы обеих русских армий, и ещё одну армию врага (Жерома Наполеона) на хвосте, Александр и его «блестящее» иноземное окружение («Война разыграется вопреки интересам Франции и России») не подумали.

Багратион проявил благоразумие и в западню не попал, смог ускользнуть между молотом и наковальней – мощным корпусом Даву и войсками Жерома (Как казаки Платова разбили польскую кавалерийскую дивизию в бою под Миром; Бой под Салтановкой).

К 19 июня (1 июля) 1-я армия Барклая-де-Толли была сосредоточена в Свенцянах. Группа Дохтурова: 6-й пехотный корпус и 3-й резервный кавалерийский корпус Палена, выходили к Ошмянам. Барклай, получив более точные сведения о силе противника, отказывается от идеи генерального сражения и приказывает отходить в Дрисский укреплённый лагерь. Отход начался 21 июня (3 июля). Русские войска отходили без боев. Мюрат действовал очень осторожно и вскоре потерял соприкосновение с русскими.

«Стоять и умирать»! Битва под Островно

Дрисский лагерь


К 29 июня (11 июля) армия Барклая-де-Толли была сосредоточена в Дрисском лагере. Вскоре сюда же подошли корпуса Дохтурова и Палена. Кроме того, в этом лагере 1-я армия получила подкрепление около 10 тыс. человек. По предвоенному плану прусского генерала Пфуля: 1-я армия должна была, опираясь на Дрисский лагерь, сдерживать противника, а 2-я – действовать ему во фланг и в тыл. Но тут стало ясно, что план этот убогий. При реализации этой идеи лагерь становился западнёй для русской армии, она была обречена на блокаду и гибель (капитуляцию). Наполеон имел настолько крупные силы, что легко бы блокировал армию Барклая и одновременно разгромил бы армию Багратиона. Затем 1-я армия была обречена. Это была ловушка.

Государь Александр Павлович прибыл в Дрисский лагерь 26 июня (8 июля). Он собирался выполнить план Пфуля и дать здесь генеральное сражение французам. Однако прусский офицер на русской службе Карл Клаузевиц и Барклай-де-Толли высказали свои сомнения по поводу этого лагеря. Командующий 1-й русской армией получил сведения о численности врага и отказывался давать сражение в таких условиях. Клаузевиц назвал лагерь ловушкой. Также пришло известие, что армия Багратиона не смогла пробиться и уходит к Бобруйску.

1 (13) июля 1812 план Пфуля был отвергнут на военном совете. Барклай решительно выступил против сражения в Дриссе и требовал соединения двух армий. Его поддержал Беннигсен. Ермолов считал, что позиция в Дриссе при наступлении Наполеона бессмысленна, предлагал перейти в контрнаступление и «драться со всей жестокостью». Это позволяло остановить врага и соединиться с Багратионом. Генерал Чернышёв отмечал, что поражение приведёт к кризису государственности. Надо отходить, создавать новую линию обороны, готовить резервы и только затем контратаковать. Аракчеев предлагал покинуть лагерь и дать сражение в другом более удобном месте. Другие военачальники также были против Дрисского лагеря. Александра убедили.

4 (16) июля войска получают приказ выдвигаться к Полоцку. 6 июля армия была в Полоцке. Здесь стало ясно, что противник не пойдёт на столицу. Для защиты петербургского направления был выделен 1-й корпус Витгенштейна. Одновременно принимается решение о созыве ополчения – второй резервной армии, «второй стены» («Народное вооружение» в Отечественной войне). Дунайской армии Чичагова (она прикрывала дунайское направление) направляют приказ идти на соединение с 3-й армией Тормасова. Объединенные силы Тормасова и Чичагова должны были действовать на фланге армии противника.

Таким образом, почти все довоенные планы русского командования оказались нарушенными.

Отход к Витебску


Тем временем Наполеон разработал новый план. Он понял, что русские не дадут себя зажать в Дриссе. Нужно было избежать соединения двух русских армий. Поэтому Мюрат должен было отвлечь противника. Гвардия – 4-й и 6-й корпуса, перебрасывалась на правый берег Двины между Дисной и Полоцком, чтобы закрыть путь Барклаю на Витебск и Смоленск. 1-й армии приходилось либо принять сражение, либо уходить на Псков. Одновременно Даву и Жером должны были активизировать свои действия против Багратиона.

Однако и этот план не был реализован из-за умелых действий русских командиров и медлительности корпусов Великой армии.

9 июля Наполеон получает новость, что русские войска оставили Полоцк и идут на восток, к Витебску. В результате сделанные усилия оказались бесполезными, обходной марш был сорван. Французский полководец приказывает ускоренными маршами идти на Витебск.

7 (19) июля Барклай получает сообщение о выходе противника к Глубокому. Он сразу понимает, что французская армия совершает глубокий обход и принимает решение быстро отходить к Витебску. Перед выступлением русских войск из Полоцка русский император оставляет армию и уезжает в столицу. Поводом для отъезда стал доклад, составленный Аракчеевым, Балашовым и Шишковым о необходимости его присутствия в тылу для организации резервных сил. Однако, уехав из армии, император не назначил главнокомандующего всеми силами. В результате Барклай-де-Толли, Багратион и Тормасов стали самостоятельными командующими.

11 (23) июля армия Барклая вышла к Витебску. Командующий принимает решение остановиться, чтобы дать войскам отдохнуть, пополнить запасы и дождаться прибытия группы Дохтурова. Также была надежда на скорое соединение с Багратионом. 3-й, 4-й и 5-й пехотные и 1-й кавалерийский корпуса переправились на левый берег Двины и расположились на дороге к Бешенковичам. 2-й пехотный и 2-й кавалерийский корпуса остались на правом берегу Двины. Подходившие 6-й пехотный и 3-й кавалерийский корпуса должны были встать на Полоцкой дороге. Получив неверную информацию о занятии войсками Багратиона Могилёва, Барклай направляет в ночь с 12 на 13 июля 2-й армии приказ начать наступательные действия между Березиной и Днепром. Это позволяло остановить движение противника к Орше и Смоленску и ускорить соединение двух армий.

Начало Витебского сражения


12 (24) июля 1812 года французские войска приблизились к Бешенковичам. Наполеон приказывает ускорить выход войск к Витебску, собираясь начать генеральное сражение.

В авангарде Великой армии шли два кавалерийских и один пехотный корпуса – около 25 тыс. солдат при 70 орудиях. В свою очередь, Барклай де Толли, получив данные о появлении неприятеля на левом берегу Двины, приказал командиру 4-го пехотного корпуса Александру Остерману-Толстому выдвигаться к Бешенковичам. Корпус, имевший в составе две пехотные дивизии (11-я и 23-я), был усилен двумя гусарскими полками, одной бригадой драгун и ротой конной артиллерии. Русские силы насчитывали до 14 тыс. человек при 66 орудиях. Наши войска должны были перекрыть дорогу к Витебску и задержать французов до подхода Дохтурова.

В ночь с 12 на 13 (24–25) июля в нескольких километрах от Витебска передовые Лейб-гвардии Гусарский и Нежинский драгунский полки встретили вражеские дозоры из корпуса Нансути, опрокинули их и преследовали до Островно (примерно в 25 км на запад от Витебска). У Островно в бой вступила кавалерийская бригада Пирэ. Она опрокинула русскую конницу и захватила 6 орудий конной батареи. Остерман-Толстой бросил в атаку ещё один гусарский полк, развернул пехоту и отбросил противника к Островне. В это время в Островно прибывает маршал Мюрат с 1-й гусарской дивизией генерала Брюйера и 1-й кирасирской дивизией генерала Сен-Жермена.

Остерман-Толстой занял позиции в 1 км от Островно, развернув корпус в две линии поперёк дороги на Витебск. В первой линии стояла 11-я, а во второй 23-я пехотные дивизии и кавалерия. Крылья упирались в болотистый лес, к тому же правое крыло прикрывала Западная Двина. То есть французы не могли обойти наши войска. Мюрат построил свои дивизии и пошёл в атаку. Из-за узости позиции и отсутствия пехоты французский командующий не мог полностью использовать численное преимущество. Французам пришлось атаковать в лоб.

Русские батальоны на дороге построились в каре и отбивали натиск вражеской кавалерии. Яростный бой шёл весь день. Русская артиллерия простреливала дорогу, нанося большие потери сгрудившейся вдоль неё кавалерии французов. В свою очередь французская артиллерия наносила большой урон нашим передовым частям.

С. Н. Глинка в «Записках о 1812 годе» отмечал:

«Яростно гремела неприятельская артиллерия и вырывала целые ряды храбрых полков русских. Трудно было перевозить наши пушки, заряды расстрелялись, они смолкли. Спрашивают графа: «Что делать?» «Ничего, – отвечает он, – стоять и умирать!»

Русские войска пытались контратаковать через лес, но их атаки отбивались огнём французской артиллерии. Французы потеряли за это день 4 орудия. Не помогла французам и подошедшая 13-я пехотная дивизия Дельзона из корпуса Евгения Богарне. К исходу дня подошли кавалерийские части 1-го кавкорпуса Уварова. Под их прикрытием русская пехота отошла к деревне Какувячина (Куковячино).

«Стоять и умирать»! Битва под Островно

Литогр. по рис. А. Адама. 1830-е гг. Сражение у Островно

26 июля


Бой под Островно задержал продвижение вражеской армии, что позволило сосредоточить все силы 1-й армии. Барклай решил дать у Витебска сражение. Чтобы подготовить позиции и развернуть армию, нужно было задержать противника. На смену 4-му корпусу выдвигается 3-я пехотная дивизия генерала Петра Коновницына (3-й корпус). На рассвете 14 июля произошла смена частей. Корпус Остермана-Толстого теперь образовал арьергард.

Войска дивизии Коновницына заняли позицию за оврагом у деревни Кокувячиной (в 8 км от Островно). Впереди позиции был глубокий овраг, правый фланг прикрывала Двина, а левый – густой болотистый лес. Утром дивизии Нансути и Дельзона пошли в атаку. Основной удар был нанесён по левому крылу. Продвижение французов, несмотря на двойное превосходство в силах, по-прежнему сдерживал огонь русской артиллерии и сложная местность, мешавшая действиям конницы. Также русские на правом крыле сами атаковали и опрокинули противника. Мюрату пришлось самому вести в бой польских улан, пока генералы приводили в порядок потрёпанные части.

Барклай прислал подкрепление – 1-ю гренадерскую дивизию из состава 3-го корпуса. Русские войска возглавил командир 3-го пехотного корпуса Николай Тучков. Около 2 часов дня на место сражения прибыл лично Наполеон и возглавил войска. К 3 часам французы смогли прорвать оборону русских и начали теснить их к деревне Комары. Кроме того, у русских образовался беспорядок в командовании.

Начальник Штаба 1-й армии генерал Ермолов писал:

«Ни храбрость войск, ни самого генерала Коновницына бесстрашие не могли удержать их. Опрокинутые стрелки наши быстро отходили толпами. Генерал Коновницын, негодуя, что команду над войсками принял генерал Тучков, не заботился о восстановлении порядка, последний не внимал важности обстоятельств и потребной деятельности не оказывал. Я сделал им представление о необходимости вывести войска из замешательства и обратить к устройству».

Бой у селения Комары продолжался до 5 часов. Затем русские отошли к деревне Добрейка. Тучков отвёл войска за реку Лучесы (Лучосы), на соединение с армией.

«Стоять и умирать»! Битва под Островно

Карта арьергардных боёв под Витебском в 1812 году

27 июля


В это время 1-я армия заняла позиции за Лучесой, упираясь правым крылом в Западную Двину и закрываясь лесом на левом крыле. Но ранним утром 15 (27) июля в штаб 1-й армии примчался гонец от Багратиона с сообщением, что тот идёт к Смоленску. А пленники сообщили, что против Барклая стоит сам Наполеон со 150-тысячной армией. Вдвое больше, чем у нас. Военный совет принимает решение отходить к Смоленску. Русские войска начинают подготовку к отходу.

Отход армии прикрыл отряд Петра Палена – 7 тыс. солдат при 40 орудиях. Русские заняли позицию в 8 км от Витебска, около Добрейки. Войска располагались в две линии. Наполеон бросил в атаку кавалерию Нансути и дивизию Дельзон – 23 тыс. солдат при 70 орудиях. Сражение продолжалось с раннего утра до 3 часов дня. Затем наши войска отошли за реку Лечесы. Потери русской армии в 3-дневном сражении – около 3,7 тыс. человек, французские – 3,7 тыс. солдат.

Наполеон считал, что упорное сопротивление русских говорит о том, что противник готов к решительному сражению у Витебска и не собирается отступать. Но днем 15 (27) июля и ночью 16 (28) июля русская армия ушла в сторону Смоленска. Арьергард Палена и лес прикрыли отход армии. 22 июля (3 августа) русские армии соединились в Смоленске. Это был крупный стратегический успех русского командования.

Таким образом, Наполеон не смог навязать решительное сражение русской армии на своих условиях и разгромить две русские армии по отдельности. Русская армия сохраняла боеспособность и горела желанием дать решительный бой врагу.

При этом состояние французской армии значительно ухудшилось во время этого марша. Французы даже не могли преследовать армию Барклая. Генерал Беллиард на вопрос императора о состоянии кавалерии ответил просто:

«Еще шесть дней марша, и кавалерия исчезнет».

После военного совета Наполеон решил приостановить дальнейшее наступление в Россию. В Витебске он сказал:

«Здесь я остановлюсь! Здесь я должен осмотреться, дать отдых армии и организовать Польшу. Кампания 1812 года закончена, кампания 1813 года завершит остальное».

«Стоять и умирать»! Битва под Островно

Джордж Доу. Портрет Александра Ивановича Остермана-Толстого. 1825 г. Военная галерея Зимнего дворца

Подписывайтесь на наш канал в Telegram
+1
Нет комментариев. Ваш будет первым!