Первые последствия Тайваня

06:11
/
134
/
Изображение

Здравствуйте, ордынцы.

Каюсь, прошлая статья была написана на эмоциях; она основывалась на том, что Пекин наконец-то перешел от деклараций о стратегическом союзничестве к самому стратегическому союзничеству с Россией — как видим, это не совсем так. Вернее, совсем не так — теперь у товарища Си зреет внутриполитический кризис, связанный с прилетом Пелоси в Тайбэй.

Причина кризиса в разности между тем, что декларировалось Пекином по всем каналам и реальностью. Воины с каменными лицами на военном параде в честь годовщины окончания Второй Мировой, баллистические ракеты, новые танки, корабли и авиация — это как раз декларация. Слова о «не допустим» и жирных красных линиях тоже оказались декларацией — как оказалось, реальность геополитического противостояния разбивает все эти декларации в пыль.

Я с огромным интересом прочитал большинство комментариев под прошлой статьей — часть камрадов утверждает, что это только начало и китайцы обязательно ответят, только в экономической плоскости. Дескать, у них такой исторический опыт, который позволяет планировать на сотни лет вперед — только вот нынешняя политическая реальность требует срочных мер, а не очередного сидения на берегу Тайваньского пролива в ожидании, когда мимо начнут плыть трупы американских авианосцев.

Попробую объяснить логику событий. Когда часть твоей территории кто-то пытается сделать «независимой страной» под своим чутким руководством, это должно приводить к немедленным последствиям для противника и супостата в лице Вашингтона. В противном случае можно остаться на куске земли, который не будет интересен уже никому — и это в случае, если еще позволят остаться. Тайвань — лишь частный случай в ряду других в рамках единой стратегии Запада — если у американцев получится с ним, то потом получится с Синьцзяном, Тибетом и еще целым рядом провинций Большого Китая.

Грубо говоря, в таких случаях по рукам нужно бить сразу. Особенно, если до этого сам Пекин на весь мир рассказывал, какая мощная и современная у него армия — и у китайцев было время изучить логику англосаксов на примере России. Все ведь помнят «независимую Ичкерию»? А попытки создать независимую Башкирию, независимый Татарстан и независимую Уральскую республику мы еще помним? Вот это и есть алгоритм поедания отдельно взятой страны по кускам — и нам еще очень повезло, что в то время коллективный Запад на волне «само развалится» не довел дело до логического конца.

Первые экономические последствия для Тайваня уже наступили. Так себе последствия, честно говоря — китайцы запретили экспорт песка для производства кварца и импорт цитрусовых и ряда морепродуктов. Ничего критически важного, что невозможно преодолеть — злые языки в Пекине утверждают, что песка, что насыпался с американской бабки, должно хватить острову на какое-то время.

Куда более интересные события развернулись вчера на американских фондовых площадках. На ожиданиях военного ответа китайцев они слегка просели на 0,7%, но вот акции «Боинга» нырнули вниз сразу на 4,3% — и тому есть очень веская причина.

Дело в том, что рынок внутренних и внешних китайских авиаперевозок почти безграничен. По некоторым подсчетам, к 2050 году Китаю может понадобиться не менее девяти тысяч новых самолетов; примерно половину из них готовился произвести «Боинг», у которого в последнее время были трудности с сертификацией моделей 737 МАХ и нового поколения 787 — и китайский рынок стал бы спасательным кругом для этой компании.

После визита Пелоси на Тайвань шансы «Боинга» на освоение китайского рынка моментально просели — при этом второй по значимости освоения российский рынок для американцев закрыт, скорее всего, на несколько десятилетий. Напомню, что на пике пандемии правительство США пошло на беспрецедентный шаг, выделив компании 80 млрд долларов в качестве спасательного круга — это был не кредит, а субсидирование падающего в пропасть производителя — и Пелоси своим прилетом рискнула сразу четвертью нынешних продаж реактивных лайнеров компании «Боинг».

«Боинг» лишь один из примеров зависимости большинства американских производителей от китайцев. Практически все автоконцерны США имеют в Поднебесной свои заводы, в том числе и «Тесла» Илона Маска — мало того, все они рассматривают Китай в качестве самого перспективного рынка для продаж своей продукции. Понятно, что Пекин намерен со временем заместить американских производителей своими, но на данный момент места на рынке хватает для всех — правда, в случае обострения стратегия Пекина в отношении американских компаний может быстро поменяться.

Здесь дело не только в американских заводах — контролируя около 85% мирового рынка редкоземельных элементов, китайцы способны создать кучу проблем для всего реального сектора экономики США. Правда, между словами «способны» и «создадут» целая пропасть — и тут у нас есть шанс наглядно увидеть, осталась ли у Пекина политическая воля.

Тем временем в самих Соединенных пока Штатах далеко не все разделяют восторги Белого дома по поводу полета Пелоси на Тайвань:

Вопрос о том, следует ли спикеру Палаты представителей Нэнси Пелоси посещать Тайвань, сейчас является спорным. Но, тем не менее, важно, что визит никогда не достигнет ничего позитивного, по крайней мере, ничего, что стоило бы риска.

Как отметил ученый Шелли Риггер, один из ведущих американских экспертов и сторонников Тайваня: “Я умоляю кого-нибудь объяснить мне, как поездка Нэнси Пелоси на Тайвань прямо сейчас делает Тайвань безопаснее. Мы обязаны перед нашим партнером рассмотреть вопрос о том, улучшится или ухудшится его безопасность в результате предпринимаемых нами действий ”.

Тем не менее, кажется очевидным, что решение Пелоси посетить страну было продиктовано в первую очередь внутренней политикой, как и очевидное нежелание президента Байдена отговорить Пелоси от поездки. Если и рассматривались какие-либо потенциальные стратегические последствия, то они, по-видимому, были перевешены политическими соображениями.

В том и беда нынешней власти в Вашингтоне, что внутренняя политика берет верх над национальными интересами — в итоге страна начинает больше терять, нежели приобретать.

Бабка с Тайваня улетела, а последствия еще даже не наступили — и тем, кто считает, что это был сугубо частный визит, следует знать вот что:

Многие специалисты по изучению основополагающих документов политики “одного Китая” — трех совместных коммюнике США и Китая, Закона об отношениях с Тайванем и шести заверений Вашингтона Тайбэю — доказали (особенно на прошлой неделе), что визит Пелоси “никоим образом не противоречит” этим документам и подтверждают отказ Вашингтона от поддержки независимости Тайваня или “изменения статус-кво” в Тайваньском проливе.

Но этот случай, честно говоря, просто неубедителен и не заслуживает доверия. Отчасти это связано с тем, что Тайвань уже претендует на независимость, а отчасти с тем, что Пекин, Вашингтон и Тайбэй по-разному понимают “статус-кво”. Отчасти это также связано с тем, что политика США по взаимодействию с Тайванем менялась постепенно и в одностороннем порядке за последние тридцать лет.

Наконец, Пелоси путешествует на военном самолете США, и ее собственный офис сегодня опубликовал заявление, в котором ее визит назван “официальным”.

Еще один важный фактор, который не был учтен Вашингтоном и который обязательно будет влиять на взаимоотношения между странами в ближайшем будущем:

Вашингтон, похоже, недооценил или отклонил возможность жесткой реакции Китая на визит Пелоси, рассчитав, что Пекин не примет на себя риски перерастания его в кризис, включая потенциальные внутриполитические риски для Си Цзиньпина накануне предстоящего 20-го съезда Коммунистической партии Китая, где он стремится получить “переизбрание ” на беспрецедентный третий срок — или не посмел бы бросить вызов и спровоцировать Соединенные Штаты и, таким образом, принял бы аргумент о том, что визит Пелоси был символическим и соответствовал политике “одного Китая”.

Если так, то Вашингтон просчитался по всем трем пунктам. Пекин видит необходимость и, очевидно, готов принять риски демонстрации своих красных линий. Си явно считает, что его внутренний авторитет требует от него решительного отпора, а не уступок и отступления. И визит Пелоси, очевидно, побудил Пекин провести черту.

Для России же геополитические последствия этого визита наступили сразу, еще вчера. Большинству стран, размышляющих о переходе под наши или западные знамена, стало очевидно, что в силовом смысле они могут полагаться только на русских — это не только греет наше национальное самосознание, но и создает новые условия для России в самых разных регионах мира. Во всяком случае, название музыкального оркестра имени товарища Вагнера сейчас известно всей планете, а вот названия подобных коллективов любителей музыки из Поднебесной остаются (и останутся) неизвестными восторженной и благодарной публике.

Повторюсь — невозможно просто декларировать себя супердержавой. Переход в этот статус требует демонстрации реальной силы, а не ярких рекламных роликов про непобедимую китайскую армию. У Пекина вчера был шанс для проекции силы в своем законном ареале обитания — вместо этого мир услышал кучу озабоченностей, решительных протестов и прочих трескучих слов. Мир увидел сегодня масштабные китайские военные учения вокруг Тайваня, которые никак не помешали взлету борта ВВС США из Тайбэя — и мир осознает, что дальше учений китайцы в ближайшее время вряд ли пойдут.

Есть аргумент, выдвинутый обозревателем Washington Post Джошем Роджином: “Если Китай предпримет что-то агрессивное, когда делегация Пелоси посетит Тайвань, то это Китай начнет кризис, а не Соединенные Штаты. Китайское правительство должно сделать глубокий вдох и расслабиться”. Добавлю — оно должно не просто расслабиться, а еще и получать удовольствие, по мнению американцев.

Еще раз: это намеренное унижение большой страны, возомнившей себя сверхдержавой. Это тоже проекция силы со стороны американцев — и реагировать на нее нужно в тот день, когда она произошла, а не через несколько дней, недель, месяцев или лет. Или даже десятилетий. Реальная политика происходит здесь и сейчас — и последствия от нее наступают тоже здесь и сейчас. То, что будет происходить дальше, в геополитике значения уже не имеет — сумев продавить китайцев сегодня, Запад повторит это в любой удобный для себя момент, просто потому, что Запад в своем праве и во вторник он это право наглядно доказал.

Это оставляет Россию в стратегическом одиночестве, даже если Китай прямо завтра начнет помогать нам всеми возможными способами, от поставок микрочипов и беспилотников до экономического воздействия на Украину и Евросоюз. Это ничего не меняет, а только добавляет еще одну огромную страну, которой может потребоваться наше умение решать проблемы не очень мягкой силой.

Но это же решает и многие застарелые страхи Кремля, культивируемые сторонниками Запада уже многие десятилетия — после Тайваня становится понятно, что на никакой «Китай до Урала» наш восточный сосед просто не способен. Ни по военным, ни по морально-волевым качествам.

Впрочем, у нас тут впереди еще целая зима, которая может обрушить коллективный Запад на дно цивилизации. Уповать только на это глупо, но не принимать во внимание такую вероятность тоже нельзя — возможно, будущей весной мы будем обсуждать новости, которые сегодня могут выглядеть слишком фантастическими.

Ну так мы сегодня и живем в очень фантастическое время. Глядишь, через годик полностью прокитайская Мьянма вдруг может стать полностью пророссийской — про Алжир три месяца назад тоже никто не верил, а теперь он всерьез собрался в БРИКС, под крыло сильной России, давайте уж говорить честно.

Мьянма — это почти Таиланд. Во всяком случае, пляжи там не хуже, наши туристы быстро оценят.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram
+4
Нет комментариев. Ваш будет первым!