Душегубы и холерники — почему на Руси не любили докторов

Хорошо известен низкий уровень доверия наших соотечественников к представителям официальной медицины. Благодаря этому знахари, экстрасенсы и травники не остаются без работы даже в XXI веке. Отношение россиян к врачам было предвзятым всегда и особенно не любили эскулапов в народе.

Изображение

Русский писатель Викентий Вересаев в начале XX века писал в своих записках врача о том, что его огорчает отношение простого народа к врачам. О медиках распространяют нелепые слухи, им выдвигают нелепые обвинения и, очень часто, предъявляют абсурдные требования.

Изображение

Земская больница

Стало ли это проявляться только в начале прошлого столетия? Разумеется, нет — истоки такого отношения к представителям благородной профессии уходят корнями в давние времена. Народ Российской империи всегда славился своим враждебным отношением к профессиональной медицине.

Боязнь и подозрительность в лучшем случае и неприкрытая агрессия в худшем — ко всему этому стоило быть готовым врачу, выезжающему практиковать на периферию. Историки считают, что основная причина этого — малое количество специалистов в стране. В городах врачей катастрофически не хватало, а в деревнях их не было вовсе.

В качестве примера можно привести Самарскую губернию, где до Земской реформы 1864 года на полтора миллиона сельских жителей приходилось два врача, проживавших и работающих непосредственно в деревнях. Реформа здравоохранения не изменила кардинально ситуацию с медицинским обслуживанием и докторов по прежнему не хватало.

Изображение

Наибольшее количество больниц располагалось в губернских центрах и до крестьян доходили лишь слухи о том, что в них происходит. Как правило, слухи эти были нелепыми, а иногда откровенно чудовищными. Уездные больницы, убогие и переполненные городской беднотой, оказывали на сельских жителей гнетущее впечатление, что только усиливало негативное отношение к медицине.

Для многих деревенских жителей больница ассоциировалась с болезнью и смертью, а ее персонал автоматически превращался в сборище душегубов, отравителей и шарлатанов. Другое дело живущая поблизости бабушка-знахарка, знакомая с младых ногтей, понятная и предсказуемая.

«Холерники» и их жертвы

Враждебное отношение к докторам достигало своего апофеоза в периоды вспышек инфекционных заболеваний, которые в России XVIII–XIX столетий были совсем не редкостью. Особенно четко это проявилось в 1829 году во время первой в империи масштабной вспышки холеры.

Изображение

Смертельный недуг и доктор в представлении простого народа были неразлучны — никто не строил причинно-следственные связи, которые могли бы объяснить, что появилось в деревне раньше. Профилактические или санитарные мероприятия воспринимались как вредные и опасные для простых людей действия.

Обработка сулемой и карболовой кислотой, посыпание известью и другие манипуляции с опасными веществами не связывали с благими намерениями и воспринимали лишь как попытку отравить деревню. Бывали случаи, когда сами дезинфекторы давали повод к страху или ненависти. Известны ситуации, когда при санитарной обработке опрыскивали вонючими веществами съестные припасы и личные вещи крестьян без особой на то нужды или специально запугивали людей.

Изображение

Но самым страшным было то, что иногда доктора увозили кого-то из жителей для лечения или на карантин в больницу. Так как это заведение считалось чем-то вроде покойницкой, то с отбывающими туда прощались как положено — бабы голосили, а мужики жалели бедолаг и проклинали мучителей.

Из-за того, что медики появлялись в исключительно серьезных случаях, а чаще всего во время холеры, большинство людей было убеждено, что именно они ее и распространяют. Из-за этого за врачами закрепилось неприятное и обидное прозвище «холерники» и слава душегубов.

Гибель доктора Молчанова

Чаще всего негативное отношение к медицине выражалось в ропоте и неподчинении, но бывали и особые ситуации, когда все заканчивалось трагедией. Холерные беспорядки, прокатившиеся в 1892–1893 годах от Астрахани до Саратова, привели к человеческим жертвам и страдали чаще всего врачи и медсестры.

Самые дикие события произошли в городе Хвалынске, где озверевшая толпа растерзала молодого врача Александра Молчанова. Это событие поразило россиян и получило такой резонанс, что о расследовании этого убийства докладывали лично императору.

Изображение

Доктор А.М. Молчанов

Молчанов по неопытности допустил серьезную ошибку, проигнорировав необходимость разъяснительной работы среди населения. Доктор не рассказал горожанам, зачем были построены холерные бараки и что означают манипуляции, связанные с дезинфекцией. Ситуация усугубилась доносившимися отовсюду слухами, что врачи заражают людей холерой и заранее готовят гробы и могилы для своих жертв.

Чашу народного терпения переполнил рассказ местного пастуха. Он поведал о том, что доктор Молчанов за городом опускал таинственные мешочки в родники и колодцы, а коровы, попив из них, околевали. Хвалынчане отправились искать Молчанова и, встретив его на улице, учинили расправу.

Изображение

Врача били кулаками, ногами, палками и камнями. Увидев, что доктор не дышит, толпа долго глумилась над телом и после не давала забрать труп с улицы. На следующий день изверги вернулись и снова начали издеваться над трупом. Лишь через два дня, после прибытия в город войск, останки удалось отобрать у озверевшей толпы.

Четырех организаторов расправы военно-окружной суд приговорил к смертной казни и их повесили. Еще 60 человек, участвовавших в убийстве, были приговорены к каторжным работам на длительные сроки. Этот случай навсегда останется в истории российской медицины как пример варварского невежества и необузданной жестокости по отношению к представителям самой мирной профессии.

Холерные бунты в Петербурге

Летом 1831 года в Санкт-Петербург пришла беда. Менее чем за две недели в городе заболели холерой три тысячи человек. Специалисты начали выяснять источник инфекции и определили, что первые заболевшие были постоянными покупателями «обжорных рядов» Сенного рынка.

Изображение

Вид Сенной площади. Фердинанд-Виктор Перро, 1841 год

Городские власти решили прикрыть опасную торговлю, но встретили яростное сопротивление горожан. Торговцы разнесли слух, что никакой эпидемии нет и в помине, а людей забирают в больницу, чтобы там втихую убивать. Собравшаяся на Сенной площади разъяренная толпа бросилась к главной холерной больнице и за несколько минут полностью ее разгромила.

Были убиты несколько врачей, а медсестры и больничная прислуга жестоко избиты. «Спасенных» больных вместе с кроватями с триумфом вынесли из палат, что привело к массовому заражению участников погрома. Чтобы удержать толпу от дальнейших акций к Сенной площади стянули войска, которым пришлось там ночевать.

Наутро к бунтовщикам приехал сам император Николай I и произнес речь перед толпой, в которой по самым скромным подсчетам было около 5 тысяч человек. Этот случай очевидцы описывают по-разному. Одни утверждают, что государь был спокоен и взывал к совести бунтовщиков, а другие, что монарх приложил народ отборной бранью.

Изображение

В конце выступления царь лично выпил склянку лекарства от холеры, чтобы показать, что ничего страшного в этом нет. Поверив царю, бунтовщики присмирели и разошлись, а случай этот вошел в историю. Барельеф, изображающий выступление Николая I на Сенной площади, можно увидеть на постаменте памятника императору, установленном в Петербурге.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram
+1
Нет комментариев. Ваш будет первым!